Рус
Eng

Лицом к лицу, спиной к спине

Лицом к лицу, спиной к спине

Лицом к лицу, спиной к спине

21 апреля 2009, 00:00
Культура
АНАСТАСИЯ ТОМСКАЯ
В последние годы Deep Purple заезжают в Россию настолько часто, что многие меломаны с зевотой рассказывают друг другу: «Ну вот, опять...» Однако на малых площадках, где до сцены рукой подать, команда Яна Гиллана до сих пор у нас не играла. В воскресенье и понедельник на сцене одного из столичных клубов ветераны рока пр

Выйдя на сцену в половине десятого, они сразу взяли с места в карьер, исполнив одну из визитных карточек группы, песню Highway Star с альбома Machine Head. Невзирая на неполадки с микрофоном в первые минуты концерта, одетый в белую футболку Ян Гиллан петь не прекращал, а публика поддержала легендарного вокалиста, хором пропев знакомые строчки. Лучшего разогрева и придумать было нельзя: когда звукорежиссеры к середине хита справились с аппаратурой, зал уже аплодировал в такт и пел не прекращая.

Публика, по традиции всех российских концертов Deep Purple, собралась разновозрастная: от совсем пожилых 70-летних любителей «музыкального смака» до 18-летних подростков. Энергетика музыкантов, привыкших работать на больших стадионах, в сочетании с отзывчивым московским зрителем, произвела оглушительный эффект: концерт вместо обещанного часа продолжался полтора.

В течение всего концерта легенды хард-рока исполняли одни только хиты: сингл начала 70-х Strange Kind Of Woman, Fireball и Perfect Strangers с одноименных альбомов, Space Truckin’ с Mashine Head. Порой Гиллан по своему обыкновению начинал импровизировать в текстах песен, чем приводил публику в некоторое замешательство, которое, впрочем, с лихвой искупалось тандемом Роджера Гловера и лид-гитариста Стива Морса, радовавших публику акробатическими этюдами «спина к спине».

Не обошлось и без довольно долгих и очень качественных инструментальных композиций: Гиллан периодически уходил со сцены, давая возможность знаменитому американцу Морсу показать свое виртуозное мастерство. Морс влился в коллектив в середине девяностых, но все еще с явным пиететом взирает на тройку «динозавров» первого состава: Гиллана, Гловера и ударника Яна Пейса. С не меньшим уважением он относится и к музыкальному наследию экс-лид-гитариста группы Ричи Блэкмора: порой Стив настолько точно копировал блэкморовские гитарные рифы, что становилось не по себе. Но, копируя основателя группы на радость старым фанатам, Морс периодически позволял себе и авторские импровизации. На двух экранах транслировалось происходящее на площадке, и если зал переставал хлопать в такт, это значило, что камеры снимали руки Морса в очередном гитарном запиле. Соло клавишника превратилось в отдельный мини-концерт, состоящий из попурри классических мелодий и обязательных русских народных песен.

В середине концерта Гиллан сотоварищи исполнили главный хит всех времен и народов Smoke on the Water, и тут уже дали возможность публике попеть самой. Гиллан протягивал микрофон партеру, который с удовольствием тянул: «Smo-o-oke on the wa-a-a-ter, a fire in the sky-y-y!» Именно в этот момент можно было с уверенностью сказать, что опыт выступления Deep Purple в «камерном» зале (относительно «Олимпийского», конечно) удался. Музыканты явно начали получать удовольствие от происходящего: Морс ослепительно улыбался, Гиллан корчил рожицы публике, а Пейс за барабанной установкой выдал такое соло, что зал просто зашелся в восторге.

На бис Deep Purple сыграли две композиции. Первой, после долгих импровизаций басиста Роджера Гловера и клавишника Дона Эйри на тему «Полюшко-поле», оказалась композиция Hush. На альбоме Shades of Deep Purple ее исполнял не Гиллан, который в тот момент покинул группу, а Дэвид Ковердейл, так что зрителям представилась возможность услышать Hush нынешним фронтменом Deep Purple. Ну а на самый десерт слаженное пение московских фанатов сопровождало всю финальную Black Night.

Их отпускали нехотя, пусть и было понятно, что шестидесятилетний Гиллан, честно отпевший весь концерт и выдававший в каждой песне свои знаменитые вокализы, подустал. И кто бы мог подумать полвека назад, когда Deep Purple только начинались, что «пацан, который замечательно умеет вопить высоким голосом», по меткому выражению Ричи Блэкмора, сыграет столь важную роль в рок-музыке и будет столь почитаем в России.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter