Рус
Eng
Небывалые звуки музыки

Небывалые звуки музыки

23 апреля, 00:00
Культура
МАЙЯ КРЫЛОВА
Концерты Чикагского филармонического оркестра прошли на сцене Большого зала консерватории. Прославленный американский коллектив в любом случае вызвал бы огромный интерес: оркестр, которому больше 120 лет, считается одним из лучших в мире, к тому же он давно не играл в России. Но на гастролях был двойной аншлаг: меломан

Это сочетание высочайшего качества способно убить наповал, но чикагскому оркестру и его поклонникам к такому уровню не привыкать – в былые годы с легендарным коллективом выступали Прокофьев, Рахманинов, Рихард Штраус, Равель, Ростропович, Бернстайн, Булез и Баренбойм. На пресс-конференции журналистам подарили диски с вердиевским «Реквиемом» – Мути этой записью начал работу в коллективе и сразу пополнил копилку премий «Грэмми»: их у чикагского оркестра было 60, а стало 62. Но ни в Петербурге, где продолжился российский тур оркестра, ни в Москве музыка Верди не прозвучала. Второй концерт в столице был посвящен Штраусу и Франку. Тут вопросов нет. А первый вечер, где довелось побывать автору этих строк, вызвал недоумение частью репертуара. Честно говоря, все первое отделение вспоминалось выражение «колоть компьютером орехи»: было мучительно жалко, что мы, имея выдающийся оркестр, не слушаем выдающуюся музыку. Выбор Мути удивил с первых минут, когда зазвучало семиминутное современное сочинение под названием «Космическая одиссея». Главные достоинства этой «многозначительной», громогласной и пустоватой вещи – возможность показать богатые и звучные «краски» оркестра, демократизм (типичное произведение для «простого» слушателя) и ассоциации с одноименным фильмом Стенли Кубрика. И еще дата создания: вещь не так давно создал русский композитор Дмитрий Смирнов, живущий в Лондоне, что и позволило сочинению попасть под руку Мути: американский коллектив, как и прочие коллективы Европы и Америки, трепетно относится к пропаганде современной музыки. Впрочем, такому оркестру дай хоть «Мурку» сыграть – и все равно выйдет шедевр. А выступавший с вводным словом Святослав Бэлза предупредил: воспринимайте это как гимн, исполненный перед началом. Ведь тур чикагского оркестра в России организован на высшем уровне, в знак нынешней «перезагрузки» российско-американских отношений. И президент США Барак Обама, как сообщил на концерте посол США Майкл Макфол, особенно гордится гастрольным проектом: Чикаго – его родной город.

Дальше был опус Нино Рота, друга и наставника Мути, когда-то убедившего юного Риккардо в наличии способностей и необходимости стать музыкантом. Композитор знаменит прежде всего музыкой к кинофильмам. Оркестр и исполнил коллаж из «Леопарда». Фильм Висконти, сделанный в 1963 году по роману знаменитого итальянского писателя, повествовал об Италии времен походов Гарибальди и объединения страны. Без поддержки визуального ряда «служебный» характер музыки полез наружу, обнажив милую поверхностность. Мути отнесся к этим сентиментальным прогулкам по прекрасной Италии,, пожалуй, слишком серьезно. Оркестр звучал изысканно – и так, словно Рота затеял не легкое стилизаторское путешествие в прошлое, а, по меньшей мере, сочинял философский трактат.

Гроза второго отделения мгновенно заставила забыть эти сладкие штучки. Чикагский филармонический оркестр играл Пятую симфонию Шостаковича, и на глазах слушателей выступали слезы. Они, конечно, выступили бы в любом случае: симфония написана Дмитрием Дмитриевичем в 1937 году, после приснопамятной статьи в «Правде» под названием «Сумбур вместо музыки», с которой началась травля композитора. И если есть в мировой музыке сочинения под грифом «крик души», то Пятая симфония (с ее жутким и одновременно сатирическим колоритом наступления сил зла и мучительными попытками упомянутой души обрести свободу, вырваться из-под чудовищного давления) займет в этом списке одно из первых мест. Но чикагский оркестр под управлением Мути может заставить плакать дважды – от эмоций музыки и от ее интерпретации, если, конечно, по достоинству оценить предложенный уровень мастерства. Эмоциональная же сторона напоминала совершенное «золотое сечение»: со сцены в зал летели, если можно так выразиться, идеальное горе и идеальная надежда. Нежнейшие струнные вдруг взрывались, словно атомная бомба, добивая несгибаемым совершенством. Секция духовых – коронное чудо этого оркестра – гремела удивительными громами и разливалась умиротворенным океаном. Перкуссия, и та поражала до дрожи: всего лишь барабан, а как красноречив! Безупречно играя балансом оркестровых групп (а в этом оркестре служат музыканты, которые прошли конкурс 200–300 человек на место), Мути тщательно воспроизводил вселенский масштаб музыки и очевидно подчеркивал своеобразие тембров, виртуозно сводя это в единое целое, неслиянное и нераздельное. Некоторым привередам такая, до мельчайших деталей сбалансированная манера показалась слишком уж выверенной, учитывая характер партитуры. Но другие (и многие) ликовали.

Конечно, приезд чикагского оркестра с Мути – событие года. Отрадно и то, что музыканты развернули в России большую благотворительную программу. Они дали мастер-классы студентам Московской консерватории и сыграли на специальном концерте для инвалидов.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter