Рус
Eng
Летчики-многостаночники

Летчики-многостаночники

25 июля 2013, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Проект «Платформа» на «Винзаводе», чьим художественным руководителем является Кирилл Серебренников, в середине лета отдал свою площадку для коллективной выставки «Подъемная сила». В качестве куратора выступил заслуженный художник-моряк Александр Пономарев, получивший мировую известность благодаря своим усилиям по сращи

Четыре художника, включая куратора Пономарева, по мере сил попытались наполнить выделенный им зал воздухом и духоподъемным стремлением ввысь. Лучше всех со своей задачей справилась Татьяна Баданина. Она давно и плодотворно создает конструкции, напоминающие прозрачные крылья аэропланов. Рядом с ее подвешенными белыми крыльями Владимир Наседкин расположил живописные абстракции. Почти монохромные картины, с одной стороны – явный отсыл к русскому футуризму (включая Малевича), с другой, как выясняется, это переложение аэросъемки различных аэродромов и посадочных полос. Алена Иванова-Йохансон создала вертикальные панно «Подъемная сила» – четырехметровые штандарты с элементами летательных аппаратов. Наконец, сам Александр Пономарев показал видео, где он парит над водной стихией, будучи прикреплен к корабельному носу.

В принципе, тема небес и полетов в этом сезоне уже звучала вполне глобально. Например, в замечательном проекте «Облака» в венском Музее Леопольда. Можно еще вспомнить масштабную выставку, устроенную в Московском планетарии. В ней приняла участие добрая половина нынешнего состава художников. Тем более интересно сравнить эффект двух проектов. Ведь вот в чем парадокс: в Планетарии произведения художников расположили в цокольном этаже (по сути, в подвальной парковке), но там каким-то невероятным образом возникало впечатление полета. Видимо, сработал принцип «от противного» – инсталляции «разрывали» тесноту помещения. На этот раз в огромном зале на втором этаже заводского комплекса все наоборот – тебя словно бы придавливает к земле свисающими и распластанными объектами. Возможно, дело в особом театральном освещении, которое превращает всю затею в сценическую декорацию.

Но даже безотносительно к дизайну выставки здесь складывается ощущение какого-то скоропалительного и не до конца продуманного жеста. Слишком много иллюстративности (крылья, взлетные полосы), но слишком мало пищи для воображения. То есть имеются механизмы для полета, масса разметок и координат, однако совершенно непонятно, куда и зачем, собственно, лететь. В качестве вдохновляющей инструкции даны стихи господина Пономарева: «Крути в полете воздух-воду, / К ядрене матери лети/ И счастье, радость и свободу/ В полете этом обрети». Тут буквально по старой поговорке: оттого, что часто говоришь «мед», на устах слаще не станет – от громких слов и лозунгов ввысь не взмоешь.

В этом, собственно, беда очень многих «головных» арт-проектов последнего времени: берется интересный сюжет, привлекаются достойные художники, находятся отличные выставочные залы, но что-то не срабатывает. То ли коллективное творчество сразу снижает градус вдохновения (хотя, что греха таить, на такие выставки отправляются уже ранее изготовленные вещи – просто им надо дать новое название), то ли кураторы задают слишком узкие рамки, но живые чувства тут выхолащиваются. Чтобы понять происходящее, приходится вчитываться в аннотации. Впрочем, летнее чтиво тоже идет на пользу.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter