Рус
Eng
Вечный бой с воображаемым противником

Вечный бой с воображаемым противником

25 декабря 2014, 00:00
Культура
ВИКТОР МАТИЗЕН
Хотя ведьмы – самый известный вид сверхъестественных существ, в кино они появляются реже, чем вампиры и ходячие мертвецы. А если появляются, то преимущественно там, где речь идет о травле инакомыслящих или о преследованиях женщин, обвиненных в сношениях с дьяволом. Русский голливудец Сергей Бодров в «Седьмом сыне» поше

«Седьмой сын» – весьма вольная экранизация подростковой повести Джозефа Дилейни «Ученик ведьмака», пересчитанная на юношескую аудиторию и выполненная в жанре дорогого фэнтези-боевика, в котором развитая писателем крестьянская демонология (от слова «демон», а не от слова «монолог») с ранжированными по степеням домовыми отодвинута на задний план, а на первый выдвинут экшн. В начале фильма королева ведьм Малкин (Джулианна Мур) вырывается из подземелья, в которое ее некогда заточил знаменитый ведьмак мастер Грегори (Джефф Бриджес), собирает всякую нечисть и намеревается в отместку уничтожить человечество – на меньшее авторы сценария не согласны. Чтобы одолеть потустороннее воинство, Грегори согласно правилу своего ведьмаческого ордена берет в ученики 18-летнего Тома Уорда (Бен Барнс), седьмого сына того, кто сам был седьмым сыном своего отца, и они, вступив в сражение с темными силами, избавляют людей от страшной угрозы. Навсегда или на время – зависит от того, будет ли продолжение, а это определится по результатам мирового проката. «Отбить» стомиллионодолларовый бюджет не так-то просто, но если картина выйдет в плюс, франшиза неминуема, как понедельник после воскресенья, и, вообще говоря, может дать толчок «ведьмаческому» направлению массового кинематографа, столь же популярному, как вампирское, зомбическое и волшебное в духе «Властелина колец».

Выйдет или нет – вопрос. Сюжетная схема «Седьмого сына» (борьба с высвободившимся мстительным злом) и мотив ученичества вполне стандартны, поединки с оборотнями и прочими фантастическими тварями тоже не редкость, а невнятная (особенно в сравнении с вампирологией) логическая структура, в которой ведьмы соседствуют с фееподобными дамами, демонообразные существа слишком заземлены, а дьявол и вовсе отсутствует, не позволяет создать экранный мир, продолжающийся в сознании зрителя. Кроме того, действие происходит в неопределенном земном прошлом, где нет огнестрельного оружия, но наряду с холодным используется огонь, буквально испепеляющий ведьм и их сподвижников (при этом интересно, что его применение считается дурным тоном – память о сожжении ведьм все же дает о себе знать). Удаленность во времени в данном случае скорее мешает, чем способствует успеху, поскольку приближение к современности позволило бы использовать дополнительные ресурсы зрелищности и притягательности, например, воздушные пулеметно-огнеметные бои с участием духов, торсионные поля, экстрасенсорику и прочую паранауку, а главное, включило ведьмаческий кинодискурс в апокалиптически-эсхатологический тренд, представленный «Меланхолией» и прочими произведениями этого жанра.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter