Рус
Eng
Сборный груз

Сборный груз

26 июня 2013, 00:00
Культура
ЕЛЕНА РЫЖОВА, КАТЕРИНА СЕРЕБРЕННИКОВА
В минувшую пятницу российские депутаты окончательно приняли вызвавший много споров «антипиратский» закон. Его принятие подтвердило, что все прежние попытки борьбы с распространителями контрафактной продукции были не эффективны. Не дала результатов и деятельность Российского союза правообладателей, созданного по инициат

В нашей стране борьба с похитителями интеллектуальной собственности ведется уже давно, но очевидных результатов до сих пор нет. По-своему решить эту проблему попытался мэтр отечественного кинематографа Никита Михалков, создавший Российский союз правообладателей (РСП). Право взимать 1-процентный налог с импортеров и производителей чистых носителей и мультимедийной техники РСП получил в 2010 году. Как неоднократно рассказывали «Новые Известия», к деятельности этой организации чуть ли не с первого дня ее существования было много вопросов как непосредственно у самих правообладателей, так и у обычных пользователей мультимедийной техники, которые и не помышляли нарушать ничьи авторские права. Больше всего нареканий вызывал принцип распределения полученных средств среди правообладателей, а также сам факт того, что нужно платить «налог на болванки», как окрестили в народе инициированный Михалковым сбор. Дескать, почему мы, покупая, например, лицензионный альбом какого-нибудь исполнителя, должны платить еще и за то, чтобы слушать его на проигрывателе? Или с какой стати нас обязывают платить за флешку, на которую мы хотим записать всего-навсего семейные фотографии?..

Все собранные средства РСП должен распределять среди авторов музыки и создателей фильмов, поскольку именно их произведения чаще всего используются незаконно – выкладываются в Интернет, тиражируются пиратскими копиями, проигрываются на дискотеках, в клубах и ресторанах. Фактически налог вводился для того, чтобы частично компенсировать убытки тех, кто страдает от пиратов. Однако получилось так, что, по сути, начала действовать презумпция виновности: к пирату на всякий случай приравняли любого человека, купившего, например, чистый диск или телефон. При этом повлиять на настоящих распространителей нелегального контента создателям РСП не удалось.

«Мне вообще непонятно, зачем существует РСП, ведь, насколько мне известно, аналогов за рубежом у него нет, – сказал «НИ» музыкальный критик Артемий Троицкий. – И нормальный «антипиратский» закон – хороший повод прекратить отчисления михалковской организации». Напомним, что в минувшую пятницу сразу во втором и третьем чтениях был принят закон, направленный на защиту интеллектуальной собственности в Интернете. С 1 августа, когда документ вступит в силу, будут блокироваться сайты, незаконно разместившие кинопродукцию (контрафактными музыкой и книгами законодатели планируют заняться осенью). Правда, назвать этот «антипиратский» закон приемлемым эксперты тоже пока не могут. Тем не менее предполагается, что авторы теперь смогут вздохнуть свободнее: отныне защитой их прав будут заниматься надзорные органы.

Однако, как пояснили «НИ» в Российском союзе правообладателей, деятельность организации не связана с управлением исключительными правами на аудиовизуальные произведения (АВП) (право на доведение АВП до всеобщего сведения) в Интернете, «в связи с чем указанный законопроект не затрагивает сферу деятельности РСП». При этом в союзе подчеркнули, что «РСП не компенсирует правообладателям убытки, причиняемые пиратами, а собирает и выплачивает вознаграждение правообладателям за правомерные действия граждан, которые в силу закона могут копировать АВП и фонограммы в личных целях без согласия правообладателей».

Согласно опросу «Левада-Центра», большинство наших соотечественников предпочитают скачивать музыку и фильмы из Интернета «пиратским» способом. 19% респондентов знакомятся с новинками кино посредством скачивания их из Сети, при этом только 2% из них за это платят. Бесплатно качают музыку 27% опрошенных, а за деньги – 4%. Что касается реакции на возможное введение административной ответственности за нелегальное скачивание, то 41% респондентов поддерживают эту меру, а 33% – против.

Степан Брачев, юрист по интеллектуальным правам, сказал корреспонденту «Новых Известий», что РСП очень слабо влияет на защиту авторских прав, хотя имеет такую возможность: являясь организацией по коллективному управлению авторскими правами, они не только управляют правами неопределенного круга авторов, но и должны их защищать в соответствии с Гражданским кодексом. «Дело в том, что, являясь организацией по коллективному управлению авторскими правами, им не нужно иметь какие-то дополнительные доверенности от правообладателей, – отметил г-н Брачев. – Необязательно, чтобы каждый конкретный автор обращался к нарушителю. Это может делать организация по коллективному управлению авторскими правами, а выигранные деньги распределить непосредственно между авторами». По его словам, если смотреть по судебной практике, организации по коллективному управлению авторскими правами, такие, как РАО, ВОИС и РСП, крайне редко защищают права своих членов, «они больше занимаются всякими сборами».

В 2010 году РСП удалось выручить 38 млн. рублей, но эти деньги между правообладателями не распределялись. В 2011 году организация заработала уже свыше 683 млн. рублей, а в 2012 году, по некоторым данным, сбор превысил 1 млрд. рублей. По закону отчет о своей деятельности организация обязана предоставлять в надзорный орган, коим является Министерство культуры. Затем он должен быть опубликован в общероссийском СМИ.

На покрытие собственных расходов РСП согласно своему уставу удерживает до 15% от суммы собранного вознаграждения. По некоторым данным, в 2010 году Союз потратил на свои нужды 5 млн. рублей, а в следующем году – уже 102 млн. Среди статей расходов – разработка программного обеспечения, проведение аналитических исследований, судебные издержки, содержание штата, аренда помещения и прочее. Кроме того, до 20% от суммы собранного вознаграждения может идти в созданные организацией специальные фонды по поддержке проектов в сфере культуры и искусства. В прошлом году на это было потрачено около 113 млн. рублей (из 638 млн. заработанных правообладателями). Однако реально проследить движение собранных и распределенных РСП средств практически невозможно, поскольку в отчетах организации детализации данных не содержится.

Режиссер Вадим Абдрашитов, который, кстати, числится в реестре РСП и может рассчитывать на полагающиеся ему отчисления, тем не менее ни копейки до сих пор не получил. И, по его мнению, после принятия «антипиратского» закона «налог на болванки» не имеет смысла: «Ввели этот сбор, но пиратства меньше не стало. Он не работает в той форме, в которой существует. Конечно, должна быть какая-то система и отчислений, и защиты авторских прав, но эта форма, мягко говоря, не очень правильная».

А вот музыкальный продюсер Иосиф Пригожин, супруга которого, певица Валерия, исправно получает от РСП отчисления, напротив, считает, что принятый «антипиратский» закон будет отличным подспорьем в деятельности михалковской организации. «РСП – это централизованное агентство по сбору средств для всех исполнителей, – заверяет «НИ» г-н Пригожин. – Не будет же исполнитель сам бегать и по каждому сайту отслеживать. И, соответственно, «антипиратский» закон и РСП должны работать вместе, без них мы – никуда». «Тем более после принятия закона у РСП как раз должен увеличится поток, который раньше шел мимо, а теперь пойдет непосредственно через него», – надеется продюсер.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter