Рус
Eng

Антисоветское – не значит русофобское

Антисоветское – не значит русофобское

Антисоветское – не значит русофобское

24 сентября 2012, 00:00
Культура
ВИКТОР МАТИЗЕН
Битва за Варшаву – один из самых драматичных эпизодов гражданской войны на территории бывшей Российской империи. В 1920 году войскам маршала Пилсудского удалось разбить части Красной армии и остановить большевистское нашествие на Запад под лозунгом мировой революции. В этой связи весьма любопытно, смогут ли борцы с «фа

Гоффман известен как комедиограф (его совместный с Эдвардом Скужевским фильм «Гангстеры и филантропы» приобрел в СССР культовый статус) и мастер военно-исторических эпопей («Пан Володыевский», «Потоп», «Огнем и мечом»). «Варшавская битва» снята в не совсем обычном для него стиле – короткий монтаж, движущаяся камера, резкие перебросы действия с поля боя в столичное кабаре, в ставку Тухачевского, кабинет Пилсудского и Кремль, где большевистская верхушка вынашивает планы коммунизации мира. Камера Славомира Идзяка, работавшего с крупнейшими польскими режиссерами, а также с Ридли Скоттом и Дэвидом Йейтсом, стремится охватить все пространство исторического сражения, глядя на него то взглядом главнокомандующего, то взглядом рядового солдата из гущи боя. И при этом уследить за передрягами, в которые попадают главные герои – поручик Крыницкий (Борис Шиц) и его возлюбленная Оля Раневская, сыгранная Наташей Урбанской. Которая, кстати, так хороша в роли кафешантанной певички и танцовщицы, что заставляет вспомнить Кэтрин Зета-Джонс в «Чикаго» и Лайзу Миннелли в «Кабаре» – и пожалеть о том, что Гоффман не ставит мюзиклов.

Траектория движения поручика пересекает все три стороны конфликта – поляков, петлюровцев и красных. Поляки приговаривают Крыницкого к расстрелу за чтение вслух большевистской листовки, красные спасают от польской пули, но едва не пускают в расход за попытку пресечь бесчинства, и только казаки Петлюры обходятся с ним по-человечески. При этом подробнее всего показано красное воинство – часть, в которой заправляет поляк, комиссар и чекист Быковский в превосходном исполнении Адама Ференци, который расстреливает своих наравне с чужими и обосновывает свои бесчинства пролетарской идеологией. Однако еврейских погромов, устраиваемых одними, другими и третьими, в фильме нет – необъятного все равно не обнимешь, а ужас войны между бывшими имперскими подданными виден и без них.

Интересна также политико-стратегическая составляющая этой масштабной российско-украинско-польской заварухи. Командование Красной армии рассчитывало, что ее вторжение в Польшу произведет тот же эффект, что в России, и польские крестьяне помогут ей установить советскую власть, но не тут-то было. Национальная солидарность поляков оказалась сильнее интернационально-классовой, а Пилсудский (почти неузнаваемый под гримом Даниэль Ольбрыхский) проявил политический ум, назначив премьер-министром крестьянского лидера, и показал военный талант, спланировав наполеоновский маневр, который позволил польской кадровой армии и ополчению разъединить и разбить наступавшие отряды Тухачевского.

Из исторических фигур того времени на экран выведены Ленин, Сталин и Троцкий, причем первые двое выглядят шаржированно, а третий, напротив, стуширован. Между тем Гофман, живший в Сибири вместе с депортированной из Польши семьей, а в 1955 году окончивший ВГИК и хорошо знающий наш язык и культуру, не ставил себе задачи спародировать вождей революции, поскольку это выбивается из стилистики картины. Комизм вызван недостатком экранного времени, вынуждающего их говорить сентенциями, убожество которых уже не скрыто демагогическим покровом. Но ведь нечто подобное мы видим и в советских фильмах 1930-х годов прошлого века, когда на экране появляются Ленин-Щукин и Ленин-Штраух, которые тогда казались значительными, а сейчас производят карикатурное и вместе с тем жутковатое впечатление вечно живых трупов.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter