Рус
Eng

Остался в будущем

Остался в будущем

Остался в будущем

21 ноября 2012, 00:00
Культура
КАТЕРИНА СЕРЕБРЕННИКОВА, ЕЛЕНА РЫЖОВА
В санкт-петербургской больнице 19 ноября скончался Борис Стругацкий. Одному из самых известных российских писателей-фантастов XX века было 79 лет. В соавторстве с братом Аркадием им написано около 30 романов и повестей, в том числе ставшие культовыми «Понедельник начинается в субботу», «Трудно быть богом» и «Пикник на

Борис Стругацкий стал известен широкой публике в 1959 году после выхода повести «Страна багровых туч», написанной в соавторстве с братом Аркадием. Повесть положила начало циклу произведений о Мире Полудня («Путь на Амальтею», «Стажеры», «Обитаемый остров», «Волны гасят ветер»), а также сделала братьев Стругацких знаменитыми. Позже их назовут классиками современной научной и социальной фантастики, однако Борис Стругацкий не раз говорил, что они с братом пишут в жанре «реалистическая фантастика», и в центре их произведений стоит человек и его выбор в трудной ситуации, а иные миры – лишь «декорация».

Путь Бориса Натановича к читателям был не простым: он пережил блокаду Ленинграда, закончил математико-механический факультет по специальности «звездный астроном», работал в Пулковской обсерватории.

Уже самые первые произведения братьев Стругацких были высоко оценены ведущими критиками того времени. Писатели изобрели новый, прекрасный мир-мечту, антиутопию, но населили его близкими каждому героями. Их персонажи работают в НИИ, говорят на простом и понятном каждому языке, а главное – как и любой человек, стоят перед нравственным выбором между свободой под угрозой смерти или отказом от своих убеждений и уютной жизнью.

«На мой взгляд, братья Борис и Аркадий Стругацкие были очень разными. Я лучше знала Аркадия Натановича, который жил в Москве и периодически заходил в редакцию журнала «Знамя», это было еще в доперестроечное время. Давал читать «Гадкие лебеди» и другие произведения, которые не могли быть тогда напечатаны, – рассказала «НИ» первый заместитель главного редактора журнала «Знамя» Наталья Иванова. – Я думала, что с его уходом вообще закончится этот литературный тандем. Но Борис Стругацкий продолжал писать, продолжал свою работу с молодыми фантастами, воспитал целую школу в Петербурге и не только. Они оба были олицетворением той фантастики, которой у нас сейчас нет. Это была ярко выраженная социально-политическая фантастика, рассказ об обществе, можно сказать, современном, но эзоповым языком, который придавал произведениям Стругацких особую глубину и метафоричность. Конечно, можно сказать, что написанное Стругацкими осталось в прошлом. Но я боюсь, что наша современная жизнь заставит нас еще не раз очень внимательно перечитать их произведения и понять, куда мы движемся. Хотелось бы думать, что не в сторону сюжетов «Гадких лебедей» или «Трудно быть богом». Хотя некоторые эпизоды из этих произведений уже повторяются как в неком странном сне».

Борис Стругацкий буквально до последнего дня прямо высказывал свою гражданскую позицию. В частности, в 2005 году он подписал обращение, позже ставшее известным как «письмо 50-ти» с просьбой признать Михаила Ходорковского политическим заключенным. Через шесть лет его подпись появилась под еще одним посланием, отправленным в Amnesty International, в котором Ходорковский был назван узником совести. Своих политических взглядов Борис Натанович никогда не скрывал и на вопросы отвечал прямо. Среди прочего про акцию Pussy Riot в одном из интервью он сказал: «Я вижу это как поганое хулиганство. Но клерикально-авторитарная кампания, которую господа начальники развернули вокруг хулиганок, более омерзительна, чем само хулиганство. «Возвращение в совок» это называется».

В одном из интервью Борис Стругацкий на вопрос, верите ли вы, что наша душа бессмертна, ответил: «Там» нет ничего, и уходят «туда» навсегда. Извините».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter