Рус
Eng
В царстве бабочек и растений

В царстве бабочек и растений

23 октября 2013, 00:00
Культура
Светлана РУХЛЯ, Санкт-Петербург
В парадных залах Особняка Румянцева Музей истории Петербурга открыл выставку «Царство Флоры» – первое знакомство российской публики с цветочными натюрмортами XVII – начала XVIII столетий из богатого собрания арт-галереи «Модус Вивенди». Неяркое освещение, желто-золотистая драпировка на окнах, антикварные вазы с пышными

По сути же приглашение в «Царство Флоры» оборачивается погружением в древнейший язык знаков и символов, мало знакомый современному человеку, но являющийся, по сути, «языком вечности».

В самостоятельный жанр натюрморт развился в XVII веке. Шагнув за пределы исторической и жанровой композиции, неодушевленные предметы (предметы обихода) и объекты живой природы (растения, птицы, звери, насекомые) сформировали собственную «реальность», в основе которой лежал иносказательный (религиозный или нравоучительный) смысл. Особого расцвета изображение «мертвой натуры» (буквальный перевод с французского языка словосочетания nature morte) достигло в изобразительном искусстве Голландии и Фландрии. Но вырванное из контекста «живой» жизни (цветы сорваны, дичь подстрелена) «мертвое» не выглядело тленом, да и сами художники считали натюрморт «одушевлением умолкнувшей жизни».

…Вечнозеленый плющ олицетворял вечную жизнь, бабочки и шмели – бессмертную душу; яйцо – традиционный знак Воскресения, лопнувший плод граната – плодородия, ягоды земляники – наслаждения и соблазнов, пустые раковины – бессмысленных плотских удовольствий… О конечности материального мира напоминали сломанные и увядшие растения, осыпавшиеся цветочные лепестки; хрупкие изысканные сосуды говорили о тщетности богатства; капли росы на цветах символизировали скоротечность жизни и неизбежность увядания…

Цветочные натюрморты подразделялись на «гирлянды» и «букеты». Собранные в букеты цветы стояли в вазах, кувшинах или лежали на столе. Гирлянды обвивали медальоны с изображением Богоматери, святых угодников, библейских сюжетов или портреты. Экспозиция в Особняке Румянцева представляет подобные «картины в картине», выполненные Гуальтериусом (Воутером) Гисартсом, Яном Брейгелем Младшим, Яном Баптистом Босхартом. С эстетикой и символикой натюрмортов, определяемых как Vanitas vanitatum (суета сует), знакомят работы Фердинанда Брейгеля, Эгидиуса Нейманса, Яна Эверта Морела и Алиды Витхоос.

Необходимо отметить, что появление на выставке произведений голландского мастера лесного пейзажа, цветочного натюрморта и ботанической иллюстрации Витхоос и другой женщины-живописца Якобы-Марии ван Никеле – большая удача. Холсты обеих художниц дошли до настоящего времени в незначительном количестве и почитаются коллекционной редкостью. Алида Витхоос родилась в семье голландского художника Маттиаса Витхооса, училась у собственного отца и достигла в художественном ремесле незаурядных успехов. Аналогичным образом и живописец Ян ван Никеле был наставником своей дочери Якобы-Марии, ставшей впоследствии подлинным мастером цветочного натюрморта.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter