Рус
Eng
«Элик всю жизнь пытался сделать из меня киноартиста»

«Элик всю жизнь пытался сделать из меня киноартиста»

21 марта 2016, 00:00
Культура
«Есть фраза «искусство требует жертв». Перед вами – жертва искусства Эльдара Александровича Рязанова», – сказал кинорежиссер Сергей Урсуляк. Эту же мысль повторили и все остальные участники большого вечера воспоминаний, прошедшего в киноклубе «Эльдар», поскольку не заболеть Рязановым, не подпасть под обаяние его творче

Киноклуб организовал мероприятие в короткий срок. Не было и помпезной рекламы, однако билеты разошлись моментально, а поток желающих выйти к микрофону и рассказать о своем Рязанове казался неисчерпаемым.

Светлана Немоляева и Александр Ширвиндт, Анастасия Вертинская и Вадим Абдрашитов, Лариса Голубкина и Николай Лебедев, Вера Таривердиева и Сергей Урсуляк, Елена Камбурова и многие другие оставили свои срочные дела для того, чтобы еще раз почтить память человека, чей талант не поддается анализу. Сколько бы ни пытались участники встречи добавить штрихов к портрету, всякий раз у них получался совершенно самостоятельный, ни на кого не похожий образ (не зря одна из книг о творчестве кинорежиссера называлась «Необъятный Рязанов»).

Специально для участия в вечере из Петербурга приехала Алиса Фрейндлих (это первый ее выход на подмостки киноклуба «Эльдар»). Готов был сесть в самолет и Олег Басилашвили, но из-за плохого самочувствия поездку отменил, зато пообещал сделать к осени большую творческую программу о своем сотрудничестве с Эльдаром Александровичем.

Кажется, не было такого человека на вечере, который ни сказал бы о том, чему лично он научился у Рязанова. Учились с детства, заочно и на расстоянии и, разумеется, всегда – хорошему…

«В четыре с половиной года я посмотрел «Гусарскую балладу», – говорит Сергей Урсуляк, – и эта картина повлияла на мою дальнейшую жизнь. Я полюбил кино и стал думать о профессии режиссера. В ту пору я жил в Магадане, в третьем классе решил заново поставить «Гусарскую балладу» силами учащихся магаданской средней школы №7. Довольно весело мы начинали работать. Смущало лишь то, что лошади великоваты для младшеклассников. И тогда я написал в Московский зоопарк письмо с просьбой, чтобы мне для съемок новой «Гусарской баллады» прислали несколько пони. Зоопарк почему-то на письмо не ответил, и постановка сорвалась. Однако ничего случайного в жизни не бывает. Прошли годы, я учился на высших режиссерских курсах, снял свой первый фильм и его должен был представить (в рамках вгиковской традиции) кто-либо из крупных мастеров. И вдруг я узнал, что представлять его будет… Эльдар Александрович Рязанов. Так замкнулась эта история. И я абсолютно убежден, что это знак судьбы.

Кинорежиссер Вадим Абдрашитов попытался обобщить, что за явление представлял собой талант Эльдара Рязанова, звучало множество наблюдений и точных характеристик (не раз перебиваемых аплодисментами), но самой главной движущей силой Рязанова Абдрашитов считает просветительство – черта, наиболее полно отразившаяся в книгах, а также в «Кинопанораме», «Парижских тайнах» и других телепрограммах мэтра. Впрочем, артисты в качестве главной черты называли другое качество – Эльдар Александрович как никто умел изменить судьбу актера.

«Сниматься у него, находиться рядом – было необыкновенным счастьем, – сказала Светлана Немоляева. – Конечно, я участвовала в пробах и в «Гусарскую балладу», и в «Иронию судьбы». Но все они были неудачные. Попасть к Рязанову это вообще несбыточная мечта. Мне повезло лишь в том, что однажды он вместе с Брагинским принес в наш театр пьесу «Сослуживцы», по которой позже был снят «Служебный роман». Вслед за ней последовала постановка спектакля по пьесе «Родственники». И вот эти «Родственники» сыграли в моей жизни решающую роль.

В отличие от Немоляевой, путь Александра Ширвиндта в рязановские фильмы был тернист и извилист. «Элик всю жизнь пытался сделать из меня киноартиста, но ничего не получилось, – рассказал на вечере Александр Анатольевич. – Хотя попытки действительно были искренние. Первый раз он завелся снимать Женю Евтушенко в «Сирано де Бержераке». И мне сказал: «Я тебя без пробы утверждаю на графа де Гиша». Сшили красивые костюмы, написали прекрасный сценарий. Но Евтушенко стал в тот период опальным поэтом, и Рязанову запретили снимать Евтушенко, а без Евтушенко он не хотел. И де Гиш от меня ускользнул. Потом Элик стал пробовать артистов в картину «Зигзаг удачи». Проба была достаточно смелая: в павильоне стояла двуспальная кровать, и я пробовался со Светочкой Дружининой. Одним из операторов фильма был муж Светочки Толя Мукасей, который смотрел на это дело через объектив кинокамеры. Когда я нырнул под одеяло, Светочка лежала в двух тренировочных костюмах. Это была советская порно-кинопроба. Мы попробовали, и… на роль утвердили Леонова».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter