Рус
Eng
Каннский лейтмотив: спасти детей и животных

Каннский лейтмотив: спасти детей и животных

20 мая 2017, 12:43КультураИван Петров
Великий Фрэнсис Форд Коппола однажды сказал, что, кем бы ты ни был, какой бы шедевр ни показал в конкурсе главного фестиваля мира, в Канне у тебя есть только один день – день показа, когда внимание и публики, и прессы сосредоточено на тебе. Потому что наступает следующий день, и все переключаются на следующего.

Евгения ТИРДАТОВА, Канн

С некоторыми, понятно, исключениями. Пока не остывает внимание к фильму Андрея Звягинцева «Нелюбовь», открывшему каннский конкурс, он, похоже, остается в числе основных претендентов на главный приз. Рейтинг международной критики, который публикует фестивальное издание «Скрин Интернейшнл», довольно высок – «Нелюбовь» в целом получила 3,2 балла (максимальное количество баллов, которое может поставить каждый из критиков – 4 или «отлично», и так оценили картину четверо критиков, включая нашего Антона Долина). Журналисты посчитали «Нелюбовь» третьей частью трилогии (вместе с «Еленой» и «Левиафаном»), против чего Звягинцев не возражал, но добавил, что «трилогия может стать тетралогией» и так далее, хотя заметил, что бабушка из «Нелюбви» похожа на «одичавшую, одуревшую Елену». Замысел картины, по его словам, родился тогда, когда он узнал о деятельности организации «Лиза Алерт», гораздо более успешной в поисках пропавших людей, нежели государственные органы. Именно это и позволило иностранным журналистам говорить о том, что Звягинцев опять критикует сегодняшнюю Россию, хотя режиссер настаивает на том, что речь идет о частной человеческой истории, которая может случиться где угодно и когда угодно. Истории о нелюбви мужчины и женщины, о нелюбви к ребенку, которого они произвели на свет, который страдает и, в конце концов, уходит в никуда, потому что никому не нужен.

Тема обиженных детей, которой Звягинцев открыл конкурс каннского кинофестиваля, пока остается в ней основной. Молодое поколение лучше отправить куда подальше от этого злого мира, считают авторы фильмов, – на природу к свинкам («Окча» корейца Пон Чжун Хо), в мир фантазий («Мир, полный чудес» американца Тодда Хейнса), на небеса («Луна Юпитера» венгра Корнеля Мундруцо), в неизвестном направлении («Площадь» шведа Рубена Остлунда).

«Мир, полный чудес» спродюсировал «Амазон», «Окчу» - «Нетфликс», который оказался более успешным, но которому и досталось больше всего. Показ для прессы сопровождался скандалом: при появлении на экране титра «Нетфликс» зал разразился громким свистом, и сеанс вскоре был прерван. Пресс-служба позже принесла извинения за то, что картину начали показывать в неправильном формате, что и было причиной остановки и что отвечают за это технические службы. Трудно сказать, был ли здесь какой-то злой умысел. Заметим, что технические ошибки при показе в Канне бывают крайне редко. Между тем корейскую сказку, весьма лихо, надо признать, сделанную, про плохое отношение капиталистов (в лице главы могущественной корпорации в исполнении Тилды Суинтон) к животным, суперсвиньям, в частности, про провал операции по спасению свинки немощного Фронта освобождения животных, про то, что спасти Окчу смог только невинный ребенок, который бросил к ногам сатрапов золото, восприняли неплохо и даже похлопали в конце. Чего нельзя сказать о вялой реакции на картину Корнеля Мундруцо, главного, пожалуй, сегодня (после смерти Янчо, молчания Сабо и ухода из кино Бела Тарра) венгерского режиссера. Конечно, по сравнению с его предыдущими картинами («Счастливые дни», «Йоханна», «Дельта»), «Луна Юпитера», снятая на английском языке, о летающем парне, подозреваемом в терроризме, возможно, и не кажется такой аутентичной, тем не менее, она демонстрирует очень крепкую режиссерскую руку.

Между тем шум вокруг «Нетфликса» продолжается. Здесь даже столкнулись мнения председателя жюри Педро Альмодовара, который предпочитает смотреть кино на большом экране, оставаясь верным «важнейшему из искусств», и члена жюри, американской звезды Уилла Смита, который не против того, чтобы разрешить своим детям воспользоваться онлайн услугами «Нетфликса».

А в это время, вдали от шумной толпы, отдельно взятые киноманы, в тихой семейной обстановке, в небольшом зале «Бунюэль», смотрят фильм Анри-Жоржа Клузо 1953 года «Плата за страх» (программа «Каннская классика»), который представляет программный директор фестиваля Тьерри Фремо. А мэтр французской режиссуры Коста-Гаврас рассказывает о том, как на съемочной площадке ругался известный своим плохим характером Клузо с легендой шансона и экрана Ивом Монтаном, в результате чего и появился этот шедевр на все времена.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter