Рус
Eng
Как важно не принимать себя всерьез

Как важно не принимать себя всерьез

21 марта 2013, 00:00
Культура
Ольга ЕГОШИНА
У актера и режиссера Игоря Яцко с Оскаром Уайльдом отношения давние. В постановке «Как важно быть серьезным» он играл одну из главных ролей еще в Саратовском театре. Ставил «Саломею». Наконец, участвовал в работе над «Как важно быть серьезным» Анатолия Васильева. В программке спектакля стоит признание режиссера: «Играт

Для Оскара Уайльда уже в «Саломее» был предложен постановочный стиль, сочетающий предельную достоверность вещной среды и яркую театральность актерской манеры. В «Как важно быть серьезным» комедийное неправдоподобие образов элегантно сочетается с элементами эксцентрического капустника и отточенностью эстрадного шоу. Игорь Яцко последовательно и несколько вызывающе демонстрирует нежелание соответствовать злобе дня и служить целям утилитарным.

Реквизит спектакля изыскан и даже преувеличенно роскошен (сценография Игоря Попова). Льняные скатерти, массивные канделябры, серебряные бокалы, хрустальные кувшины – в аристократической гостиной Алджернона Монкрифа на Хаф-Мун-стрит. Настоящие белые и желтые розы в вазонах, плетеные кресла, черный датский дог Верди – в загородном доме Джека Уординга. Персонажи пьесы то и дело меняют костюмы, один изящнее другого (художник по костюмам – Вадим Андреев). Два невозмутимых лакея (они же слуги просцениума) – Мерримен (Вадим Андреев) и Лэйн (Иван Товмасян) – деловито переходят из холостяцкой квартиры Алджернона в загородный дом Джека Уординга. Они накрывают стол и убирают со стола, снимают с дам накидки, приносят джентльменам необходимые аксессуары, поддерживают падающих, принимают участие в любых затеянных хозяевами играх. Выгуливают собаку и даже лают вместо дога, выражая его неодобрение теми или иными словами и поступками.

В отличие от слуг с их неизменной серьезностью в любых ситуациях высокопоставленные персонажи Уайльда то и дело выкидывают разнообразные цирковые кульбиты (от падения лицом в тарелку за обеденным столом до выкручивания рук соперницы и нападения на нее с садовой лопатой). Игорь Яцко придумывает целую россыпь трюков, штучек, сценических шуток и музыкальных вставок. Персонажи легко и естественно переходят к пению. Их позы и манеры не менее вычурны и остроумны, чем их реплики. А рисунок ролей не менее прихотлив, чем логика рассуждений.

Беззаботный денди Алджернон (Роман Долгушин) сражается со своим другом Джеком (Владимир Петров) из-за лепешек с маслом с ловкостью акробата. Юная Сесили (Ольга Бондарева) с борцовской ловкостью выкручивает руку Гвендолен (Ольга Баландина), в которой заподозрила соперницу. Балетные па демонстрирует влюбленная робкая парочка – почтенная мисс Призм (Мария Зайкова) и каноник Чезюбл (Сергей Ганин). И перекрывая все голоса, бухает церковным колоколом леди Брэкнелл (Людмила Дербенева).

Актеры «Школы драматического искусства» демонстрируют прекрасную физическую форму, вокальные данные, незаурядную музыкальность. Рояль на сцене, без которого в этом сезоне не обходится практически ни один модный спектакль, здесь не просто аккомпанирует действию, но ведет и направляет его.

Слово Уайльда также звучит со всеми оттенками, не пропадает ни один эпитет. Каждый парадокс подают точно на блюдечке. Несколько выбранных наудачу: «Помолвка для молодой девушки должна быть неожиданностью. Приятной или неприятной – это уже другой вопрос». Или: «Вы курите? – Должен признаться, курю. – Рада слышать. Каждому мужчине нужно какое-нибудь занятие. И так уж в Лондоне слишком много бездельников».

Увы, речь героев пока страдает явной затянутостью темпа. Обмены репликами звучат не столько сталью бьющихся клинков (персонажи Оскара Уайльда репликами именно фехтуют), сколько выпеванием каждого слога, как на уроке иностранного языка. Сумасшедший день, где три влюбленные парочки успели объясниться, поругаться, снова найти друг друга, не может ползти улиткой – он должен лететь галопом.

Хочется верить, что это лишь издержки первых представлений, когда актеры педантично боятся пропустить каждый нюанс, поскольку он еще не до конца освоен и «присвоен». А обжившись, исполнители перестанут «подавать» каждый звук и каждую деталь курсивом. Из спектакля ничего не хочется вырезать, но с темпом еще надо поработать. Оскар Уайльд требовательный автор, но и автор благодарный. Даже в самой далекой от будней комедии из жизни английских аристократов он непременно даст какой-нибудь более чем практический совет. А постановка «Школы драматического искусства» к совету Уайльда «быть серьезным» делает маленькую добавку: «Но не принимать себя всерьез». А сегодня эта мудрость явно в дефиците: проверьте, открыв любую газету.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter