Рус
Eng
Евгений Данилов: "Но в мире горнем буду тоже взывать к смягченью злых сердец"

Евгений Данилов: "Но в мире горнем буду тоже взывать к смягченью злых сердец"

20 мая 2017, 09:21КультураИван Петров
Сегодня в рубрике "Поэт - о поэтах" Сергей Алиханов представляет Евгения Данилова. Не просто стихотворца, но еще и певца, барда, интересного мыслителя, чье творчество вот уже четыре десятка лет вызывает живой интерес у ценителей его таланта.

Сергей Алиханов, поэт

Евгению Данилову - 57 лет. Родился в 1960 году во Владимире, окончил Московский государственный историко-архивный институт. Служил в армии. Перу поэта принадлежат сборники стихов "Поминное слово" (1992) , "Русская тема", "Праздник одиночества", «Эхо в конце коридора» (2005). Стихотворения печатались и печатаются в альманахах "Воскрешение", "Мосты", «Храм», "Поэзия", «День поэзии», в газете "Литературная Россия", в журналах "Континент", "Дружба народов", «Голос эпохи» и др.

Многие годы Данилов ведет на радио “Радонеж” и “Благовещение” часовые программы, приглашая в эфирные студии общественных и творческих деятелей России.

Основное же направление собственного творчества, "внештатная", так сказать, работа Евгения Данилова - это стихи и бардовские песни. Ваш покорный слуга в своем блоге постоянно размещает - по согласованию с автором, а значит без нарушения его прав - видео, где Евгений исполняет свои песни.

Это, кстати, непростая задача - найти барду свою аудиторию, своего зрителя и слушателя.

Истоки отечественного бардовского жанра уходит в советские времена, когда выступать легально, с продажей билетов на свои концерты, можно было только тем артистам, чьи трудовые книжки лежали в различных государственных филармониях. Главное же, что репертуар этих артистов утверждался на худсовете самих филармоний. Артист, выступавший со сцены обязательно был предварительно тарифицирован, т.е. исполнителю, как работнику филармонии, давалась на 5 лет разовая концертная ставка. (У Народной артистки СССР Валентины Толкуновой концертная ставка была 45 рублей - в одном отделении).

Без утвержденного и “залитованого” (прошедшего цензуру) репертуара, в Советском Союзе артистам выступать публично на сцене было нельзя. Из-за этих, зачастую непреодолимых сложностей, барды пели в основном по домам - проводили, так называемые, концерты - “квартирники” . Владимир Высоцкий, например, ни в какой филармонии не работал, его репертуар утвержден не был, и все его знаменитые концерты по стране в 1976-78 годов, и все песни, которые мы все сейчас помним и любим - были нелегальными. Концерты Владимира Высоцкого закончились, когда их организатора арестовали в Ижевске - тоже прямо на концерте, и за публичные выступления Владимира Высоцкого горе-устроителю дали 10 лет.

Подробнее об этом тут.

Недавно сама Алла Пугачева протестовала против возрождения такой филармонической практики. Благодаря советской эстрадной, весьма печальной истории, над бардовским творчеством до сих витает ореол некой запретности. И поэт Евгений Данилов, который провел в открытом эфире страны в общей сложности, наверное, не один месяц, с обнародованием своих собственных песен и стихов - совершенно парадоксальным образом! - имеет проблемы.

Мы познакомились с Евгением Даниловым в Концертном зале Московской Мэрии, где ему вручили памятный знак. И с тех пор постоянно встречаемся на различных мероприятиях, где поэт читает свои стихи, исполняет песни. Вот видео недавнего выступления поэта в Доме Русского Зарубежья - Наталия Дмитриевна Солженицына на этом фото крайняя слева

На всех этих концертах перед входом в зал всегда продаются альбомы Евгения Данилова. Количества “лайков” в сети под песенными треками Евгения Данилова увеличиваются, а в наше время это значит, что лепта поэта в общем творческом потенциале России становится все значительнее.

* * *

Я люблю наши редкие встречи,

Свет в твоём одиноком окне,

В канделябрах горящие свечи,

И когда ты приходишь ко мне.

Я люблю эти редкие встречи,

И когда ты мне машешь рукой,

И любовью наполненный вечер –

Левитановский «вечный покой».

* * *

«Они любить умеют только мёртвых…»

А. С. Пушкин

Любите нас, пока мы живы,

Пока с небес не грянул гром, –

Пока Харон неторопливый

Не зачерпнул воды веслом.

Поэтам нужно так немного,

Чтоб не остыла в жилах кровь, –

Тепло друзей, улыбка Бога,

И женщин трепетных любовь.

ПРОГНОЗ

Нет, не меняется Россия,

Всё тот же большевизм в крови,

О, Боже, Боже – дай мне силы

В наш век тотальной нелюбви.

И так же каркают вороны,

И тот же слышу приговор…

В конфликте топора с иконой

Знать, снова победит топор.

* * *

Кружит меня, бросает

Как щепку в водовороте

Только Господь спасает,

Божья Воля сильнее плоти.

Кружит меня, бросает

Но я слову Господнему внемлю,

Он подъемлет и воскрешает,

Даже – бросив сперва о землю.

В том-то, друзья и ужас,

Такое, к несчастью, время,

Кружит нас всех и кружит,

И бьёт поминутно в темя.

* * *

П. П. Старчику

Только раз бывает в жизни Встреча,

Только раз… и всё отходит вдаль.

И когда заняться будет нечем

Ты споешь мне песню под рояль.

ПРО РАННЕЕ УТРО

(СТИХИ ПОЭТА – ВЕТЕРАНА)

Мне часто снится утро раннее,

Примерно пять часов утра.

Вороньей стаей из тумана

На нас заходят юнкера –

Нацелив сверху брюхо желтое,

И утренний пронзая свет…

А твой малыш под распашонкою -

Он не накормлен, не одет

И катится, куда-то катится

С тяжелым свистом бомба вниз,

И медленно, как каракатица,

Отходит в нети чья-то жизнь…

Так вспоминал я пору юности,

Писал, творил, мечтал - пока

На город заходили юнкерсы

и вновь взмывали в облака.

ВИЗАНТИЯ

Жалко мне, ребята, ох, жалко Византию.

Всё у византийцев было в избытке,

Все гордые ходили, не склоняли выи,

И даже отменить предполагалось пытки.

Всё у византийцев было в порядке,

Всё у византийцев было в ажуре,

Закрома с пшеницей, в шоколаде пятки

В соболях бабенки, а не в лисьей шкуре.

Была Византия оазисом порядка,

Неким филиалом райского сада,

Одописцы оды сочиняли гладко,

Певцы и музыканты выводили рулады.

Только хорошее предрекали гадалки,

По гадальным книгам также гадали,

Жалко Византию, ребята, ох, жалко

Вполне благоприятные расстилались дали.

Экспертное сообщество уверенно считало,

Что до конца времен предстоит веселиться,

По губам текли молоко и сало,

Вот только подшутила судьба-мастерица.

В городах стояли вождей истуканы,

Граждане согласно поднимали руки,

Но уже подступали злые османы.

И уже наступали турки-сельджуки.

Никто не ждал Господнего гнева

Только вот простучали копыта -

Из Айя-Софии ушла Приснодева,

И нет Византии. Тема закрыта.

В ТОМ ДОМЕ

В том доме жили сны людей,

Которые когда-то жили.

Мечтали, верили, любили,

И зачинали в нем детей.

В том доме жили сны людей.

Минуло только 40 лет,

Дела людей волнами смыты,

Ни дома нет, ни сада нет,

И люди те давно забыты.

Минуло только 40 лет

У дома цвел огромный сад,

Под вечер пела радиола…

Не триста лет тому назад,

Там, где пустырь - светилась школа.

У дома цвел огромный сад.

К чему напрасные слова

Про кратковременность былого?..

Понятно всем как дважды два,

Что долговечно только слово,

А всё иное – трын-трава.

ЧИТАЛ ГОГОЛЬ ПУШКИНУ

"Боже, как грустна наша Россия."

А.С.Пушкин

Читал Гоголь Пушкину про мёртвыя души,

Становилися глаза всё мрачней и суше.

Про шашни чиновников, склоненные выи,

Про свинью на площади… В общем, про Россию.

Читал с выражением, читал с аппетитом,

Был сюжет закрученный вовсе не избитым.

Читал Гоголь Пушкину, очень он старался –

Только почему-то вот Пушкин не смеялся.

Ходики чирикали, чай дымился в кружках,

Становилися глаза всё мрачней и суше.

Эх, Россия-матушка наша дорогая,

Как и 200 лет назад - далека до Рая.

Так же бьют урядники в суконныя рыла,

Тырят губернаторы… В общем, всё как было.

. . . . . . . .

Дочитали классики, молвил Коле Саша:

"Боже, как она грустна, мать Россия наша…»

ГРЕШНЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕ

Что ж ты плачешь, грешный человече –

Слишком много возложил на плечи?

Этой ноши разве так уж много

По сравненью с крестной ношей Бога?

По сравненью с Кровью, Им пролитой…

И сегодня большинством забытой.

Так поплачь же, грешный человече,

Коль пред Богом оправдаться нечем.

Помни – любит нас Господь Вседобрый.

То не нож, засаженный под рёбра,

То не плеть, что бьёт нас без разбора –

Это пенье ангельского хора.

Это голос матушки над сыном,

И воспоминанье о Едином.

Не грусти ж, о, грешный человече:

С Иисусом неизбежна Встреча.

Лёгкой выдастся твоя дорога,

Если не забудешь ты про Бога.

Только плачет грешный человече –

Знать, пред Богом оправдаться нечем!

Снова плачет грешный человече –

Ведь пред Богом оправдаться нечем!

МОЛИТВА ПРО УМЯГЧЕНИЕ ЗЛЫХ СЕРДЕЦ

Покуда сердце биться может,

И смертный не настал конец,

Молю тебя, пресветлый Боже,

Про умягченье злых сердец.

Покуда время дни не сгложет,

Как за щекою – леденец,

Прошу тебя, мой добрый Боже,

Про умягченье злых сердец.

На смертном упокоюсь ложе,

Недобрым пищу дав вестям,

Но воззову с молитвой:

«Боже! – Дай умягченье злым сердцам!»

Пусть Вечность душеньку стреножит,

Утихнет сердца бубенец –

Всю нашу жизнь Господь управит.

Ты нам Любовь свою яви!

Она превыше уз и правил –

В сей век тотальной НЕЛЮБВИ.

Покуда сердце биться может, и смертный не настал конец,

Молю тебя, пресветлый Боже,

Про умягченье злых сердец!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter