Рус
Eng
Время малых дел

Время малых дел

22 декабря 2015, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
В ГЦСИ всерьез задумались над «Границами человеческого». Именно так называется выставочный цикл и многочленные встречи и лекции, которые словно бы подводят итог ХХ веку и открывают новые перспективы. Первая экспозиция с мудреным названием – «Избирательное сродство» – показала, что о серьезных вещах можно говорить очень

Для названия первой выставки «человеческой» серии взят заголовок раннего романа Гете «Избирательное сродство». Все, кто когда-либо пытался читать это многословное произведение, должны помнить, какие противоречивые чувства оно вызывает. С одной стороны, там показано, как методично и вдохновенно обустраивает свою усадьбу аристократическая чета – появляются новые аллеи, тропинки, скамейки, павильоны. Сплошная идиллия. И на этом жизнестроительном фоне в семье и душах главных героев творится полный кавардак. Они по очереди влюбляются в того, в кого не следует влюбляться, лгут себе и близким, страдают, мучают себя и друг друга. Впрочем, Гете и здесь видит закон природы: человеческое общество живет по принципу химических реагентов – где-то все спокойно и гладко, а в какой-то момент два безобидных элемента могут вступить в такой бурный контакт, что святых выноси.

От выставки по такому роману можно было ожидать чего угодно: страшных драм или, наоборот, полной гармонии. А можно было вообще взять семейные пары художников, которые тоже пытаются насадить свой сад (впрочем, это уже было в проекте «Динамические пары»). Но Виктора Мизиано, куратора выставки, заинтересовала не столько психология семейной жизни, сколько самая общая гетевская мысль насчет того, что человечество – эта такая же часть органической природы как, например, растения. Именно поэтому основные художники, избранные для проекта, в главных принципах своего творчества повторяют стратегию природы. Все они оказываются не столько Творцами (с большой буквы, с гордой позой и огнем в глазах), сколько скромные со-творцами, превратившими свое искусство в разрастание органических форм, взявшими за основу простейшие элементы.

Самые сильные эмоции здесь вызывают объекты немецкой художницы Кристианы Лер, которая создает миниатюрные, легчайшие «скульптуры» из стеблей чертополоха и одуванчика, из семян тополя и репейника. Поблизости венецианка Элизабетта Ди Маджио проявляет виртуозное искусство резьбы скальпелем по листьям папоротника или плюща. Завораживающе смотрятся парящие объекты венгра Аттилы Черге – он «выводит» такие геометрические формы, которые могут левитировать от хитро направленных воздушных потоков. Наконец, все выставочное пространство пронизывают опыты художницы из Ирландии Кэти Хольтен, которая наблюдает разрастание городов, представляя этот процесс как рождение тончайшей паутины, или вычерчивает на черных досках меловые узоры (мел, как выясняется – специально добыт из тысячелетних земных пластов). Все это, действительно, очень красиво, эффектно и умиротворяюще. Правда, как и роман Гете, выставка в какой-то момент рождает неприятное, сосущее чувство: а что, если человечество (если не брать божественную теорию его происхождения) – совсем не органический элемент природы, а некий вирус (теорий насчет этого тоже множество). Тогда можно понять его постоянный зуд переделать уже сделанное, исправить или испортить. В противном случае вместо этой выставки стоило бы устроить экспозицию красот из ботанического сада или зоопарка.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter