Рус
Eng

Режиссер Хван Дон-хёк: «Мы все живем в мире игры в кальмара»

Режиссер Хван Дон-хёк: «Мы все живем в мире игры в кальмара»
Режиссер Хван Дон-хёк: «Мы все живем в мире игры в кальмара»
26 октября 2021, 11:50КультураФото: инстаграм Хван Дон-хёка
Сценарист и постановщик самого популярного телевизионного сериала последнего времени рассказал The Guardian о том, как глобальный экономический кризис и личные проблемы натолкнули его на мысль о сериале, и намекнул на съемки второго сезона.

Завязка антиутопии «Игра в кальмара» заключается в том, что таинственная организация предлагает 456 мужчинам и женщинам, принадлежащим разным слоям общества, но при этом одинаково погрязшим в долгах, сыграть в игру. Тот, кто победит, вернется домой с 4,6 млрд вон (2 млрд 750 млн рублей по курсу). Кто проиграет, получит пулю в голову.

50-летний южнокорейский сценарист и режиссер Хван Дон-хёк, который придумал идею, написал сценарий и снял сериал от начала до конца, говорит, что ему эта работа миллиардов не принесла, хотя шоу стало беспрецедентно популярным во всем мире. «У меня достаточно денег, чтобы был что поставить на стол. Но Netflix не платил мне никаких бонусов. Все было в соответствии с первоначальным контрактом». При этом работа над сериалом, признается режиссер, стоила ему стресса, от которого он потерял шесть зубов: «Это было физически, умственно и эмоционально выматывающе. У меня постоянно появлялись новые идеи, и я переписывал сценарий прямо во время съемок, так что объем работы увеличился».

Фото:инстаграм Хван Дон-хёка

Идея возникла у Хвана в 2009 году, после того как глобальный финансовый кризис сказался на его собственной жизни: «Я был очень стеснен в средствах. Тогда я работал над одним фильмом, но финансирования получить не удалось, так что я около года сидел без дела. Нам пришлось брать кредиты – моей матери, мне и моей бабушке». В то время Хван утешался комиксами: «Я читал «Королевскую битву» и другие комиксы об играх на выживание и как никто понимал героев, которые отчаянно нуждались в деньгах и успехе. Это был самый тяжелый момент в моей жизни. Мне подумалось: если бы в реальности существовала такая игра на выживание, присоединился бы я к ней, чтобы заработать деньги для своей семьи? Так я начал писать сценарий».

Хван говорит, что жестокость игры в кальмара отражает реальность, в которой людями приходится бороться за жизнь в очень неравных обстоятельствах: «Я действительно верю, что общий мировой экономический порядок несправедлив, и 90% людей думают так же. Например, во время пандемии более бедные страны не могут вакцинировать людей, они заражаются и умирают. Поэтому я попытался донести мысль о современном капитализме. Она довольно проста».

Хван признается, что не слишком насмотрен в сериалах: «Есть только два, которые я досмотрел до конца, – «Во все тяжкие» и «Охотник за разумом». Мне говорили, что хороши «Бриджертоны», поэтому я попытался посмотреть первый эпизод, но сдался на середине. На самом деле я не увлекаюсь телевизионными романтическими историями. С тех пор, как у меня самого были отношения, прошло шесть или семь лет, поэтому мне это довольно сложно».

Фото:инстаграм Хван Дон-хёка

Секс в сериале есть, но снят он довольно мрачно. «Это иной вид любви – в ситуации отчаяния. Женщина полагается на самого сильного мужчину в группе. Она должна найти что-то, на что можно положиться. Она верит, что это любовь. Слишком грустно было бы продавать секс только для того, чтобы выжить. Поэтому она верит, что ее эмоция – любовь, но не романтическая любовь, как в «Бриджертонах».

Один из участников игры – северокорейский перебежчик. «Сейчас они представляют собой самое крупное меньшинство в Южной Корее, – говорит Хван. – И их будет становиться только больше. Обмен между двумя Кореями будет расширяться. В какой-то момент мы достигнем воссоединения. Я надеюсь на это». Однако сериал вовсе не портрет одной только Южной Кореи: «Мы все живем в мире игр в кальмара».

Финал шоу понравился не всем. Но у него есть свой плюс – он прекрасно подходит для продолжения, хотя пока никаких анонсов не было. «Конечно, есть разговоры. Это неизбежно, потому что случился такой успех. Я обдумываю это, и кое-что у меня уже сложилось, но я не хотел бы заниматься этим прямо сейчас. У меня есть другая идея, по которой мне очень хочется сделать фильм. Собираюсь поговорить об этом с Netflix».

Сам режиссер не хочет становиться участником «Игры в кальмара». Поэтому он ведет переговоры с Netflix, пытаясь добиться показа трех фильмов, которые он снял за последнее десятилетие. Но и от съемок продолжения отказываться не собирается: «Вполне возможно, что мне придется пройти второй сезон, чтобы стать таким же богатым, как победитель игры».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter