Рус
Eng
«Самая драгоценная и дорогая»

«Самая драгоценная и дорогая»

25 апреля 2013, 00:00
Культура
ЕЛЕНА МИЛИЕНКО
Лев Прыгунов впервые появился на экране в 1962 году, в главной роли в фильме «Увольнение на берег», и его обаятельный морячок мгновенно стал любимцем всех советских женщин. Затем были разноплановые роли в фильмах «Дети Дон-Кихота», «Иду на грозу», «Освобождение», «Сердце Бонивура», «Трактир на Пятницкой» и во многих др

Пятьдесят лет назад, снимаясь в своей первой картине вместе с Владимиром Высоцким, Лев Прыгунов не мог даже предположить, что в далеком тогда будущем он отметит свой день рождения в доме, носящем имя Высоцкого. А сам он будет уже народным артистом России с сотней сыгранных ролей, с изданными сборниками собственных стихов и многочисленными, в том числе и международными, выставками картин.

«Для меня эта выставка самая драгоценная и самая дорогая, – сказал Лев Прыгунов, – потому что картины отобраны и повешены осмысленно. Чуть-чуть не хватает воздуха, но мне жалко было убирать какую-либо картину, поэтому им немного тесновато». Но, по мнению гостей, можно было повесить картин еще больше, потому что разглядывать их – одно удовольствие: каждая несет в себе свет и поднимает настроение.

Рисует Лев Прыгунов с детства, и если сначала это было лишь увлечением, то сейчас живопись можно считать еще одним делом жизни. Лев Прыгунов – член Всемирной ассоциации художников. Большое количество его работ приобрели частные коллекционеры из Америки, Англии и Франции, несколько полотен представлено в ряде музеев современного искусства. На многих полотнах художника изображены стеклянные бутыли различных форм и размеров. За это умение тонко передать фактуру стекла друзья называют Льва Прыгунова «мастером хрустальных сфер». Сам художник так объясняет это увлечение: « Мне приснилась когда-то бутыль-дерево, и я ее написал. Первая бутыль была роскошная, и хотелось написать еще что-то подобное. Потом я стал задумываться, а почему эта форма не дает мне покоя? И пришел к выводу, что бутыль является таким предметом, который объединяет в себе четыре философских понятия: отражение, пустота, прозрачность и наполненность. И все это проходит через сознание».

Интересную историю о первом заработке Прыгунова в качестве художника рассказал близкий друг актера Владимир Михайловский. Сосед Михайловского по даче попросил Прыгунова нарисовать по фотокарточке дом отца, изображение которого было ему очень дорого. «И Лева маслом изобразил миниатюру на небольшой вазочке, – рассказал Михайловский. – Сосед в знак благодарности принес большую чашу клубники – это был первый заработок Прыгунова-художника».

Лев Георгиевич, как экскурсовод, провел гостей по выставке и рассказал о картинах. На вопрос, почему на полотне «Художник в России» изображен человек в рыцарских доспехах, Прыгунов ответил, что единственная возможность выжить в России – это заковать себя в броню, мощные латы. Иначе тебя разорвут на куски.

Художник Прыгунов почти никогда не пишет портреты, и даже на картине, которую в шутку называет «Автопортрет в рассерженном состоянии», самого автора нет. А есть только любимая рубашка в красную полоску, накинутая на спинку стула, и большая, необычной формы бутыль. «Вышел из себя», – с улыбкой поясняет Лев Георгиевич.

Но портреты, хоть и в небольшом количестве, все-таки присутствуют в его творчестве – это портрет жены, выполненный как пародия на парадный портрет, и портрет сына. Он не представлен на выставке, но Роман Прыгунов очень любит эту работу и считает ее одной из лучших в творчестве отца.

О творчестве Льва Прыгунова не скажешь однозначно: он и художник, и поэт, и философ, и полиглот, изучивший в свое время английский язык для того, чтобы не только слушать, но и понимать, о чем поет Фрэнк Синатра. И достиг такого уровня, что без дубляжа снимался в американских фильмах. А это доступно очень немногим иностранным актерам – требования к языку в Голливуде жесткие. Когда Прыгунов снимался в немецких фильмах, он говорил свободно по-немецки, снимался в Румынии и говорил по-румынски. А в последние годы актер, увлекшись восточной философией, стал учить китайский язык. «На ночь я читаю две-три страницы китайского текста, – говорит Лев Георгиевич, – пока самого примитивного. Это страшное удовольствие. Вообще любой язык – это самое прекрасное, на мой взгляд, развлечение для человека. Например, латынь – просто гениальный язык. С ума сойти можно. У меня есть тяга к языкам, и, когда мне захотелось прочитать церковные книги, я без учебника освоил церковнославянский язык. Сейчас абсолютно свободно читаю книги на этом сказочном языке, и у меня хорошая библиотека по этой тематике».

Очень точно о многогранном таланте Льва Прыгунова сказал Всеволод Шиловский, друг актера с пятидесятилетним стажем: «Лев Прыгунов – это человек громадной внутренней культуры. Музыка, поэзия, живопись – его диапазон колоссальный. Это редчайшая индивидуальность. В нем громадный талант, и он может все».

К этому можно только добавить, что, несмотря на перемены в стране и в обществе, Лев Прыгунов всегда остается самим собой. Его жизненные принципы – не врать и не воровать. Жить вольно и делать только то, что хочется, несмотря ни на что. И ему это удается.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter