Рус
Eng
Алёна Белавежская: "Жизнь никогда не выходит из моды, нам она в самый раз"

Алёна Белавежская: "Жизнь никогда не выходит из моды, нам она в самый раз"

25 августа 2018, 10:24Культура
Секрет абсолютной внутренней свободы и ранней мудрости поэтессы Алены Белавежской в соразмерности духовного зрения. Одно дело смотреть, другое - видеть, это и есть работа души...

Алёна Белавежская родилась в Запорожье.Обладатель гран-при Всероссийского фестиваля молодых поэтов "Мцыри", победитель Суперфинала Чемпионата поэзии им. Маяковского — 2017. Участник Форума молодых писателей России. Автор поэтических сборников "Облака", "Danse macabre". Соорганизатор арт-проекта "What Time?!" На сайте стихи.ру у неё больше 10 000 читателей. Студентка Литературного института им. Горького. Член Профессионального Союза литераторов России.

Конкуренция на поэтических баталиях сейчас столь сильна, что порой кажется - появись сам Маяковский на чемпионате своего имени, он вполне мог бы его и не выиграть.

"Новые Известия" освещали Московские этапы конкурса, на которых побеждали наши авторы Иван Козин и Руслан Шишкин. Алёна Белавежская - победитель суперфинала Чемпионата поэзии им. Маяковского в Санкт-Петербурге 2017 году, а в этом году она работала в Жюри.

Поэтические достижения Алёны похожи на чудо, которое она сама объясняет:

- У меня есть только один рецепт победы - я делаю свое дело, читаю стихи, и тем самым соответствую Божьему замыслу. И в голове, и в сердце я держу, что написанное мной, мне до конца не принадлежит. Умение не прощаться - в том числе и с собственным текстом - очень важное умение. Всех кого мы хоть однажды любили, мы продолжаем и будем любить - может быть чуть-чуть по другому, но всю жизнь. В наше время переизбытка информации, все испытывают какой-то страх быть забытыми.

И нет ничего плохого в том, чтобы появляться в нужное время, и в нужном месте.

В Литературном институте не научат писать того, кто не умеет писать изначально. Но это может стать хорошей академической базой для того, кто уже понял, что не писать не может.

Пространство актуализации текстов сегодня также не отличается однородностью: авторы публикуются в интернете самопроизвольно или ищут посредничества того или иного «издателя» — будь то признанный журнал, выкладывающийся в "Журнальном Зале", или некий сетевой ресурс.

Я доверяю неисповедимым путям - чтобы добавить света, тепла, бесстрашия..."

Секрет абсолютной внутренней свободы и ранней мудрости Алены Белавежской в соразмерности духовного зрения. Одно дело смотреть, другое - видеть, это и есть работа души:

Возьми меня на руки, напропалую!

Под крышами в ливень любовь не та!

Ведь можно вполне обойтись без зонта,

Когда я тебя целую.

Поэтические тексты существуют сами по себе или не существуют вовсе.

Никакие чрезмерные старания не помогают - слабые тексты исчезают, бесследно забываются, а подлинные живут, воздавая или... ничего не воздавая своим творцам.

И вот стихи:

***

сегодня в измайловском парке срываем связки

завтра катаем будущее в коляске

а послезавтра в коляске катают нас

только вчера кутили, теперь - в завязке

завтра - читаем на ночь стихи да сказки

в силу других причин не смыкая глаз

пообещай мне "завтра" прожить без слёз

ты вечно молод, играй же мне, старый пёс,

нашу дорогу в Хель укрывает наст.

каждый рождён... - не каждый дожить горазд

жизнь никогда не выходит из моды. нам она в самый раз.

Наличное бытие женщины в русском селении

практика лёгкой руки, тяжёлого сердца.

армии имени красного кровяного тельца

ежесекундный подвиг и обновление.

наличное бытие женщины в русском селении:

время ку-ку, конь на скаку, жир на боку,

яблоко в первородном своём соку.

я утверждаю жизнь на собственной шкуре чужого гения,

жизнь собачью, место: живое/мёртвое/для курения.

критику чистого разума, грязного тела

планета земля вертела и нам велела.

- я потому открыта к любому любовному косноязычию.

для рифмы годится и кровь - но обязательно бычья.

языческие обычаи веками в меня врастали,

что ж вы хотели - что я поделаю, тёмная и густая.

крест на моём рождении: чёрта с два, а Господь один.

так и не ясно, куда говорить: господа или господин.

слушай сюда или слушай отсюда: истина не во мне.

лучше давай поживём и увидим с мёртвыми наравне.

***

я себя не ищу.

если нужно - найдёт сама.

я устала, хочу Домой, а кругом - дома.

и чем дальше в подбельскую ночь - тем чернее швы.

но ты платишь за свет, живёшь на, выходишь в.

Спокойной ночи, малыши

накал вина бокал страстей

иди-ка на свою постель

где след простыл там свет и тишь

не трожь не смей ступай крепыш

теперь ты можешь всё и сам

читать что раньше написал

без слёз и ясно понимать

кто родина тебе кто мать

подуть на ранку не моё

тебе идёт дверной проём

идёт и всё иди и ты

как гений грязной красоты

возьми бутылочку с собой

с твоей слюной твоей губой

поцеловать тебя в плечо

ну ничего ну попечёт

я положила соль в рюкзак

посыплешь ей терпи казак

ты можешь можешь без души

спокойной ночи малыши

Примета возвращаться

советские обои

на вкус - пакетик чая

присохший к деревянной

поверхности стола

прогнившие любови

на скрип - как половицы

как есть газета правда

была, ну и всплыла

читай: вчерашний номер

разгадывай кроссворды

там, если что, ответы

в конце, но лучше сам

перелистнул и помер

вернулся не однажды

не надо подзавода

кукушкиным часам

***

над крышкой фортепьянной

поплачь не полегчает

не молодой не пьяный

всё лето проплясал

не вени види вичи

а вичи види вени

заговоришь по-птичьи

а там и небеса

Вне времени февраль

февраль смотрел глазами однолюба,

который никогда не изменял.

холодный, он не голоден до юбок.

весь снег - казалось - падал на меня.

весь свет, нет-нет, да освещал дорогу

к весне, куда завещано идти,

где лес воскресший воспевает Бога,

не сознавая собственных литий.

февраль был краток, говоря о вечном,

о временах и нравах колеса.

моя фата мерцала снежно-млечно,

из той же ткани он себе шил саван.

где март - там гвоздь, в кресте или во гробе.

но что Христу - три дня, то год - ему.

историк карту пропил, час не пробил -

и мой февраль уходит не во тьму,

а в летаргию. осенённый, вещий,

через аптеку, улицу, и вскоре

вернётся под фонарь, и затрепещет,

и поцелует снег мой сонный город.

свеча и я - мы плакали, смеясь:

месили люди мартовскую грязь,

спеша любить. а кто-то тихо брёл

и грезил огнегривым декабрём,

и прочими. но всё не я, не те.

"целую в лоб. не плачь. пришлю метель".

***

небо полно нерождённых событий,

всё - новоявленный снег.

выводок выходок: хочется выйти

в альфа из тёплых омег.

можется - глупости, хочется - мудрости,

кутать её в безмяте

- снежность понять и невидимо вглубь расти,

благословляя метель.

время - зима. вези, матушка, в снег меня

с ветром, звенящим, свищущим!

верь мне.

за малым - большое, светлое

одекабрящет ищущий.

Электричка

Дай полтинник уставшему деду.

Он играет тебе неспроста.

Я, конечно, когда-то приеду -

Лишь дороги долей мне сполста.

Я приеду достаточно быстро

В твой разрушенный русский Эдем.

Доля, данная мне, - это выстрел

Красно-белой стрелы РЖД.

Нам она в самый раз

сегодня в измайловском парке срываем связки

завтра катаем будущее в коляске

а послезавтра в коляске катают нас

только вчера кутили, теперь - в завязке

завтра - читаем на ночь стихи да сказки

в силу других причин не смыкая глаз

пообещай мне "завтра" прожить без слёз

ты вечно молод, играй же мне, старый пёс,

нашу дорогу в Хель укрывает наст.

каждый рождён... - не каждый дожить горазд

жизнь никогда не выходит из моды. нам она в самый раз.

С оттенком Рыжего

и не помню, как я тогда добралась домой,

хоть убей, я не знаю, как я потом выжила,

выжата_я, жевала луну, как лимон,

я бежала рекой и строчкой - с оттенком рыжего.

я себя терпеть не могла. но бумага стерпит,

и чернильная ночь поглотит во мне человека.

я несла в зубах кислый, ржавый, скулящий серп,

и нести его было - есть - абсолютно некому.

не смотри на меня в оплывающих окон воск.

мы по-разному дышим: ты в спину, а я - на ладан.

то ли это синдром кометы, что вырос хвост,

то ли я становлюсь на лапы у ног Пилата.

ты не спрашивал, нет, ты сам по себе вопрос.

"чистый лист, говоришь? снимай. это тоже маска."

да, я помню - касание кисти. и видит Босх -

страшный суд - это твой шедевр. твоя краска.

да не важно уже, - дай бог или чёрт возьми,

вторчерметная ночь нежна, тяжела, бредова.

я лгала, что ложилась под окна твои костьми, -

я ходила туда, чтоб из косточки выросло слово.

проржавевшая ночь - душный склад человечьего лома.

помню: горький спиртовый свет заливали на

почерневшую, открытую рану окна,

и стекала строка под лежачие камни дома.

***

смотри воистину красиво

полёт частиц большого слива

бетон покрытый синяками

пролаял ливень покусал

я загадала форму круга

чего не пожелаю другу

нашла на философский камень

искусственная но коса

я никуда не успеваю

москва мне видится другая

верните мне мою дорогу

с необожжёлтым кирпичом

я снова ничего не знаю

по древу мысль и та сквозная

а раньше было слово логос

обожествлённое причём

Спасо-Андроников монастырь

грешное и святое.

взбалтывать, но не смешивать.

плакать ли нам о Трое,

звать ли назад воскресшего?

век наш глядит нестрого:

батюшка в куртке из секонда -

экскурсовод от бога.

в храм не успели - некогда.

"дурни, верните стену!" -

стены кричали 'ордам.

дважды я здесь Елена:

видишь, там центр города,

бьются на жизнь прожекторы,

вьётся пожар неоновый.

там ex-machina некто,

здесь - всё ещё иконный.

войны тут нынче тихие:

каждому - по кресту его.

часики не дотикали -

свечи уже задули.

я не ношу свой крестик,

но почему-то верю:

в этом уставшем месте

можно вернуть потерю.

стороны света силы:

светит всенощно центр,

светишься ты, мой милый,

светится эта церковь.

кровь у тебя на вороте

можно ещё отмыть.

радуйся: в этом городе

нет абсолютной тьмы.

Я хочу

Вырасти старой, как этот платан крылатый.

Бурые корни, коры вековые латы,

Бурю перетерпев, устояв в пожаре,

Стали бы лесу великому за скрижали.

Я хочу выплакать горе, как эта ива.

Светлый, тоскливый, зелёный щемящий ливень,

Сердце под кроной, под сенью ветвей-артерий.

Каждой слезинке - да будет по её вере.

Я хочу верить в спасение и свободу.

Жизнь отшумит - и останутся пни, колоды.

Жёлтая хворь, вгрызаясь в чужое тело,

Делает дело, медленно, больно, делай,

Делай быстрее, жуткое, делай, жадное.

Братья стояли рядом - и вот лежат они.

Я хочу пить, дышать и расти, как дерево,

Как это делают дети любого зверя, ведь

"Ваше" и "наше" - ...режь, раз земля давала вам

Мало цветов,

что вы возжелали

алого.

Про любовь без названия

не тебя ли я раньше помнила

было время великой смуты

все частицы твои и волны

я в подобие света спутала

никогда не узнав портретно

что-то тёплое, сонно, осень

дымовой сигнал сигаретный

вроде смерть, а смотрю - не косит

и бог знает во что одетый

точка, точка, ручная стирка

спичка-строчка, ну где ты, где ты

когда нужно тобою чиркнуть

я ни слова не знаю точно

"про любовь" всё равно что матом

это помнит мой позвоночник

это вложено в каждый атом

остаётся оттенок робости

и останки силлабо-тоники

у меня ни единой новости

но случайная запись в хронике

мне всё кажется как-то видела

где-то встретила что-то было же

но тебя будто кто-то выделил

ctrl-c, ctrl-v и выложил

и гадай теперь - кем написан

кто и сколько веков назад

посылая мне этот смысл

автор, что ты хотел сказать?

Empty Box

ты целуешь меня - и мне слышится лай собак

обнимаешь меня - и мне чудится вой сирен

поутру я с напалмом путаю твой табак

поцелуй как влитой сидит, только набекрень

ты надел мне на горло высшую пробу золота -

я хочу сохранить нательный обет молчания

стать забывчивой, чтобы ещё раз окинуть комнату

взглядом скульптора, возвращаясь не за вещами

"с добрым утром" звучит как приказ или завещание

что ни день - то шедевр экзистенциальной мысли

я живу, когда ты уходишь на совещание

я есть даже когда ты по горло в статьях и числах

мне не снится, как мы попадаем под что-то такое

металлическое и неотвратимо-фатальное

просто я ненавижу себя находить в покое

потому все кошмары - от автора, самопальные

отправляю пустую коробку почтой россии

по сценарию пустота - ключевая идея

там из вязкого текста, который мы замесили

выползает развязка сюжета, визжа: "где я?"

а и правда. куда всё катится, святый крепкий

только не говори, что всё будет повторяться

я не выдержу, я же точно рассыплюсь в щепки,

если мне хоть ещё раз стукнет безумных двадцать

но ты гладишь меня смирительно

по живому - и жить приходится,

и хватаешь за бессознательное,

как законный его хозяин,

я не знаю, что происходит, но

в этот момент

одновременно

меня будто

целует в лоб Богородица

и обнимает Каин.

Бес необходимости

Песня сирен под колёсами поезда

Хтонью змеиной обвитый тоннель

Вдоль - беспричинно, бессмысленно боязно

А поперёк - есть конечная цель

Вдоль с пересадками, вдоль с переходами

Можно сойти - на конечной - с ума

Следующий в тупик обглоданный

Костный драконий скелет. Сама

Сделаю выбор: сегодня быть съеденной,

Непереваренной, сожранной снова,

...Или уже никуда не поедем мы?!

- В нас ничего не осталось живого,

Так почему бы не прыгнуть талантливо,

Прыгнуть в искусство, шедевр, феерию,

Чтоб они вспомнили Бога и мать его,

Видя тоннеля гнилую артерию,

В мглу её, наперерез, несущейся -

Мне - по оторванным лапкам похлопали.

Чтобы впустую не множить сущности,

Я умираю в подземном некрополе.

***

какие грустные глаза у фонаря

поникшие, горбатые глаза

во влажном майском воздухе парят

и жмётся парниковая гроза

к земле теснее. ржавый полусвет

целует руку рыжей полутени

мой друг, ты пьян, пойдём домой, нас нет

здесь только ленты выцветших видений

Освобождение

Потерпи. Ещё месяц, год,

Там и целая жизнь пройдёт -

Этот склеп благородных чувств

Станет, как и вначале, пуст.

Театрализованный внутренний полилог

(читает в видео-фильме)

Алёна-трясущиеся-коленки

Алёна-расстрелянная-у-стенки

Алёна-в-момент-ожидаемой-встречи

Алёна-которую-водка-не-лечит

Алёна-дымящая-как-паровозик

Алёна-нашла-своё-счастье-в-неврозе

Алёна-в-тарелке-но-не-своей

Алёна-всё-будет-но-только-не-с-ней

Алёна-как-сыр-в-машинном-масле

Алёна-пора-отправляться-в-ясли

Алёна-источник-безумных-решений

Алёна-вместилище-всех-прегрешений

Алёна-рассадник-дурного-тона

Всё-кувырком-у-которой-Алёна

Алёна-влюблёна

Алёна-несплёна

Алёна-спросила-у-ясеня-клёна

Алёна-которой-не-отвечают

Алёна-когда-головой-качают

Алёна-уставшая-и-пустая

Алёна-посмотрят-и-скажут-святая

Алёна-латентная-дьяволёна

Алёна-уже-добела-раскалёна

Алёнушка-няшка, Алёна-милаха

Алёна-давайте-сожжём-всё

Алёна-пожалуйста-кто-нибудь

Алёна-запомни, Алёна-забудь

Алёна-которая-любит-всех

Алёна-которая-ждёт-не-тех

Алёна-которая-не-умрёт

Алёна-когда-ей-пустят-в-живот

Алёна-летающих-насекомых

Алёна-зовите-друзей-и-знакомых

Алёна-смотрите-на-балаган

Алёна-спокойно-он-снова-пьян

Алёна-особенного-ничего

Алёна-но-ты-ведь-любишь-его

Алёна-послушай, Алёна-отстань

(Алёна!) Привет, (АЛЁНА...) Вань

Крейсерова соната

Что тебе снится, холодный крейсер?

Волны бушующих одеял?

Блёклая гладь половиц ли, оскал

Солнца и скал на пейзажах Гессе?

Сон без сновидца - постель пустая,

Устлана снегом, отстирана добела.

Выйди со мной на балкон, полистаем

Смену времён за стеклом. Пробыла

Вечность и день на конечной станции.

Сумрачный вечер за кругом полюса.

Помнишь, вначале пути? - был глянцевый...

Откуда все эти продольные полосы?

Тело китовое, корпус титановый,

Как же ты шёл, чтобы так износиться-то?

Брюхо под воду - и на растерзание

Глыбам голодным. А был весь ситцевый, -

Ночью спустишься - был весь бархатный:

В сердце - каюта мягкая. Волны

В окна - стаккато на дне стакана

Бурей сахарной.

Что ж так солоно?

Отчего же тогда так солоно?

Ты ли, бросавший якорь у города,

Каждому взлезть на хребет норовившему, -

Ты ли протягивал мостики, гордый

Тем, что хоть плюнет - и ты простишь ему...

Где же теперь закалённые стёкла?

Что закипает в твоих котельных? -

Ночь по колено. На палубе блёклой

Доски в царапинах знаков нательных.

Был весь живой! - только корпус китовый

Сдавленно стонет. И в иглах белых

Льда, и в липучей копоти трогаю

Больше не крейсер - чужое тело.

Рана сплошная - смертельно усталое, -

Нет в голове ни царя, ни матросов...

Окажись, чёрт тебя побери, способен

на самое, самое малое! -

Не осталось мостов, говоришь,

Неужели и тросов

Нет? Я же выведу, высушу, вытащу!

У меня рука - золотая, лёгкая, нежная...

Залатаю, смотри, залатаю тебя, и быть ещё

Сотне рейсов, семь футов под килем - и всё по-прежнему!..

.

Кроме, разве что, шрама и шва

Белой нитью на чёрном теле.

"Спи, - говорю полушёпотом, -

Спи, сновидец, в своей постели.

Спи, русский крейсер..." А что потом?

Птицы отпели.

Пепел метели у ног,

я в головах,

и заря в небосводной наледи.

Не выходя за порог, не являясь на люди,

Пляшет, бесшумный, <...>

Воздух, молочный, парной,

Луч,оживший

на скользкой палубе.

Напропалую

Разумные люди дождя боятся,

Разумные люди - сухие - дома.

Нужны ли вам крыши во время грома?

И нам - нужны! - чтоб на них взбираться.

Возьми меня на руки, напропалую!

Под крышами в ливень любовь не та!

Ведь можно вполне обойтись без зонта,

Когда я тебя целую.

Фарс

Выше некуда - вот фонари,

Вот в апельсиновом цвете

Снег решает держать пари -

Куда подует ветер.

Видишь, вздымается - белый костёр,

Крошево северного хрусталя,

Осколок стеклянного шара - остёр,

Лёгок. Он с запахом миндаля,

В свете - болезненно-ядовит,

Плещет частицей, волной во флаконе -

Прошлому льётся в гортань цианид, -

Танец, который никто не понял,

И не увидел, и не оценил, -

Снег не на жизнь, а на смерть выступает

Облаком сахарных едких белил.

Мрак гримёрки.

Осени скулы

Медленно тают,

Зубы зимы обнажая.

В шубы одеты деревья плешивые.

Светом нездешним

разлит по брусчатке

Тонким слоем тротил.

На подмостках танцует Шива.

Иди и смотри:

На сцену театра

Завтра

выходит действием ранее.

Снег вонзается в осени пламя,

Снег - конвоир ноября на заклание.

Метели размытые очертания.

Метаморфозы светил.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter