Рус
Eng
Космический масштаб

Космический масштаб

20 января 2016, 00:00
Культура
Мария ТЕРЕЩЕНКО
На прошлой неделе Американская киноакадемия объявила номинантов на премию «Оскар» в категории «короткометражный мультфильм». В их числе фильм знаменитого российского режиссера Константина Бронзита «Мы не можем жить без космоса» – нежная и немного печальная история о двух друзьях-космонавтах.

Новость о номинации фильма волнует чрезвычайно, и не только потому, что бронзитовская короткометражка необычайно хороша, но и потому, что, несмотря на великолепную историю нашей анимации, у России нет ни одного анимационного «Оскара». В число номинантов наши режиссеры попадали шесть раз. Алексей Харитиди с мультфильмом «Гагарин», Константин Бронзит с «Уборной историей – любовной историей» и четырежды Александр Петров – с «Коровой», «Русалкой», «Стариком и морем» и «Моей любовью». Более того, за «Старика и море» Петров «Оскара» своего получил, однако Российская Федерация записать эту статуэтку на свой счет, увы, не может, ибо фильм был сделан в Канаде.

Конкурировать с «Космосом» традиционно будут четыре фильма. Во-первых, «Медвежья история» Габриэля Осорио – милая, довольно детская, не слишком запоминающаяся компьютерная короткометражка, примечательная в основном страной производства (Чили никак не назовешь сильной анимационной страной, и «Медвежья история» – их первый номинант).

Второй номер – «Суперкоманда Санджая», короткометражка студии Pixar, которую показывали в кино перед «Хорошим динозавром», на первый взгляд тоже не заслуживает внимания, однако в ней есть свой скрытый смысл, недоступный для обычного зрителя, но понятный многим академикам. Создатель фильма – Санджай Патель – однофамилец знаменитого анимационного режиссера Ишу Пателя. Выходец из Индии, во многом самоучка, Ишу Патель строил свою анимационную карьеру в Канаде на студии NFB и дважды номинировался на «Оскара» – с «Игрой в бисер» и «Раем» («Парадизом»). Теперь же его младший коллега и однофамилец Санджай прекрасно сыграл на этих заслугах, пронизав свой фильм цитатами из «Парадиза» и построив сюжет вокруг преемственности поколений и глобализации. Что ж, такая псевдонаследственная игра в бисер и впрямь заслуживает номинации, но, пожалуй, все же не «Оскара».

Претендент № 3 – «Завтрашний день» не слишком известного у нас, но обожаемого в Америке Дона Херцфельдта. Дон впервые номинировался на премию в 24 года, но тогда он «Оскара» не получил. Теперь же ему вот-вот 40, и выступает он с невероятно пронзительным и весьма актуальным фильмом о смысле жизни перед лицом катастрофы. Как и большинство фильмов Херцфельдта, «Завтрашний мир» визуально очень скуп, что компенсируется изысканным текстом. Речь здесь о том, как к маленькой девочке приходит гостья из будущего – ее внучка, созданная путем клонирования. Приходит, чтобы рассказать о будущем (Херцфельдт изображает его с большим юмором) и поделиться вроде бы банальной, но от этого не менее актуальной мудростью: «Не трать время на повседневные мелочи. Не зацикливайся на пустяках. Потому что все это исчезает и растворяется в мутном потоке времени. Живи хорошо и живи широко. Ты жива и живешь сейчас. Сейчас – это то, чему завидуют мертвые».

Наконец, четвертый номинант – легенда мультипликации Ричард Уильямс, широкому зрителю известный благодаря анимационной части фильма «Кто подставил кролика Роджера». Этот 82-летний ветеран однажды уже получал от академии статуэтку – и было это в начале 70-х – за мультфильм «Рождественская история». Сейчас, после длительного перерыва, режиссер создал шестиминутную короткометражку «Пролог». «Замысел этого фильма появился, когда мне было 15, – рассказывает Уильямс. – И я не знал: буду ли я когда-нибудь достаточно хорош, чтобы его воплотить». Конечно, за одно это «Оскар» хочется дать не глядя. А между тем фильм нарисован с фантастическим, дух захватывающим мастерством и проникнут столь уместным в наше время антивоенным пафосом.

Словом, соперники у фильма Константина Бронзита сильные. Необычайно даже сильные, если вспомнить про несколько прошлогодних «Оскаров», довольно невыразительных по составу номинантов. В то же время если посмотреть на историю премии, то можно заметить, что академики XXI века однозначно предпочитают фильмы не столь экспериментально-запутанные, сколь эмоционально-человеческие, в хорошем смысле простые, трогательные, имеющие дело не с умозрительными идеями, а с живыми чувствами, которые, в отличие от монологов клона из будущего, были бы понятны даже маленькому ребенку. А одна из сильных сторон нашего фильма – как раз в этом. Ведь бронзитовская короткометражка «Мы не можем жить без космоса» редкого зрителя может оставить равнодушным. В отличие от Херцфельдта, изображающего распадающийся мир и полную потерю ориентиров, Бронзит рассказывает о цельности. В отличие от Уильямса, который растворяется в мастерстве, Бронзит ставит мастерство на службу чему-то иному. И в конечном итоге именно он дает ответ на те волнующие вопросы, которые звучат в двух других фильмах, рассказывает, что значит жить – широко, хорошо и сейчас. Можно смело надеяться, что американские киноакадемики оценят такое кино, как оценили его фестивали по всему миру и практически все зрители, которым удалось фильм посмотреть.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter