Рус
Eng
Роман с рептилией

Роман с рептилией

20 сентября 2012, 00:00
Культура
МАЙЯ КРЫЛОВА
Выступления традиционного китайского театра прошли на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Старинное искусство представил театр Пекинской оперы. Показ спектакля «Легенда о белой змее» прошел в рамках Дней китайской культуры в России.

Пекинская опера – не такой уж старый жанр. Ему чуть больше 200 лет. Именно тогда в Пекине собрались несколько провинциальных трупп и по велению императора начали развивать специфическую форму древнего театра. С тех пор Пекинская опера (так стали называть театр) базируется именно в Пекине, хотя и не только там. В XX веке оперу несколько видоизменили и сократили, что было связано с выходом на мировой гастрольный рынок: иностранцы не выдерживали долгого тягучего представления. В сегодняшнем виде это вполне динамичное зрелище, пленяющее тем не менее восточной экзотикой и особым, чисто китайским, эмоциональным настроением. Но нужно учесть, что этот театр насквозь условен. Длинная метелка в руке может означать, что герой скачет на лошади, протяжная мелодекламация заменяет привычный нам способ говорить, а канонические цвета роскошных костюмов подробно рассказывают о персонаже. Грим тоже «говорящий». К примеру, у положительного героя лицо красноватое, а у негодяя раскрашено белым. Кроме того, постановки построены на жестко фиксированных амплуа, а рассказанные в них истории, в том числе и волшебные, апеллируют к моральным максимам.

Спектакль «Легенда о белой змее» принадлежит к числу канонических зрелищ, в которых используются пение, речь, танец, пантомима, акробатика и жонглирование в сопровождении традиционных музыкальных инструментов. На оперу в европейском понимании слова это мало похоже, скорее – на диковинный экзотический обряд, в котором персонажи поют вибрирующим фальцетом, двигаются, как ожившие фарфоровые статуэтки, и выглядят, как нарядные тропические бабочки.

Легенда о тысячелетней змее-оборотне, полюбившей смертного юношу, как уверяет театральный буклет, «известна каждой китайской семье», и ее играют «практически во всех видах театрального искусства страны». На сцене музыкального театра водрузили деревянный помост, открытый с трех сторон. На заднике поставили картинку озера с лодками, нависающей над водой плакучей ивой и цветущим на берегу розовым фруктовым деревом. Потом будут горы в тумане, бушующий водоем и лаконичный интерьер китайского дома. Но именно здесь, на озере, под ритмичный шум барабанов и гонгов и ласковый звук мандолины встречаются главные персонажи – городской юноша и две красавицы-сестры, старшая и младшая. Они, как и подобает благородным особам, беседуют о прелести цветков персика, трепещущих на ветру, и поют с диапазоном в две октавы. Правда, высокий слог выдерживается не до конца: когда у сестричек появится враг, они совсем непочтительно назовут его «плешивым ослом».

В то время как герой смертен, его знакомые – спустившиеся с гор бессмертные оборотни, хоть и скрывают это. Знакомство переходит в свадьбу юноши со старшей сестрой и в счастливый брак, но тут воду начинает мутить буддийский монах. Он сообщает мужу, что его жена – не человек, а свой истинный облик примет, если ее напоить вином с красным мышьяком. Озадаченный муж так и делает, отчего семья разваливается: упавшего от ужаса замертво человека забирают в монастырь для покаянных молитв. А преданная жена-змея сперва забирается в горы, чтобы в битве с духами получить цветок (или гриб) бессмертия, который она отдаст супругу, а потом вместе с воинственной сестрой штурмует монастырь, где монахи насильно держат героя. По-прежнему влюбленный муж бежит из монастыря и прибывает к жене, раскаиваясь в поступке с вином. Правда, супруги все равно будут разлучены: монастырские умельцы с помощью золотой чаши для подаяний поймают оборотня в ловушку и заточат ее под пагодой. В финале вечная змея с сестрой разрушают узилище и воссоединяются, торжествуя над жалкими смертными. (Московский показ сопровождался русскими титрами, позволяющими понять сюжет.)

История о влюбленном демоне стала поводом для демонстрации профессиональных умений пекинских артистов. Гимнастические кульбиты с намеками на единоборства проделывают в красочных сценах битв. Нежные жесты женских кистей, когда рисунок особым образом сложенных пальцев напоминает орхидею. Семенящая походка и сложная игра очень длинными рукавами костюмов. Исполнители, картинно замирающие в паузах и в изысканных позах. Все это требует особой сноровки, не говоря уже о пении. Готовить китайских артистов к сцене начинают с раннего детства. Как правило, исполнители универсальны – они на сцене и поют, и сражаются. Но в московском спектакле роль жены-демона исполнили две актрисы. Одна превосходно пела, другая виртуозно дралась на мечах и запросто перебрасывала копья ногами. Это было красочное и волнующее зрелище. Жаль только, что о рекламе организаторы позаботились мало. Имей москвичи больше информации о китайских гастролях, в зале наверняка не было бы свободных мест.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter