Рус
Eng

Владимир Масалов: "... И злато променял на седину"

Владимир Масалов: "... И злато променял на седину"
26 января 2019, 10:36Культура
И духовно, и тематически, и лексически Владимир Масалов является прямым наследником блестящей плеяды поэтов-дипломатов 19-го века, по сути создавших русскую поэзию.

Сергей Алиханов

Владимир Масалов родился в деревне Неверово, Рязанской области в 1940 году.После окончания Горнопромышленной школы, работал проходчиком на строительстве Московского метро.В молодости занимался борьбой - мастер спорта по самбо и дзюдо. Окончил ГЦОЛИФК и Институт иностранных языков им. Мориса Тореза.

Более 30-ти лет Владимир Масалов был Генеральным консулом России в Швеции, работал в Бирме, Бангладеш, Уганде, Великобритании, Японии. Имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника.

В 1999 году стал писать стихи - вышли в свет книги стихов: «В дороге», «Судьба», «Любовь с добром нас защитят», «Исток», «Небо», «Мой парус», «Без боли в сердце не живет любовь» - всего 27 стихотворных сборников.

Творчество отмечено премиями: Союза писателей РФ «Золотое перо Московии», имени Николая Гумилева, Сергея Есенина, Николая Рубцова, Федора Тютчева, Александра Грибоедова, Александра Суворова, Михаила Лермонтова, «Летящее перо», «Золотой медалью» им. Л.Н. Толстого, Орденом имени Гавриила Державина - за плодотворное служение отечественной литературе и творческие достижения. Сборник стихов «Мой парус» был удостоен Премии «Лучшая книга года». Возглавляет литературно-творческое объединение МИД России «Отдушина».

Стихи поэта переведены на польский, болгарский, шведский, испанский, английский и китайский языки. \

Секретарь Правления Союза Писателей России.

С Владимиром Ивановичем Масаловым я познакомился семь лет назад на Вечере Забайкальского казачества в «Братском зале» - в одном из Притворов Донского Монастыря. С тех пор, по приглашению Владимира Ивановича мне посчастливилось побывать на десятках праздников поэзии, посвященных «Дню Дипломатического работника России», выходам очередных коллективных, индивидуальных и переводных поэтических сборников поэтов-дипломатов, открытию «Года литературы в МИДе».

Со сцены «Нашей Смоленки» - знаменитого зала высотного здания на Смоленской площади, звучали стихи выдающегося поэта Андрей Дементьева, наших авторов Владимира Бояринова, Геннадия Русакова, Анатолия Парпары, руководителя Ассоциации ветеранов МИДа - поэта Владимира Казимирова. Читали стихи Анатолий Пшеничный, поэт-дипкурьер Борис Курочкин, Владимир Дагуров, а также выступали певцы Большого Театра, всемирно знаменитые пианисты, бард Сергей Светлов, с исполнением песен на стихи Владимира Масалова, и юные поэты - будущие дипломаты.

Вот слайд-шоу замечательного, традиционного праздника поэзии в МИДе:

На этой неделе - в прошедшую среду - в Доме приемов ГлавУпДК была презентация сборника, вышедшего в Бухаресте - стихи русских поэтов-дипломатов в переводе на румынский язык -слайд шоу:

И все эти поэтические, и одновременно важнейшие дипломатические события и мероприятия проводит и ведет Владимир Масалов, и сам читает стихи на Поэтических вечерах в МИД России:

Многие отечественные литераторы, критики, а также зарубежные исследователи пишут, что и духовно, и тематически, и лексически Владимир Масалов является прямым наследником блестящей плеяды поэтов-дипломатов 19-го века, по сути создавших русскую поэзию.

«В стенах МИДа всегда трудились люди, умевшие не только изъясняться языком дипломатического протокола, но и выражать свои чувства и мысли поэтическим словом. Антиох Кантемир, Дмитрий Веневитинов, Александр Грибоедов, Федор Тютчев… Кто знает, не пополнит ли со временем этот список и имя Владимира Масалова?..» - считает Владимир Перкин - Главный редактор библиотеки поэзии «Вся Россия».

«…удивляет та неуемная жизненная энергия Владимира Масалова, доброжелательная чистота и добродушие этого настоящего поэта, от сердца воспевающего жизнь, поэта любви и боли, который учит нас постигать душу стихов» - пишет Хесус Гарсия Габальдон - Профессор русской литературы, д.ф.н. Мадридского университета Комплутенсе.

«Стихи его, прежде всего, привлекают необыкновенной открытостью чувства, отважной искренностью и доверительностью, негасимой, вопреки всему, верой в правду и добро. И в этой вере – их созидательная сила, их притягательная красота...» - писал прозаик Валерий Ганичев.

«Поэзия окрыляет Владимира Масалова, и именно поэтому в своих повседневных прозаических делах и заботах он стремителен и успешен...» - замечает поэт, заслуженный работник культуры РФ, Владимир Бояринов.

«Пред солнцем любви безыскусные светлые строки, ей Богу, в сто крат пронзительней иных мастеровитых словоизвержений, в них явственно слышится бессмертное тютчевское: «Люблю грозу вначале мая…». Свет величественных тютчевских вершин озаряет все творчество Владимира Масалова. Свет порождает свет и полнит поющую глубину души русской…» - отмечает поэт и эссеист Лев Котюков.

«Поэт сразу, с первых же своих поэтических опытов (а писать он начал в зрелом возрасте), взял высокую ноту – ноту любви и сострадания к своей Родине, к своему народу. Есенинская напевность и внутренняя сосредоточенность тютчевской лирики – вот самые отличительные черты его поэтического творчества...» - отмечает прозаик и публицист Николай Дорошенко,

Юлия Князева, руководитель Центра позитивного саморазвития, приводит творческий путь поэта в качестве замечательного примера для своих подопечных: «…Главное, о чем говорит Владимир Иванович: «Обязательно делать все с любовью и все, все получится, о чем мечтаешь. Я себе вырубил слова — «Спеши делать добро людям!» и об этом же в стихах:

Встречая день, спокоен будь и тверд,

И трудности минуют твою душу.

Будь как кремень и будь собою горд,

Что чувства принуждаешь сердцем слушать.

Уверен будь, что всяк в семье поймет

Слова твои как доброе веленье.

Невзгоды дня тебя минуют влет,

И с тем, как дым, растает утомленье.

Дай сердцу волю муку одолеть,

— Прощать и верить, душу не смущая,

А, если надо, — искренне терпеть,

Вникая в суть, на Бога уповая!..»

За семь лет нашего творческого общения собрался обширный материал видео и фото обо всех этих замечательных мероприятиях, составляющих важную часть культурной жизни столицы, и доступный по тегу «Владимир Масалов» в моем «Живом Журнале» .

Особенно мне хочется поблагодарить Владимира Ивановича за то, что он - при всей свой занятости! - посетил Открытие Выставки в «Музее Москвы» - «Промышленники и благотворители России», проведенной мной в качестве Вице-президента Купеческого собрания России. Материалы этой выставки содержали историю моей семьи. В частности, двоюродный брат моего отца - старший штурман и герой крейсера «Варяг», Адмирал Евгений Андреевич Беренс, в последние годы своей жизни также был дипломатом - с 1924 года - военно-морской атташе в Великобритании, а с 1925 года — и во Франции.

Стихи Владимира Масалова входят в душу, и радуют сердце:

* * *

«Над рожью, дождиком примятой…»

Е. Благинина

Душа моя неслышно дышит,

Боится благость распугать:

Вот луг степной цветами вышит,

Иду, боясь его помять.

Вот сосны потянулись к небу,

Лягушки квакают в пруду,

Вот ветерок потрогал вербу,

Вот шмель целует резеду.

Весь воздух медом напоенный,

Иду и пью его, и пью.

Березки, Богом побеленные,

Мне душу трогают мою.

* * *

Не суди меня, не надо,

Я тебя судить не буду.

Не бросай на душу взгляды,

Как на мусорную груду.

Не скажу тебе ни слова,

Обижать тебя не стану,

Я хочу влюбиться снова,

Залечить обиду

-рану.

Посмотри на небо

-блюдо,

Посмотри, как солнце радо!

Не суди меня, не надо,

Я тебя судить не буду.

Старый друг дороже новых.

Без любви цветы завянут,

Не скажу тебе ни слова,

Обижать тебя не стану.

В ПЕЧОРАХ

Опираясь на своды пещеры,

Дух касается грешных голов, –

Нас земных, нагрешивших без меры,

Равнодушных, усталых рабов.

Дух витает, – его мы не видим,

Только что-то трепещет в груди.

Мне б святых, здесь нашедших обитель,

Хоть на день, хоть на час разбудить.

Помолиться б за Русь, Украину,

За великие земли отцов,

Опереться на этих невинных,

Просветлиться уставшим лицом.

В Усачевских банях

Я жду субботу, будто Пасху жду,

Ее я жду, как Божьего причастья,

Ведь я в субботу париться иду,

А значит прикоснуться телом к счастью.

Там свежий пар, там старые друзья,

Там дух березы и прохладной мяты,

Того забыть иль не любить нельзя,

Там без пагон, там все в строю солдаты.

Любимое словечко там,

- «поддай»,

«Еще поддай, чертям чтоб было тошно»,

Он так чудесен этот божий рай,

Там руку Господа пожать простому можно.

Там спину трут до блеска, до чиста,

Там трут бока мочалками со смаком,

Для всех в раю имеются места;

Без взяток, без звонков, да и без блата.

Там молятся лишь богу одному,

Там Пару молятся до слез, до исступленья.

Одно нельзя,

- с собою брать жену;

На то там нет Господнего веленья.

Там Миша

- маг являет божий дух.

Он всю неделю травы, листья сушит,

Настойки вкус вин всевозможных лучше.

О нем молва людской тревожит слух.

И, уходя из Храма чистоты,

Ему хвалу от сердца восклицают,

-

«Трав аромат достоин похвалы!»

И этого никто не отрицает.

Я жду субботу, будто Пасху жду,

Ее я жду, как Господа веленья.

А завтра что? А завтра воскресенье,

В субботу будет баня на меду.

Письмо из Швеции

Что-то я вновь вспоминаю о

Родине

Я вспомнил Родину,

Она одна,

В лесу смородину,

Печаль без дна,

Леса таежные,

Москву свою,

Ольху с сережками,

Судьбу мою.

Я вспомнил Родину

Как страшный сон;

Войну

– уродину,

Народа стон,

Глаза голодные,

Гробы в Чечне,

Дома холодные,

Сердца в огне.

Я вспомнил Родину

И мать свою,

Отца чуть грустного,

Что пал в бою…

Живи, красавица,

Моя страна,

Сумей оправиться

От страха

-сна.

Ты будешь первою

Всегда страной,

Пушистой вербою,

Моей звездой.

Элегия

Молчит сегодня глас народа;

Не внемлет радостной мечте,

В цепях закована свобода,

Душа людская в нищете.

О, долго, долго ль еще будет

Россия в страхе пребывать?

Проснись, народ! Господь осудит,

Коль дашь Россию затоптать!

***

Снятся мне российские березы

И такая наступает грусть,

Что текут, текут порою слезы:

Хочется обнять березовую Русь.

Хочется поглаживать листочки,

До ветвей дотронуться рукой,

И весной, когда набухнут почки,

Целовать их нежно по одной.

А когда раскрасит кудри осень,

В золото оденет их печаль,

Не спешить их сердце слезно просит,

Не спешить листать мой календарь.

* * *

Крест церковный на скатерти неба

Распластался усталым рабом.

Он не просит ни ласки, ни хлеба,

Отливаясь в ночи серебром.

Всё на небе спокойно и ясно.

Отчего на земле суета?

Гоним тройку ретивых напрасно,

Не жалея ни спин, ни кнута.

А куда? Все там во время будем:

Кто-то нынче, а кто-то потом.

Несомненно, путь к Господу труден,

Только я не жалею о том.

* * *

Теперь, когда я понял тлен,

И жизнь свою во тьме измены,

Когда не встать уже с колен,

Не оперев перста о стены,

Себя до капельки отдам

Всесильной Музе вдохновенно,

Служить ей буду приклонено

На зло оставшимся годам.

Звезда ль в ночи мне упадет,

Луна ль прошедшее осветит,

Меня к ней свет её ведёт,

Чтоб перед ней за всё ответить.

За грусть осеннюю свою,

За ревность к утреннему свету,

За неудачи на краю

Нежданно выцветшего лета.

За всё пред нею отвечать

Строкой своей, душой своею,

Я перед ней благоговею,

И то пред ней

- не замолчать.

Тебе

А если страсть покинет нас когда-то,

Цветущий луг коснётся пелена,

Скажу тебе, в том осень виновата,

Что было с нами - незабвенно свято,

Свою любовь допьём с тобой до дна.

Но и тогда, когда с деревьев осень

Последний лист на землю сбросит свой,

Моя душа судьбу опять попросить

Собрать любовь, созревшую в колосьях

И бросить в землю семена весной.

* * *

Мне никуда не убежать

От памяти о прошлом,

Судьбы своей не развязать,

Не сбросить её ноши.

Мне не уйти от счастья встреч

И горьких расставаний,

Озябших, нежных твоих плеч,

Несбыточных желаний.

Мне память - вечности маяк

Спасает от несчастий,

Она до капельки моя,

Не зря в её я власти.

От глаз твоих не убежать,

От жаворонка в поле,

О том наверно мне писать

До одури, до боли.

Куда мне деться от тебя,

От глаз твоих зелёных?

Куда мне деться от себя,

От слёз моих солёных?

***

Скоро, не скоро – не знаю, не ведаю,

День убегающий короток, мал.

Осень опавшую, звонкую, медную

Я почему-то любить перестал.

Я перестал ей безудержно кланяться,

Слушать охрипшую песню осин,

Всё потому, что мне с нею не справиться,

Стон её сердцу невыносим.

Внуку

С годами дни становятся короче,

Длиннее память отшумевших лет.

Тебе, мой внук, с уверенностью прочу

Увидеть свой на небосклоне свет.

В тебя я верю, род не опозоришь,

Поднимешься над мутью бытия,

Где плавится от солнца утром зори

И золотят небесные края.

В тебя я верю, как в себя, как в Лиру,

Как верит в плод, вынашивая мать.

Перед тобой вершины гор Памира

Не прекратят божественно сиять.

Тебе тринадцать. Ты уже мужчина.

Знай, трудное по жизни впереди,

Не проскачи на скорости То мимо,

Что обожжёт однажды всё в груди.

Не очерствей к несчастному однажды,

Не заржавей душою и прости,

Прости долги, прости обиду даже,

Не смей в себе живое извести.

Не смей забыть рук маминых дыханье,

Отцовский взгляд, суровые слова,

Храни добро, как истину в сознанье

И знай она до капельки права!

* * *

Плачет утро росою холодной.

Где-то небо коснулось земли.

А я вижу Россию голодную,

Ту, что войны убить не смогли.

Её стоны подстать журавлиному,

Тяжко сердцу от утренних слёз,

Оживить бы Россию былинную,

Опростать её душу от слёз.

Пусть прозрится от мути зелёной,

Приподнимет главу ото сна,

Никогда ей не быть покорённой, -

Всему миру - спасенье Она.

Весна

Распахнула весна небеса,

Сна в помине ночами не стало.

Над зовущим свеченьем креста,

Звезды ищут святые места,

Будто места на небе им мало.

Мне невмочь утопить свою грусть.

Что – не знаю душа моя ищет.

Под окном распускается куст,

Песнь роняя хрустальную с уст,

Соловей заливается свистом.

И опять не уснуть до утра.

Думы в небе рисуют виденья:

Вместо туч – уплывает гора,

И срываются строки с пера

Вдруг проснувшегося вдохновенья.

Ночь

Ночная даль необозрима.

Бегу дорогами без сна,

А под окном невыносимо

Цветёт безумная весна.

***

Пускай считаешь заблужденьем

Мою любовь на склоне дней

Тоску, печаль судьбы моей,

Души истерзанной волненье,

Рассвет, взошедший вместе с ней,

Я счастлив тем, что жизнь прекрасной

Мне показалась в тот же час,

И искры высекли из глаз

В осенний день душе ненастной,

Свет, ставший радостью для нас.

Теперь, когда к судьбе беспечной,

Я обращаюсь в тишине,

Когда безумно грустно мне,

Я слышу гимн в душе венчальный,

Звучащий в тайной глубине.

* * *

Не рок судьбы и не болезнь

Меня сразила, походя косою;

Я весь пред вами, ничего не скрою,

Любовь меня ударила о земь.

Всегда послушен, словно тень

Иду за ней, порой, ломая руки,

Зову ее, как поле жаждет день.

О, как горьки минуты с ней разлуки!

А разум говорит, твердит слова:

«Зачем свободу, сердце угнетаешь,

Зачем пред ней снежинкой легкой таешь,

И за тобой летит, летит молва,

Что ты с любовью цепи обретаешь?»

О, как права та мысль, о, как права!

* * *

А небо, будто расступилось;

Снег сыплет – не остановить,

Уж с небом крыша дома слилась,

Их невозможно отделить.

Печальна эта мне картина.

Уставший снег, уставший взгляд,

А из открытых в небе врат

Все сыплет снег неотвратимо.

Была как осень хороша

В златом сияющем уборе,

В ней теплилась во всем душа,

Теперь она являет горе.

Всему приходит свой черед,

Земля же крутится вперед.

* * *

В моих стихах живет твоя душа.

Ни время бег, ни горькие несчастья,

Ничто не сможет, не имеет власти

Твой лик стереть. Стих вечная молва.

Он сквозь метель черты перенесет,

Сквозь расстоянья и бескрайность далей,

Проявит взор задумчиво печальный,

Его и пламя даже не сотрет.

Он будет в памяти навечно, как весна,

Что так чиста, божественна в стремленьях,

В ее объятьях я, несчастный пленник,

Любви, испивший горького вина.

И ты в стихах останешься всегда,

Пускай несутся шалые года.

* * *

Как ненавистен на земле приют,

Когда он без любви, без благочестья,

Когда вдруг возникает жажда мести,

Я темью этот свет зову.

Он не светит приветливым лучом,

Вся жизнь твоя в объятьях ночи,

А лямка давит на плечо,

Как бурлаку, и нету мочи.

Но искорка любви сверкнет,

Ты весь объят веселым светом,

Бежишь по жизни юным летом,

Душа малиновкой поет.

Любовь рождает в душах свет,

А без нее и жизни нет.

Любви

И ночь, и день служу в безумстве ей,

Кружатся мысли ранним листопадом,

И час без них душа займется адом,

Похуже зла ошпаренных плетей.

Жизнь катится, а я все ей служу,

Как верный раб служу ей дни и ночи,

Любовь моя их делает короче,

Я от того сознанья весь дрожу.

Боюсь расстаться с нею навсегда,

Боюсь забыть о первой с нею встрече,

Она одна все раны мои лечит,

Я с нею забываю о годах.

Не погрешу, сказав, любовь в нас вечна,

Как в море изумрудная вода.

* * *

Чтоб сделала со мной моя печаль,

Когда б не Муза ласковой рукою

Вдруг не вела раздумья к водопою

О той, которой домом стала даль?

Что стало б с сердцем на закате дня,

Когда б перо она мне не вручила,

Чтобы в стихах любимую обнять,

Ее увидеть сквозь следы чернила?

Душа иссохла б, глядя в чрево ночи,

Когда бы Муза не спасла меня,

Налив глоток животворящей мощи,

Под вечер на исходе злого дня.

С тех пор я ожил, ей опять служу

И волей Музы сердцем дорожу.

* * *

Двум госпожам служил я и служу.

Они душе, душе моей награда,

В них, не таясь, я сходство нахожу

Весной и осенью, в круженье листопада.

И обе мне цветенье яблонь сада,

Восторг душе при виде милых глаз,

И сердце льнет и бесконечно радо,

Что я могу коснуться пусть хоть раз

И ощутить в своей душе волненья,

И, будто колокол гудит, - сердцебиенья,

Люблю обеих, честно говорю.

Люблю Красу и сердце ей дарю,

И Добродетель так же мне приятна.

Их разделить желанье непонятно.

РУБАИ

***

Жизнь коротка. Кто скажет, что не так?

Что там, в земле, не беспросветный мрак?

Мудрец сказал: «Жизнь полюби и помни, –

Вся благость – здесь. Она в твоих руках».

***

Бродяга в жизни, а в душе поэт.

Как мотылёк, лечу всегда на свет.

Пускай в огне мгновенно я сгораю,

И всё же страха перед смертью нет.

***

Когда в словах грохочет камнепад

И шума больше дела во сто крат,

Услышать сложно смысл произведенья.

Как в майский день весны безумный град.

***

Всему начало было Слово, знаешь?

Им истину ты в жизни проверяешь.

То слово «Бог». Оно не многосложно.

Но душу им, как солнцем, озаряешь.

***

Клянусь, поверь, я звёзд в ночи не зрил,

Когда без сил в тоске один бродил.

Теперь душа блаженствует от света.

Твержу, дивясь: «Как я без света жил?»

***

Опять один блуждаю в думах я:

Тоска на сердце жалит, как змея.

Пытается убить, что мне дороже жизни –

Мою мечту. А в ней – любовь моя.

***

Родился человек, а вслед явилось Слово.

Столетьями оно под памяти покровом.

Крутится шар земной, а Слово не стареет.

Пока жив человек, всё повторится снова.

***

Знай, счастлив тот, в ком бродит тишина.

В ком думы и мечты не требуют вина.

Смеётся сердце, видя черноглазых,

А в душу с высоты глядит сама луна.

***

Кто может мне сказать:

что польза, а что вред?

В чём сущность бытия,

кто даст прямой ответ?

И для меня загадка мирозданья,

Как возникает в душах наших свет.

***

Есть Жизнь и Смерть, и Свет, и Тень.

Им разорвать свои оковы лень.

Как близнецы сиамские похожи.

Но между ними жиденький плетень.

***

Когда в мечту ты отворяешь двери,

И ей готов отчаянно поверить,

То из души гони высокомерье,

Чванливость и привычку лицемерить.

***

Когда на жизнь посмотришь очень строго,

И вникнешь в суть заветов мудрых Бога,

Поймешь всю истину судьбы своей и веры,

Что в лучший мир ведёт одна дорога.

***

Вовек не выпить истину до дна.

Как и любовь, она всегда одна.

Жизнь – скорлупа, а истина – ядро.

В том весь резон, уверена она.

***

Листать страницы жизни не спеши.

Ведь есть ещё, что надо совершить.

Храни минут возвышенных мгновенья.

За них свой кубок стоит осушить.

***

Нет радости, и счастья в жизни нет.

И в ясный день не вижу в небе свет.

Есть сердце у меня, но, кажется, не бьётся.

Ведь без любви оно –

бесчувственный предмет.

***

Судьба, ответь, зачем недоглядела,

Чтоб сердце от любви и день,

и ночь болело?

Тоска, печаль, как постояльцы, в доме.

Мне с ними жить безумно надоело.

***

Всё пропил. Всё забыл.

Куда теперь податься?

Судьбу свою молю:

«Дай шанс мне продержаться».

Но ревность, как пиранья, душу гложет.

И шепчет: «Утопись,

чтоб больше не влюбляться».

***

Без боли в сердце не живёт любовь.

Она тревожит сердце вновь и вновь.

Любовь, как сон, рождается нежданно,

А потому ты ей не прекословь.

***

Поверь, влюблённые себя не пощадят.

Жить одному без поцелуев – ад.

Кто без любви – без радости и света,

Несчастен тот, хоть в золоте наряд.

***

Любовь слепа. Кто скажет, я не прав –

Не пил вина тот с примесью отрав:

Тоски, бессонниц, ревностных обид.

Дай Бог не знать любви ослепший нрав.

***

Любовь придёт к тебе, мой друг, тогда,

Когда ты ей отдашься навсегда

Без ревности безумной, без сомненья.

Но знай, она – и счастье, и беда.

***

Кто скажет, что я стар – не верь тому.

Сомненье – яд рассудку моему.

Твоя краса хранит меня надёжно.

Принадлежит она мне одному.

***

Душа мне шепчет: «Раны остуди

Глотком вина, коль жар в твоей груди.

Быть может хмель тебе теперь поможет.

Но ревности, смотри, не разбуди».

***

Любовь не предавай вовеки, никогда,

Чтоб не сгореть пред нею со стыда.

Поверь, что ты и сам себя осудишь,

Не дожидаясь высшего суда.

***

Я счастлив был, когда вошла ты в дом.

Был напоён твоим любви вином.

Душа моя не знает больше скуки,

Которая жила хозяйкой в нём.

***

Он ей сказал: «Люблю тебя, поверь,

Не закрывай на ключ входную дверь».

На то она ответила с волненьем,

Что не боится девственных потерь.

***

О, как чудесен запах чайных роз.

Но их шипы – колючие до слёз.

Как и любовь с печалью и блаженством.

Зачем же так страдать мне? Вот вопрос.

***

Служу Тебе и Музе, славный Боже,

Стараюсь, тороплюсь,

стихи пишу и всё же

Я душу не могу досыта напоить

Теплом любви, хоть лезу вон из кожи.

***

Я выстрадал свой непосильный крест,

Когда пустыню созерцал окрест.

Бродил во тьме среди людских улыбок.

Но всё же к Музе я забрёл в подъезд.

***

Поэту грех любовный сок не пить.

Ведь призван он любви, как раб, служить.

А если не писать о чарах милой,

Тогда и Музе рядом с ним не жить.

***

Законы жизни вряд ли нам понять.

Продиктовала их Природа - мать.

А с нею спорить только глупый может.

Природы мир умнее созерцать.

***

Пред осенью я чувствую вину,

Когда она у холода в плену.

Не отогрел её своим дыханием

И злато променял на седину.

***

На свет являясь, не спеши грешить.

Не лучше ли благое совершить?

Лишь на закате жизни понимаем,

Что надо было по-иному жить.

***

Не торопись отмерить жизни путь,

В глаза судьбы однажды заглянуть.

Всё в мире бесконечном скоротечно.

Нет времени понять нам жизни суть.

***

Когда душа и чувства твои плачут,

Молись Спасителю на счастье, на удачу.

Глядишь, с небес Господь пошлёт звезду

И слово благочестия в придачу.

***

Когда надев парадный свой мундир,

Душа взирает радостно на мир,

Ей солнце будто светит веселее.

И я иду с ней праздновать в трактир.

***

Вино – бальзам, как водится, повесы.

С ним исчезают горести и стрессы.

Но пить вино, судьбою упиваясь, –

Идти туда, где хороводят бесы.

***

От жажды раз пьянчужка изнемог:

«Дай перед смертью мне испить глоток.

Хочу покинуть этот мир беспечным,

Чтоб и в аду я похмелиться мог».

***

Ты грешником решил здесь быть:

Пить вволю, женщин всех любить.

Ну что ж, на то твоя, не чья-то воля.

На небесах сего не повторить.

***

Живём – грешим. А думаем о Рае.

Порой по бедности и крошки подбираем.

Но жизнь, как шахматы,

всегда дарует шанс –

Ведь не всегда мы чёрными играем.

***

Скажу тебе, – ты сколько сил не трать,

А не забыть родное слово «мать».

Оно хранит и в радости, и в горе.

Оно нас учит человеком стать.

***

«Жизнь – суета, – сказал один мудрец. –

И на земле всему придёт конец».

А я сказал: «И всё ж вовек прекрасна

Минута радости, что дали мать, отец.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter