Рус
Eng
Продюсер и режиссер Борис Беленький

Продюсер и режиссер Борис Беленький

26 июня 2014, 00:00
Культура
ЕЛЕНА МИЛИЕНКО
Борис Беленький, создатель первой театральной премии «Хрустальная Турандот», известен также общественной и благотворительной деятельностью. Три года назад он организовал «Хрустальные балы «Хрустальной Турандот» в честь лауреатов премии. В прошлом году – благотворительный проект «Спасающий спасется» в помощь нуждающимся

– Борис Петрович, год назад мы с вами говорили о вашем новом благотворительном проекте «Спасающий спасется», который проводится при поддержке газеты «Новые Известия» и журнала «Театрал». Успешно ли этот проект развивается?

– Как я и ожидал, проект развивается замечательно. Он создан, чтобы помочь актерам провинциальных театров, которые оказались за бортом нормального существования абсолютно не по своей вине. Просто так устроена, к сожалению, сегодняшняя жизнь российского капитализма, что артисты, работающие в провинциальных театрах, с трудом сводят концы с концами от зарплаты до зарплаты. И когда приходит пенсия, а с пенсией и болячки, эти болячки лечить не на что. И мне показалось правильным, чтобы им помогли их столичные коллеги. Потому что, когда человек добился многого, для него очень важно вспомнить о тех, кто по тем или иным причинам не может так о себе сказать. И московские артисты – звезды первого порядка, а это актеры, балерины и певцы Большого театра, ведущие музыканты – все не только откликаются на призыв помочь коллегам из провинциальных театров, но и делают это с огромной радостью, что лично у меня вызывает невероятное уважение к ним.

– Насколько мне известно, лечение ваших пациентов осуществляет израильская медицинская компания.

– Да, это клиника с прекрасными специалистами, которые очень добросовестно и профессионально работают. Без преувеличения могу сказать, что они просто творят чудеса. Не так давно они помогли студенту Щукинского театрального института Асиру Шогенову, который сломал позвоночник. Причем сначала парень чувствовал себя более-менее сносно, но с каждым днем ему становилось все хуже и хуже, и он уже не мог передвигаться без палочки. Потребовалось срочное лечение, и тогда к нам за помощью обратился ректор института Евгений Владимирович Князев. Чтобы собрать необходимую сумму, мы организовали вечер в Театре Вахтангова. Асир сидел в «ульяновской» ложе, а на сцене в честь него, 19-летнего паренька, выступали звезды мировой величины – Светлана Захарова, Вадим Репин, Владимир Маторин, Юлия Рутберг. В тот вечер мы собрали достаточно средств и на лечение студента, и для оказания помощи еще одному замечательному человеку – актеру Театра Маяковского Ефиму Исааковичу Байковскому. Он остался очень доволен обследованием, проведенным в Израиле, и разместил на нашем сайте видеообращение с благодарностью нам и сотрудникам израильского медицинского центра за оказанную помощь.

– На сайте у вас опубликовано трогательное письмо от Алины Ильиных – девочки, которой вы помогли.

– Это был первый вечер нашего проекта. Алина – внучка артиста и директора Тобольского театра Николая Лаптева. У нее проблемы с позвоночником, и с нашей помощью ее обследовали и провели курс лечения в израильском медицинском центре.

– Наверное, читая такие письма, видя глаза и улыбку людей, которым помог, понимаешь, что жизнь прожита не зря.

– Абсолютная правда. Поэтому мы с радостью готовы продолжать этот проект. Тем более что, к сожалению, нуждающихся у нас в стране очень-очень много. У нас уже есть планы на октябрь – проведем благотворительный вечер для солистки Московского театра оперетты, у нее возникли такие проблемы, с которыми наши доктора не могут никак разобраться. Проведем вечер в ее честь, а на очереди уже помощь артистам Большого театра и театра Станиславского и Немировича-Данченко.

– Вы проводите «Хрустальный бал» в Театре Вахтангова, потому что это родина принцессы Турандот?

– Да, благодаря Евгению Багратионовичу Вахтангову здесь в 1922 году родилась принцесса Турандот, и вполне логично балы в ее честь проводить именно в этом театре. Признаюсь, я очень люблю Театр Вахтангова, и мы дружим с Римасом Туминасом. Когда я рассказал ему о «Хрустальных балах», он попросил проводить их только в Театре Вахтангова. Для него это очень важно. А проект «Спасающий спасется» он полюбил, потому что это яркий акт гуманизма.

– Все вопросы, связанные с «Хрустальной Турандот», вы решаете коллегиально. Но с момента основания премии многие члены коллегии, к сожалению, ушли из жизни. С кем сейчас, кроме Андрея Макаревича, вы определяете лауреатов?

– К нам подтянулись Дмитрий Бертман, Валерий Яков, Николай Сванидзе – очень достойные люди, вкусу которых можно доверять. И, что очень важно, не служат в драматическом театре, а потому неподвластны звонку из СТД с просьбой за кого-то похлопотать. У нас всё по-честному. Поэтому премия и живет 23 года. У «Турандот» свой пьедестал, и все говорят о ее хорошем вкусе и непредвзятости. Только так она и может выжить. Признаюсь, время от времени нам предлагают очень приличные, мягко говоря, премиальные за лоббирование той или иной кандидатуры. Но для нас это абсолютно невозможно. Мы не берем денег не только потому, что мы законопослушные граждане, а еще и потому, что мы точно знаем: если один раз себе это позволить, то через год премия уже не будет существовать.

– Новые номинации у премии появляются?

– В этом году их, как и прежде, семь. Могу назвать лауреата в номинации «За честь и достоинство» – это Юрий Петрович Любимов. Надеюсь, что вручать награду ему будут Римас Туминас и Валентин Гафт, он написал по этому случаю стихи. А все остальное узнаете на церемонии, которую мы будем проводить в Театре Вахтангова. Почему именно в этом театре? Во-первых, как я уже говорил, это родина Турандот. Во-вторых, это Арбат, и гостям удобно сюда добираться. А в-третьих, Театр Вахтангова – это яркий проект, в нем все живет. Благодаря ему понимаешь, что сегодня московский театр находится в хорошей форме.

– Но не только Театр Вахтангова сегодня жив, есть и другие интересные проекты.

– Для омоложения театра очень важна свежая кровь. А она сегодня приходит из «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова, из Театра Пушкина, где у Писарева, на мой взгляд, тоже все очень достойно. Некоторые критики ворчат и говорят, что так нельзя ставить. Но когда ставил Мейерхольд, это тоже было спорно, мягко говоря. Эксперименты нужны. Просто для таких революционных спектаклей нужно очень правильно выбирать драматургию. Я имею в виду, что не нужно экспериментировать на чеховских «Трех сестрах», условно говоря. А вот на Гоголе, оказывается, можно, потому что он очень подвижный, очень современный, очень гибкий и открытый к таким вот трансформациям, такому прочтению.

– Может, для экспериментов стоит брать современных авторов и не трогать классиков?

– Конечно, это выход. А еще лучше просить авторов написать пьесу специально для какого-то театра или режиссера. Театру всегда нужны новые формы, какие-то новации, и тогда он будет двигаться шаг за шагом вперед. Самое главное – не допускать эксперименты с балаганом. Потому что когда говорят, что балаган – это современный театр, я хочу уточнить: балаган был раньше театра Шекспира. Сначала был балаган на рыночных площадях, а потом уже люди стали переходить в зал и делать стационарный театр. Поэтому надо быть очень осторожным и не путать эксперимент с балаганом.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter