Рус
Eng
Как сезон откроешь...

Как сезон откроешь...
Новость

19 сентября 2012, 00:00
В Театре имени Станиславского 12 сентября открылся 65-й сезон. В планах несколько постановок как по классическим произведениям, так и по пьесам современных авторов, а также проведение фестиваля, посвященного 150-летию Константина Сергеевича Станиславского. Кроме того, в театре произошли неоднозначно принятые артистами

Как рассказал корреспонденту «НИ» художественный руководитель театра Валерий Белякович, в труппу были приняты на испытательный срок десять новых артистов, выпускников театральных вузов: «Мы планируем поставить спектакль «Дураки» Нила Саймона и «Гамлет» Шекспира». «Кроме того, мы хотим сделать упор на семейные спектакли, интересные и детям, и их родителям, – сказал худрук. – Первый такой спектакль, «Собаки», уже есть в нашем репертуаре. Следующим будет сказка Шварца «Дракон», которую будет ставить мой ученик, режиссер Александр Горшков. Также в наших планах разработать спектакли по произведениям современных авторов – Владимира Сорокина, Максима Курочкина, Пера Лагерквиста».

Незадолго до открытия сезона в Интернете стали появляться сообщения о том, что из театра были уволены тринадцать артистов, среди которых Ирина Гринева, Ольга Лапшина, Ирина Савицкова и Мария Буркова. Как рассказала корреспонденту «НИ» актриса Ирина Гринева, несколько месяцев назад она стала первой в череде уволенных из Театра Станиславского: «Я и сама хотела уйти, поскольку мне не близка эстетика режиссера, мы совершенно по-разному смотрим на театр, для меня неприемлемо выпускать спектакль за две недели. Но руководство театра меня опередило». На вопрос о том, каким образом было обосновано увольнение, г-жа Гринева сказала, что «мне не очень хочется вдаваться в подробности – все это неприятно и болезненно, поскольку я проработала в этом театре много лет и всегда считала его своим домом. Мне ничего не объясняли, просто пригласили подписать продление договора. Но уже потом, на месте, все стало понятно – все как-то растеряно улыбались и просили расписаться в трудовой. Я расписалась и ушла».

По мнению Дениса Немыкина (сценический псевдоним – Марат Доманский), его уволили из-за того, что он отказался играть в новом спектакле Валерия Беляковича. «Мой отказ не был категорическим. Я объяснил Валерию Романовичу, с которым у нас были прекрасные отношения, что на данном этапе наши взгляды не совпадают, я не до конца понимаю, что от меня требуется внутри роли. И попросил, если есть такая возможность, заменить меня другим артистом, чтобы я мог просто посидеть на репетициях, вникнуть. Чтобы другой актер выпустил премьеру, а я мог позже ввестись в спектакль, если в этом еще будет необходимость». Однако Денис Немыкин пояснил, что ему все-таки предложили другую форму оплаты – разовый договор, но он на это не согласился.

«Ни одного артиста не уволили. Просто тех актеров, которые были мало заняты в репертуаре, мы перевели на разовые оплаты, то есть они получают деньги только за те спектакли, в которых играют. Мне кажется это справедливым, – пояснил «НИ» Валерий Белякович. – Например, Ольга Лапшина действительно ушла из театра, но ее никто не увольнял. Ей тоже предложили разовую оплату, но она не захотела таким образом получать зарплату. Впрочем, у нее здесь практически нет спектаклей, в которых она задействована». Также худрук прокомментировал другие «увольнения»: «Анна Капулева сейчас на разовой оплате, занята в репертуаре, получила роль в новом спектакле. Ирина Савицкова ушла из театра еще в прошлом сезоне по собственному желанию». На вопрос о том, как артисты восприняли их перевод на разовую оплату, Валерий Белякович отметил: «Дело в том, что система оплаты в Театре Станиславского, впрочем, как и во всех остальных театрах, несовершенна. Насколько я знаю, Министерство культуры разрабатывает проект перехода театров на контрактную систему, но, вероятно, с этим есть какие-то сложности. Новая система оплаты труда, контрактная система, нужна нам как воздух. Чтобы не было так, как зачастую происходит во многих театрах, что актеры не играют, а просто приходят в театр получать зарплату». По мнению худрука Театра Станиславского, платить артистам необходимо «по труду и справедливости»: «Понятно, что актеры в театре получают сущие копейки, что театр не может конкурировать с кино и телевидением. Артисты уходят туда, потому что не хотят быть нищими. Но я хочу, чтобы играющий, заинтересованный в театре артист получал как можно больше».

Тем не менее переход на «разовую оплату» многие артисты восприняли неоднозначно, посчитав, что их просто вынудили уволиться. В частности, как пояснил «НИ» Денис Немыкин, он единственный из тринадцати уволенных артистов обратился в суд, поскольку его адвокат нашел нарушения в договоре. Ирина Гринева, в свою очередь, сказала, что не планирует ничего предпринимать, чтобы восстановиться в Театре Станиславского: «Буду работать с другими театрами. Многие актеры, наверное, тоже ничего не будут предпринимать, поскольку возвращаться некуда – из театра уволена вся творческая движущая сила. Мне кажется, лебединой песней театра был Александр Галибин (предыдущий художественный руководитель театра. – «НИ»), который действительно мог поднять театр и многое уже сделал. А сейчас Театра Станиславского, который я любила, уже нет, нет артистов, с которыми я хотела бы работать, нет спектаклей, в которых я хотела бы участвовать. Ничего такого, из-за чего бы хотелось снова открыть эту дверь».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter