Рус
Eng
Весь мир – «Театр»

Весь мир – «Театр»

21 января 2016, 00:00
Культура
Светлана ПОЛЯКОВА
Лаборатория Константина Мишина «Школы драматического искусства» провела эксперимент с романом Сомерсета Моэма «Театр». История актрисы, противопоставившей фальши и предательству реальной жизни правдивость существования на сцене, не раз становилась предметом интерпретаций – есть знаменитые экранизации, драматические пос

Хореограф Константин Мишин рассказал о Джулии Ламберт на языке слова, неминуемо перетекающего в жест и жестом же спровоцированного, и сам сыграл роль Джимми Лэнгтона, первого наставника будущей примы английской сцены.

...Итак, Джулия Ламберт сделала блестящую профессиональную карьеру и добилась положения в обществе аристократов. Но в мире, подчиненном лицемерным законам приличия, невостребованными остаются искренность и страстность ее натуры, сублимация которых на сцене и является составляющей ее успеха. На пятом десятке почтенная супруга самодовольного бесстрастного красавца (Игорь Лесов), мать выросшего из детских штанишек сына (Дмитрий Репин) и дама из высшего общества неожиданно для себя становится любовницей юного клерка (Иван Орлов). Все попытки отнестись к этому снисходительно-иронично разбиваются сначала о его настойчивую юношескую пылкость, а затем утрачивают всякую состоятельность под влиянием ответной чувственности, ревности и, наконец, оскорбления, нанесенного ей как актрисе – паренек предпочел ей юную бездарность, не сумев оценить самого главного ее достоинства. Это последнее обстоятельство, как ни странно, дает в руки Джулии оружие, которым она и отомстит изменщику, и избавится от зависимости от предательских отношений по эту сторону сцены.

В роли Джулии Ламберт – актриса, танцовщица и хореограф Ира Гонто, прослужившая в «Школе драматического искусства» почти четверть века. Она же сделала инсценировку романа под названием «В поисках Джулии» – для своего коллеги по многочисленным международным проектам Константина Мишина. Мишин, хореограф-постановщик и преподаватель «актерского мастерства в пластической работе тела» на курсе Кирилла Серебренникова, рассматривает тело как дополнительный артикуляционный аппарат, с помощью которого можно изменить интонацию и тон голоса, добавить нарочитой достоверности или разоблачить ложь. Поэтому актеры, произнося текст на протяжении трехчасовых поисков истинной Джулии, разговаривают еще и телом – будь то красноречивый жест или нарочитая пантомима, причудливый танец или лихой акробатический трюк, па-де-де на грани поединка или эквилибр на спинке стула. Акцентированная поза, походка, распределение персонажей в пространстве не аккомпанируют звучащему тексту, но являются его тактильным воплощением.

Художник Ольга Васильева одела персонажей в радующий глаз карнавальный вариант от кутюр эпохи чарльстона. И изобретательно использовала неиссякаемые возможности «Глобуса» – половину задника нижнего этажа многоуровневого колодца-зала скрывает фасеточная зеркальная ширма. Лабиринт зеркал множит образы Джулии, создает видимость иллюзорности, стирает грань между реальностью и ее отражением, дезориентирует не только зрителя, но и соучастников действа, которое творит на сцене большая актриса. Действие по большей части удерживается на самом дне колодца, ниже уровня зрителя – с этой позиции сильная и избыточно талантливая для своего окружения Джулия, глядя снизу вверх на свою публику, выглядит порой и жалко, и растерянно, обнаженно и беззащитно: играя и выигрывая с партнерами по жизни, она существует только для публики и зависит исключительно от нее. И только публика заслуживает ее безудержного темперамента – Джулия-Гонто – аристократка только среди партнеров, но, поднимая взгляд на публику, на глазах перевоплощается в Кармен.

Мультижанровость «Поисков Джулии» (кроме пластики в спектакль интегрирован еще и вокал (поют Ольга Ермакова и Екатерина Аликина) и самоотверженная работа всей команды обеспечили спектаклю объемность, выразительность и праздничную зрелищность.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter