Рус
Eng

Сериал "Настольная книга диктатора": почему Муссолини повесили, а Ким Ир Сена - нет

Сериал "Настольная книга диктатора": почему Муссолини повесили, а Ким Ир Сена - нет
Сериал "Настольная книга диктатора": почему Муссолини повесили, а Ким Ир Сена - нет
20 апреля, 11:14КультураФото: Кадр из фильма
Сегодня меня заинтересовала актуализация документального сериала «Настольная книга диктатора», The Dictators Rulebook, Канада, 2018 года. Неужели авторы и вправду думали, что у диктаторов есть некая универсальная рецептура, которой можно воспользоваться, чтобы в своих обществах достигнуть оптимального результата?

Сергей Митрофанов

Но на самом деле, мы не должны ждать и не ждали чего-то великого от «документального» кино. Чаще всего, это просто биографические справки, иллюстрированные имеющимися в доступности кое-как смонтированными архивными киноматериалами, распиханными по фильму не всегда даже впопад описанной ситуации. Впрочем, подбор «героев» и их личных историй неизбежно создают продукт второго уровня. И если есть некоторая банальность в авторском утверждении, что все диктаторы, как один, насаждают культ своей личности, давят политическую оппозицию и подчиняют себе «свободу слова», заставляя работать ее на себя, главное (и главное же их различие между собой), как они к этому приходят. Что и предлагает «диктатору-ученику» выбрать подходящий для себя вариант.

Или отказаться от мысли стать диктатором, потому что не у всех всё хорошо складывается в финале.

В первых трех сериях разговор идет о Ким Ир Сене, Саддаме Хуссейне и Бенито Муссолини. Я был удивлен узнать, потому что никогда не фиксировался на этом, что будущий вождь Северной Кореи пришел в свою вотчину со стороны нашего Дальнего Востока, где некоторое время служил (или лучше сказать, сотрудничал) с политотделами Советской армии, получив там всю необходимую политическую подготовку (первоначальный навык диктатора), а также опыт прыжков с парашютом. Это было в сороковых годах и, наверно, показательно, что Ким Ир Сен – пример успешного диктатора. У него были хорошие учителя. Любопытно также, что советский партизан Ким Ир Сен поначалу создал на севере Корее пророссийский анклав, а потом использовал его, чтобы попробовать захватить всю Корею целиком.

Причем, мотивировался он, естественно, самыми благородными побуждениями – избавить страну от американского влияния и достигнуть подлинного суверенитете Кореи. И поначалу это ему почти удалось. Ким Ир Сену удалось загнать врага в дальний угол на Юге, откуда, однако, южане при поддержке США распрямились и уже загнали Ким Ир Сена в противоположный угол на Севере. Печально, но этот период войны характеризовался совершенно чудовищными бомбежками США. Со своих бомбардировщиков они просто превращали Корею в чистое поле, не жалея никого – ни, собственно, противника, ни мирных жителей, находящихся под юрисдикцией противника. Гуманизм в начале 50-ых был у всех весьма относительным.

Канадский документальный фильм очень скупо коснулся участия СССР в этой войне, в основном упоминая лишь коммунистический Китай, тот помогал будущему диктатору. Но участие СССР тоже было большим. О нем был снят не так давно по историческим меркам полухудожественный мини-сериал «Корея: Секретная война», 2012 г., показанный по каналу «Звезда». А также мне попалась в руки книга «Лучший асс корейской войны», изданная издательством «Яуза, ЭКСМО» в 2009 году, в ней сообщалось о советском асе, который сбил 23 американских самолета (*ничего себе!), заработав за это золотую Звезду героя Советского Союза. Хотя это последнее и не совсем точно. Создается впечатление, что количество сбитых самолетов росло по мере удаления от времени событий. Да и непонятно, почему тогда американцев не разбили в пух и прах.

Опять же важно другое, в результате все стороны в войне истощились и им пришлось просто разделить Корею пополам по 88-ой параллели. В одной половине осталась наша, хорошая Северная Корея, а в другой – плохая проамериканская Южная. Ким Ир Сен удачно правил Северной Кореей всю жизнь, снискав поклонение народа, и оставил после себя наследника. Можно сказать, что у него все получилось и есть чего после него повторить!

А вот про Саддама Хуссейна такого сказать нельзя.

Сериал делает упор на его основной черте характера - уличном воспитании. С детства Хуссейн знал: нападать надо первым. И помнил про крысу, загнанную в угол. Самолично поучаствовав в покушении на своего политического противника Абдель Керима Касема (кстати, неудачном, в котором Саддам получил легкое ранение в ногу, причем от своих), он сочинил о себе миф как о несгибаемом борце за национальное возрождение.

Вообще, Хуссейн – любимый персонах антиамериканской пропаганды из-за того, что его свержение, последовавшее за вторжением США в Ирак в 2003 году, не имело достаточных к тому оснований. Хуссейн не имел оружия массового поражения, в чем его обвиняли американцы, а его структуры, как позже выяснилось, не стояли за терактом против Америки в 2001 году. Однако Хуссейн, - так утверждает «Настольная книга диктатора», - сам поддерживал миф о своем растущем могуществе, работавший в обе стороны – и на народ Ирака, и на врагов за рубежом. Он специально темнил и делал вид, что хитрит, скрывая коварные планы. Точно таким же образом как Гитлер, который сеял в немцах надежды на то, что до конца войны сможет построить атомную бомбу. Этой «дворовой манерой» угроз и запугиваний Хусейн сам подготовил почву к краху своего режима.

Объяснение, конечно, не очень.

Но при всем при этом мы должны отметить, что «невинно пострадавший» Хуссейн и в политической реальности не был «лапочкой». В двух, спровоцированных им войнах, против Ирана и Кувейта, он убил полмиллиона иракцев, а то, как он искоренял политическую оппозицию стилистически напоминало сталинский 37-ой год. Оппонентов служба безопасности выводила прямо из зала собраний и прямиком в тюрьму и на казнь. Не случайно, в конечном итоге Хуссейна приговорили и казнили тоже не американцы, а сами иракцы.

Про еще один пример диктатора сказано не просто много, а очень много. Это человек, изобретший фашизм – не как ругательство, стигму зла, а как некое превосходное качество – Бенито Муссолини. Его фашизм был ярок, красочен, костюмирован, артистичен, а Гитлер ему лишь подражал. Муссолини с помощью украинской социалистки Анжелики Балабановой (это, к сожалению, не вошло в фильм) учил социализм по Ленину и работал с ресентиментом, с памятью и сожалением о крупнейшей геополитической катастрофе – крахе Римской империи, и намеревался ее восстановить. Хотя бы в воображении избирателей. А еще его значение в том, что он, как кукушка, «поселился» внутри относительной демократии и сумел ее подчинить под свои фашистские устремления.

Казалось бы, вот вам классный пример для современного тирана эпохи институтов! Но Муссолини не учел, что экономика фашистской Италии не в состоянии была выдержать замысленную им фашистскую экспансию. Италия завязла в Греции и Эфиопии. Все пошло не так, как планировалось. К 1943 году Муссолини был уже психологически сломленным человеком, плывущим по течению, марионеткой Гитлера. Пройдет не так много времени, и ему придется бежать, но его поймают и расстреляют вместе с любовницей. Привезут в Рим и повесят самым ужасным образом кверху ногами на бензоколонке. И, судя по посмертным фотографиям, вид у Муссолини в последние минуты был самым несчастным, совсем не похожим на образ гордого римлянина.

Что мы можем вынести из этих историй в сравнении и сопоставлении?

Рецептура подчинения масс и порчи демократических институтов, видимо, все же есть. Но, идя по дороге диктатуры, начинающий диктатор должен помнить, что шансов потерпеть крах у него все же больше, нежели дожить до глубокой старости. Примерно, 70 против 30. А 30 – это идеал Северной Кореи. А вот обществу полезно знать, что остановить диктатора дешевле вначале, нежели, когда он выполнит всю свою поселившуюся в мозгу программу.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter