Рус
Eng

Писатель Павел Басинский

Писатель Павел Басинский

Писатель Павел Басинский

22 октября 2014, 00:00
Культура
Евгения ТЮЛЬКИНА
Накануне был оглашен длинный список претендентов на литературную премию «Дебют», председателем жюри которой вновь стал известный писатель и литературовед Павел Басинский. Автор известных книг о Льве Толстом, Павел БАСИНСКИЙ поговорил с корреспондентом «Новых Известий» о современной русской литературе, литературном осмы

– Павел Валерьевич, вы были председателем жюри «Дебюта» в 2012 году и возглавляете его сейчас. Изменились ли тенденции молодой литературы? Вот Ярослава Пулинович (также член жюри) отметила, что появилось внимание к комедийной и антиутопической пьесе...

– Драматургия – это такой специфический жанр, произведений в нем пишут не так много, и потому легко отслеживать тенденции. А в прозе, которой пишется много, отслеживать тенденции сложно, поэтому сказать, что за два года как-то кардинально изменились тенденции, я не могу. Но среди тенденций я бы выделил вот что: скажем, явное если не преобладание, то наступление жанра нон-фикшн на жанр фикшн-фикшн не в смысле фэнтези и детективов, которые всегда будут читаемы и прибыльны, а фикшн как серьезная литература, как литература-исповедь, литература о себе, о жизни. Серьезной литературе начинают все меньше доверять. Читатель, особенно молодой, думает: зачем мне это нужно? Зачем мне выдуманный роман, когда я могу прочитать довольно интересную биографию, например, о жизни Ландау? В нон-фикшне есть познавательность, есть польза, и, мне кажется, современные молодые люди больше ищут пользы. Либо развлекаловки, которую продолжают находить в фэнтези и детективах, либо пользы, а нечто среднее начинает вытесняться, и это на самом деле плохо, потому что это говорит о том, что через какое-то время у нас не будет своих «Мертвых душ», своих «Бесов», своих «Отцов и детей»... Тенденция, как мне кажется, такова.

– Велико ли внимание молодых к социальной теме в литературе? Откликаются ли молодые авторы на актуальные события, например, политические?

– Понимаете, чтобы откликаться на политические события, например украинские, там надо, во-первых, побывать, то есть нужно рисковать. На самом деле такой литературы пишется довольно много, но это публицистика, а не проза, это репортажи с места событий. Люди описывают то, что они видят. Как это будет осмыслено потом, выльется ли в настоящую литературу? Я думаю, что выльется так, как это произошло, например, с афганскими и чеченскими событиями. Для художественного осмысления украинских событий еще просто не пришло время. Вот прошло несколько лет с событий на Болотной – но как писать об этом художественно? Можно писать публицистику, писать статьи, аналитику. Хотя, честно говоря, странно, что нет произведения о судьбе человека, который попал на Болотную случайно, а не потому, что он ярый активист, рассказа о том, что с ним произошло...

– А сколько должно пройти времени, чтобы появилось адекватное произведение об эпохе?

– Эпоха меняется каждый день, мы каждый день просыпаемся и не знаем, что с нами произойдет. В России и в мире каждый день меняются политические события, литература не успевает за ними, потому что ей нужно их осмыслить: внедрить героя, придумать интригу, придумать жизнь, а это невозможно, потому что картина мира каждый день разная.

– Наверное, единственные авторы, которые все же пытаются «догнать» актуальные события, – это драматурги. Например, на «Любимовке» этого года ажиотаж создала пьеса о событиях в гольяновском магазине... Это пьеса «Магазин» Олжаса Жанайдарова.

– Да, соглашусь: этим занимаются в Театре.doc, об этом пишут авторы «новой драмы». Но «крупная» литература не успевает.

– Как вам кажется, насколько «взрослые» премии отражают современный литературный процесс?

– Я вам честно скажу: на самом деле премии ничего не отражают. Они лишь показывают существование литературного процесса как такового. Я всегда говорю, что никакой справедливости в премиях нет и быть не может: ну где вы найдете таких членов жюри, которые точно оценят, что вот это произведение лучше, а другое – не лучше? Даже академики Нобелевского комитета этого не могут, их каждый год ругают за то, что они дают премию «не тем», как и членов английского букеровского комитета. Поэтому премия – это не результат, а процесс, который ничего не фиксирует, а лишь задает тонус литературе, поэтому нельзя требовать от премий идеальности.

– Сейчас многие писатели подались в журналистику: кто-то регулярно пишет колонки для СМИ, другие сидят в «Фейсбуке». Как вам кажется, почему писатели растрачиваются на публицистику, а не копят мысли для настоящей литературы? Не вредно ли это для писательского дара?

– «Фейсбук» не является литературой, хотя порой происходят любопытные вещи. Книга Татьяны Толстой «Легкие миры», которая занимает сейчас первое место в рейтингах продаж, состоит практически полностью из записей в блогах. Но надо понимать, что это не литература, а, наверное, электронная журналистика, высказывание... Хотя этот успех Толстая в свое время завоевала именно как большая писательница. У литературы есть свои законы, это искусство, в конце концов. Если все люди начнут пиликать на скрипке или бряцать на пианино, каждый, как хочет, как это ему представляется, то мы же не скажем, что это музыка. Так и с литературой. Мне кажется, сете-литературы не бывает, я в нее не верю.

– У издателей есть термин «сетература»...

– Ну, скажем, когда Дмитрий Глуховский написал «Метро 2033», эту книгу не взял ни один журнал, ни одно издательство. Тогда он вывесил книгу в Интернете, собрал полмиллиона читателей, и после этого за ним стали бегать все издатели. Он стал знаменитым писателем с огромными тиражами. Но в целом то, что пишется в «Фейсбуке», – это не литература, это болтовня.

– В свое время из «Дебюта» вышли многие писатели, которых сегодня ценят и читают: Сергей Шаргунов, Денис Осокин...

– Мне кажется, Осокина никто не читает, его смотрят. Его открыл режиссер Федорченко, который нечто в нем увидел и снял два фильма («Овсянки» и «Небесные жены луговых мари». – «НИ»). Что касается Шаргунова... Он сначала пошел в политику, у него были большие перспективы, но не получилось. Сейчас он вернулся в литературу, написав роман «1993», на мой взгляд, сильный. В литературе все очень по-разному, нельзя угадать, кого будут читать. Вот был Сэлинджер, который написал самый обычный подростковый роман «Над пропастью во ржи», ничего особенного в нем не было, но почему он стал мировым бестселлером? Это волшебство, предугадать которое невозможно.

– Кого из современных авторов вы с удовольствием читаете именно как простой читатель, а не литературовед?

– Поскольку я сам сейчас пишу про Толстого – уже третью книгу, наверное последнюю, – я читаю много иной литературы, но стараюсь следить и за современностью. Последнее, что читал, – «Обитель» Захара Прилепина. У меня сложное отношение к этой вещи, но это мощная книга. С интересом читал Марину Степнову, роман «Безбожный переулок», до этого читал «Тетю Мотю» Майи Кучерской. Очень понравилась повесть Сенчина, которая была опубликована в «Дружбе народов», – «Чего вы хотите?»

– Как вам кажется, есть ли голос у молодого поколения?

– Ну, это от вас зависит. Кто-то в 24 года пишет гениальные вещи, как Лермонтов, кто-то вступает в литературу гораздо позднее. Сложно определить. Мне кажется, человек всегда может вступить в литературу: в 15 лет, в 30. Главное – говорите. Лишь бы вас услышали.

СПРАВКА

Павел БАСИНСКИЙ – российский писатель, литературовед и литературный критик. Родился 14 октября 1961 года во Фролово, Волгоградская область. Член Союза российских писателей, академик Академии русской современной словесности. Входит в постоянное жюри премии Солженицына. Учился на отделении иностранных языков Саратовского университета, окончил Литературный институт имени Горького и аспирантуру при нем, защитил кандидатскую диссертацию по теме «Горький и Ницше». Составил сборники произведений Максима Горького, Леонида Андреева, Осипа Мандельштама, Михаила Кузмина. В 2010 году написал книгу «Лев Толстой: бегство из рая» (1-е место в Национальной литературной премии «Большая книга»), в 2013-м – «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: История одной вражды». Выведен Виктором Пелевиным под именем Бисинский в романе «Generation П» и рассказе «Краткая история пэйнтбола в Москве». Под именем Павло Басиня фигурирует в повести Владимира Сорокина «День опричника». В свою очередь Басинский изобразил Пелевина в «Русском романе» как модного писателя Виктора Сорнякова, автора книги «Деникин и Ничто».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter