Рус
Eng
Великая битва с бронхитом

Великая битва с бронхитом

23 октября 2013, 00:00
Культура
МАЙЯ КРЫЛОВА
Концерт знаменитой певицы Марии Гулегиной (на фото) был посвящен 200-летию со дня рождения Верди. Певица, у которой, по словам рецензентов, «в жилах течет кровь Верди», представила программу из оперных арий композитора.

Конечно, на Западе, где работает певица, Гулегину знают больше, чем у нас: ее имя почти священно для меломанов Европы и Америки. Роскошное драматическое сопрано и сценическая харизма позволили ей (единственной из наших соотечественниц) сыграть 160 спектаклей в Metropolitan Opera и выступить в главных ролях 15 постановок Миланского театра La Scala. Но и у нас более чем хватает почитателей Гулегиной: консерваторский зал был заполнен до отказа, и у входа спрашивали лишний билет.

Биография Гулегиной похожа на роман: в ней было теплое одесское детство, занятия гимнастикой, желание стать балериной и семейные традиции пения – в ее роду все оказались голосистые. В 1986 году способной девушке дали третью премию на конкурсе Чайковского, после чего расстроенная Гулегина, по праву ожидавшая золотой медали, кинула свою награду в кусты. Певица начала карьеру в Минске, где на нее вскоре написали донос в республиканский ЦК КПСС: обвинение в преклонении перед Западом – это не шутка. Возмущение белорусских народных артистов было вызвано неслыханной наглостью молодой солистки: она предложила петь иностранные оперы на иностранных языках, как это принято во всем мире.

Почти тайком покинув минский театр, Гулегина быстро получила известность в Европе. У нее было три дня на подготовку дебюта в «Бале-маскараде» Верди, где ее партнером оказался Лучано Паваротти. Мария Агасовна любит рассказывать, как на репетиции она старалась петь, развернувшись к своему великому коллеге, но он подошел и повернул ее лицом к публике: «Им прежде всего посылай звук». С тех пор Гулегина работает на сцене по заветам Паваротти, и московский концерт это стопроцентно подтвердил. Она всегда поет самоотверженно и не щадит себя, демонстрируя при этом манеры королевы и эмоции вахканки. С первой минуты примадонна бросает в зал такой напор энергии и страсти, что иногда это даже кажется чрезмерным: на московском концерте мелодрама была возведена в квадрат и бушевала, как Тихий океан в зимний шторм. С другой стороны, вердиевский репертуар как нельзя лучше соответствует ее голосу и темпераменту, да и его истории тоже: страсти в них и впрямь романтически преувеличены, и персонажи Гулегиной – мятущиеся женщины в узловой момент жизни. И видеть, как на концерте грозная фурия мгновенно преображается в патетическую страдалицу, означает наблюдать театр одного актера со спецэффектами.

Мировая звезда оперы азартна и честолюбива, и трудностей она не боится. В ариях Верди, которые часто написаны для голоса с большим диапазоном, она создавала контрастную «светотень»: то опускалась на почти меццо-сопрановые низы, то возносилась к высотам, достойным и лирического сопрано. Фирменная мощь вокала, конечно, чувствовалась, но иногда ощущалось и напряжение, а во втором отделении в уставшем голосе даже появились легкие хрипы.

Все это не снимало впечатления, произведенного певицей на аудиторию: Гулегина как вышла под овации на сцену (в красивом черно-золотом платье с кринолином), так и ушла с нее под грохот аплодисментов, которые публика подарила ей стоя. Триумфу не помешал даже странный аккомпанемент, выдаваемый симфоническим оркестром радио «Орфей» под управлением Сергея Кондрашева. Верди у него звучал, во-первых, так громко, что оркестровые звуки на форте не смогли перекричать даже «Мастера хорового пения» – хор, помогавший Гулегиной в эпизодах опер и заполнявший паузы между ее выходами. Во-вторых, и это самое неприятное, музыка великого итальянца, сыгранная «грубым помолом» и чересчур с резкими акцентами, приобрела какой-то попсовый оттенок. Обидно вдвойне, поскольку Гулегина, кроме известных фрагментов из «Трубадура», «Набукко» и «Макбета», спела редко исполняемую арию Леоноры из оперы «Оберто, граф ди Сан-Банифачо» и арию Лукреции из оперы «Двое Фоскари».

А вопрос о хрипах в итоге разрешила сама Мария Агасовна: в конце концерта она обратилась к публике со словами « жизнь певца – это постоянная борьба с бронхитом, а у меня сегодня очень серьезный бронхит». Так что похвала ей за мужество.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter