Рус
Eng
Флейта волшебника

Флейта волшебника
Новость

19 ноября 2013, 00:00
В рамках Зимнего Международного Санкт-Петербургского театрального фестиваля на сцене Театра имени Комиссаржевской показали оперу Моцарта «Волшебная флейта» в вольном переложении Питера Брука, Франка Кравчика и Мари-Элен Эстьен. Вместо симфонического оркестра – рояль, вместо напыщенности и помпезности – естественность и

Либретто Эмануэля Шиканедера не просто претерпело изменения, но, что значительно существеннее, изменило свой дух. Волшебство, чудеса, противостояние «темного» (Царица Ночи) и «светлого» (Верховный жрец Осириса и Изиды Зарастро) миров существует как фон. На подмостках же, как и декларирует сам Брук, «вечно юный Моцарт в компании молодых талантливых певцов». Премьера спектакля состоялась в Париже в ноябре 2010 года. Автором музыкального переложения стал лауреат Премии Эрве Дюгардена композитор Франк Кравчик. Самой же первой (в творчестве Брука) оригинальной адаптацией масштабной оперной партитуры была сокращенная до 80 минут камерная версия оперы Бизе «Кармен» («Трагедия Кармен»), созданная великим реформатором сцены ХХ столетия в 1981 году.

Предельное упрощение формы избавляет действие от фальши и пафоса, в обмен на оркестровые красоты и доминирование вокальных партий над собственно интригой публике предлагается открытость и непринужденность. В результате затертый сюжет рождается здесь и сейчас, как Афродита из морской пены, и вызывает самую живую и непосредственную реакцию зала. И даже – о чудо! – действо сохраняет целостность, а не разрывается «вставками» из аплодисментов, к которым привыкли посетители обычных оперных постановок. В это сложно поверить, но даже после суперпопулярной арии Царицы Ночи зритель – «ни-ни», но не потому, что певица оказалась не на высоте (обладательница полнокровного и полнозвучного сопрано Малиа Бенди Мерад превосходно справляется со сложной партией), а потому, что все поглощены спектаклем в целом. Эта неразрывность всего и вся не просто высший полет – недосягаемая высота. Уму непостижимо, как можно заставить зрителя смотреть на известное и затертое «незамыленным» взглядом и совершенно по-детски смеяться над «ужимками» Папагено (Виржиль Франне) или наивностью Тамино (Роже Падюле).

Декорации – вертикально стоящие бамбуковые шесты и незамысловатые коврики – минимальны и многофункциональны. Юмор прост, что не лишает его изящества; пластика, «графика» движений важна не менее, чем чистота интонаций. Вообще актеры театра «Буфф дю Нор» (основанного Бруком в 1974 году) демонстрируют непривычный для отечественной музыкальной сцены синтез, то есть являются именно поющими актерами, а не вокалистами, пытающимися между сосредоточенно пропетыми нотами изобразить некое подобие чувств. В обновленной «Волшебной флейте» в принципе нет (и не может быть) ничего «наподобие» или «как будто бы» – напротив, постановка пленяет невыразимой легкостью и чарующей естественностью.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter