Рус
Eng
Гений интерпретации

Гений интерпретации

24 декабря 2014, 00:00
Культура
АЛЕКСАНДР БЕЛЯЕВ
Певец умер в своем доме, в городке Крофорд штата Колорадо, где прожил последние 20 лет. Уникальный талант, непростая жизнь, извилистая карьера. Один из тех старых рокеров, кого называют легендарными – без кавычек.

Джон Роберт Кокер родился 20 мая 1944 года в городе Шеффилде на севере Англии. Небогатая семья. Отец – госслужащий. Впервые Джо спел на публике в 12 лет, с скиффл-группой брата. В подростковом возрасте организовал собственную группу. Образования никакого не получил. Был большим фанатом новой тогда музыки – американского блюза, соул и т.п. Любил Рэя Чарлза.

В 1964 году Джо Кокер получил контракт с фирмой Decca – лейбл выпустил сингл с перепевкой песни Тhe Beatles I’ll Cry Instead, где на гитаре играл, между прочим, будущий великий гитарист Джимми Пейдж (Led Zeppelin). Сингл провалился, контракт был расторгнут, и Джо Кокер на год отошел от музыки.

Потом пробовал разные варианты, составы и репертуар. Переехал в Лондон. Настоящий успех пришел к Джо Кокеру после выхода опять-таки кавер-версии тех же «битлов»: With a Little Help From My Friend. С тем же Пейджем на гитаре (будущий «Цеппелин» вообще был крайне востребованным студийным музыкантом). 9 ноября 1968 года эта песня, из которой рычащий Джо сделал неузнаваемый соул, попала на первую позицию британского хит-парада. С этой же песней Джо Кокер поехал в следующем году на мегафестиваль Вудсток в США. Где, по легенде, своим мощным голосом разогнал тучи.

«Мне было очень приятно, когда я узнал, что Джо Кокер собирается записать нашу With a Little Help, – вспоминает Пол Маккартни в интервью газете Daily Mail. – Кокер был славным парнем с Севера, и я, как и многие люди, обожал его голос. Джо и продюсер Денни Корделл пригласили меня в студию и включили запись своей версии. У меня просто мозги вылетели, настолько это было здорово! Джо сделал из моей песни настоящий соул-гимн! И я буду вечно ему за это благодарен».

После первого оглушительного успеха дела Джо Кокера пошли очень плохо. Он стал много пить, употреблять наркотики. 1970-е – для певца практически полностью потерянное время. По его словам, все стало «совсем плохо» в 1972 году, когда он попробовал наркотики; правда, в 1974 году проваливающийся в ад певец успел записать одну из главных своих песен, You Are So Beautiful, авторства Билли Престона (которую потом переиздал в 1996 году на альбоме Organic). В 1978 году судьба дала ему еще один шанс: он познакомился с девушкой по имени Пэм. «Пэм меня вытащила. Собрала по кускам, заставила поверить в себя. Я себя считал ничтожеством, а она доказала мне, что люди все еще хотят слышать, как я пою». В 1987 году Джо и Пэм официально поженились.

1980-е – это второе пришествие Джо Кокера в большой шоу-бизнес. В 1982 году Кокер и певица, подруга Леонарда Коэна Дженнифер Уорнс записали песню Up Where We Belong для фильма «Офицер и джентльмен» (с молодым Ричардом Гиром). Песня попала на первую строчку хит-парада Billboard Hot 100, Кокер и Уорнс получили ГРЭММИ в номинации «Лучший поп-дуэт». А песня You Can leave Your Hat On для фильма «9 с половиной недель» (1986) – визитная карточка, про нее никому напоминать не надо.

В 1990-е Джо Кокер продолжал выпускать альбомы, однако каких-то серьезных хитов на Западе не было. «В Штатах я – мультяшный персонаж. В Европе – помнят», говорил он сам. В Восточной Европе он все эти десятилетия оставался актуальной звездой. Русские люди по понятным причинам довольно поздно открыли для себя Джо Кокера. Но раз полюбив – больше не забывали. Для промоутеров концерты Кокера – верный бизнес, аншлаг гарантирован. Привозили его в Москву и другие города немыслимое количество раз. Новые альбомы безо всякой раскрутки продавались промышленными количествами в любом виде: на кассетах, «родных» дисках, «пиратке».

Кокер не был сочинителем, но был гениальным интерпретатором. Его поздние альбомы – сочетание неожиданных каверов (Never Tear Us Apart INXS, Everybody Hurts группы R.E.M. или First We Take Manhattan Леонарда Коэна) и специально написанного матерыми авторами материала с прицелом на хит вроде Let The Healing Begin американского блюзмена Тони Джо Уайта или N’oubliez jamais («Не забывайте»). Гений точной интерпретации: шлягер My Father’s Son у нас стал вечным хитом именно в версии Джо Кокера, оригинал Коннора Ривза у нас никто не знает. Последний альбом Джо Кокера, Fire It Up, вышел в позапрошлом году.

В день смерти музыканта многие рок-звезды – Брайан Адамс, Джин Симмонс (Kiss), Ринго Старр и другие – написали в соцсетях слова соболезнования. «Он был одним из лучших рок-певцов», просто резюмировал Брайан Адамс. И конечно, одно только выступление на Вудстоке вписало Джо Кокера в историю. Но, к счастью, он успел сделать намного больше.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter