Рус
Eng
Слава Лён: "Бог-атство Бог благословил у-бож-ество прокляв"

Слава Лён: "Бог-атство Бог благословил у-бож-ество прокляв"

19 августа 2017, 07:50Культура
Сегодня в рубрике "Поэт - о поэтах" Сергей Алиханов представляет живую легенду русской литературы - Мастера, по стихам которого можно изучать отечественную историю 20 века. Это, конечно, Слава Лён...

Владислав Константинович Богатищев-Епишин (он же - Слава Лён) родился во Владимире в декабре 1937 года - и очень скоро ему исполнится 80 лет. Поэт выпустил 40 сборников. Слава Лён является действующим - пятым - Президентом Академии Русского стиха, сменив на этом посту - по его просьбе - Виктора Соснору. Первым же Президентом этой Академии был Иосиф Бродский.

В 1985 году в Париже Славе Лёну была присуждена Премия им. Владимира Даля. Почётный академик Российской академии художеств, лауреат премии “Нонконформизм 2016”. Доктор филологических наук, доктор философии и географии, Действительный Почетный член восьми европейских и американских Академий наук и искусств.

Стихи Славы Лёна, напечатанные на машинке, впервые я прочел в 1970 году в гостях у Гии Маргвелашвили. Дочь Гии и моя сестра вместе учились в балетной школе Вахтанга Чабукиани. Вечерами Гия иногда играл со мной в короткие нарды, и даже пару раз напечатал мои стихи в журнале “Литературная Грузия”, где он был членом редколлегии, и вел раздел “Свидетельствует вещий знак”.

В тот тбилисский вечер я прочел лежащее на письменном столе Гии Маргвелашвили, и прикрепленное скрепкой, стихотворение:

Печальной памяти генералов 1917 года,

включая последнего из них –

генерала Рузского,

потребовавших отречения Государя от престола

и хором выпятив попрёк

папахи генеральской

мгла безумия

в стране легла

легальной мысли поперёк

конвоем в Царское Село

доставлен

Царь колоть дрова

страну – как не было –

смело

ни Николая

ни Двора

и детвора на ледяной

каталась горке

до утра

в салазках родины длиной

горбушки хлеба

мимо рта...

Сейчас в тренде ругать балерину, некогда любившую несчастного Императора. А вот о генерале Рузском, который ненавидел всю династию Романовых, ни полслова. Когда в феврале 1917 года Царский поезд оказался во вверенном ему Пскове, генерал Рузский изменил присяге, и грубой силой, унижая, и держа, и хватая за обе руки Императора, заставил, или, вероятнее, императорской рукой сам же и подписал заранее заготовленный им - с группой других изменников - Акт отречения от Престола...

Слава Лён в своих коротких, за душу берущих строках, которые я часто видел внутренним взором все эти прошедшие с тех пор пол-века, всегда напоминал, что если б ни эта чудовищная измена, вся история России ХХ века могла бы пойти по другому.

Недаром Император Николай II уже в ссылке, оставил душераздирающие записку:

«Бог не оставляет меня, Он даёт мне силы простить всех моих врагов и мучителей, но я не могу победить себя ещё в одном: генерал-адъютанта Рузского я простить не могу!»

Ни краткий Курс истории ВКП б (большевиков), ни расширенные, необозримые сочинения всех академиков советских наук, победу в Октябрьской Революции отнюдь не ставят в заслугу генералу Рузскому, которого уже в 1918 году, чтобы “не стратить пулю”, кинжалом зарубил большевик Атарбеков, улица имени которого до сих пор есть в Москве. И, кажется, именно поэтому, уже раннее творчество Славы Лёна вызвало такое раздражение у тогдашних, так сказать, литературоведов в штатском, что у него была проведено в те годы дюжина обысков...

Слава Лён вместе учился, и был ближайшим другом Венедикта Ерофеева, был первым его издателем, опубликовав в 1973 году в австрийском билингвистическом журнале одно из первых произведений Ерофеева «Василий Розанов глазами эксцентрика». Слава Лён общался и приходил в гости к Николаю Заболоцкому, сразу после того, как тот вышел из лагеря, отсидев 6 лет за книгу стихов “Столбцы”.

В те времена - в середине 60-х - все еще были запрещены - даже к выдаче в библиотеках! - книги стихов Кручёных и Хлебникова, Клюева и Гумилёва, Цветаевой и Мандельштама, Ивана Бунина, Владислава Ходасевича, Георгия Иванова, Набокова и даже Сергея Есенина!

Слава же Лён именно в те годы общался и дружил с поэтами, имена которые сейчас являют собой славу и гордость отечественной поэзии - с Кривулиным, с Холиным, Сапгиром, Ерёминым, Соснорой, с Уфляндом, с Беллой Ахмадулиной, с Иосифом Бродским…

Любопытно, что недавно Славе Лёну предложили написать в серии “ ЖЗЛ” книгу о Венедикте Ерофеееве, заранее предупредив, чтобы “не было никакой антисоветчины”. Храня драгоценную память о друге, Слава, конечно, отказался.

Уверен, что со временем и о нем самом, о Славе Лёне, о его творчестве, и о его борьбе за свободную русскую лиру и просодию будет написано немало книг.

(Фотографии - с Беллой Ахмабулиной, С Генрихом Сапгиром, портрет Славы Дена во время интервью, с Виктором Соснорой, Со скульптором Георгием Франгуляном создателем памятника Иосифу Бродскому - на фоне памятника, Слава Лён на фестивале "Свободного стиха"на премии "Нонконформизм - 2017", обложки сборников).

Сейчас же, ограничившись этой заметкой, перейдем к его стихам:

Слава Лён - разговор о поэзии

* * *

Дождик — мжичка,

дождик — мужичок.

Сохнет мозг, но пухнет мозжечок.

Бредит мост, хоть пешим на коне!

Баба ахнет в сваю! — и конец.

Ябеда,

беды не навлеку.

Самому — толика на веку!

Ловок был, да лодка на боку.

Радости — папуша табаку.

Разошлось богатство по грошу —

Не грожу без толку,

не грешу.

Без людей тоскуют дерева.

Но с людьми деревья — на дрова!

Вычитать! — вычитывать не в счет

Смысл зачина, чин или почет.

Чет, нечет — пристало в однорядь,

Чохом и творить, и вытворять!

По реке прорехи — острова.

В косточку и в жилу острога!

Но за белорыбицу — острог,

Справедлив, как водится, но строг.

То ли шить, не то ли — вышивать?

Трудно жить,

труднее выживать.

Потрунить над Богом не хоти!

Бор велик, на выбор не ахти.

Потому на свету голытьба.

Потону — большая голова!

Запад и по тону не восход.

Да и смерть не выход, а исход.

РОДОВОЕ ПОМЕСТЬЕ БОГАТИЩЕВО – ЕПИШИНО

"Пахнут смертью господские липки..."

Осип Мандельштам

усадьба – дом – и – соловьи

церквушка – строем глав:

"просил Столыпин: 20 лет

без войн и мятежей

спасала выделка тяжей

пока трещала клеть

позор Цусимы пережив

поджёги и бунты

Россия стала полем ржи

и лесом красоты

народовольчески на риск

пошёл не видя зги

Гаврила Принцип – террорист

и брызнули мозги

Европы старой на асфальт

и будущего на…

в ушах ещё звучал «Трансвааль»

как началась война

иприт кидал солдата в визг

к окопным вшам

и пресловутый панславизм

трещал по швам

пошло имение в распыл

проклятий не тая…

пока ещё я слёз не пил

из чаши бытия

2004

***

ОХ, ЛЮДИ – ЧТО ЗА НАРОД!

ДАЛЁКО ЛИ ДО ГРЕХА?

КОЗЛА ПУСТИТЬ В ОГОРОД

ПУСТИТЬ ПЕТУХА!

МЕЛКИЙ БЕС БОЛЬШОЙ БЕДЫ

на царя-кровопийцу зуб

рисовал разночинец зла

сызмалу

удаля скалозуб-

а муштру на длину весла

по плечу уключиной вбит

гвоздь программы КПСС

футурических бед и обид

на закрошках уносит

бес

избы скачут

а кони горят

под некрасовым ходуном

ходит баба-земля в наряд

человека с ружьём

на нём

абсурдист чернышевский ест

ложкой ленина с головы рыбы

что взглянула окрест

и ушла онемев

молвы

не базедова ли болезнь

аллилуеву унесла

в мавзолей

на который лезть

несть желающих из числа

из берцовой растёт кости

рыльце сталина

а в пушку

карамазовым бесу мстит

каракозов разбив башку

об ограду

где летний сад

няню с пушками выводил

новый сорт под корень на суд

юных ленинцев-заводил

и поскольку одет – обут

раскусивший царя холоп

получил как обэриут

пересмешником

пулю в лоб

1999

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА РОССИИ.

ОНА ЖЕ - ПОСЛЕДНЯЯ

какой-то Ходасе-

вич выдал обезьянке

бумажку об изъяне –

под Богом ходим все

и началась война

и кончилась Россия

и рот раскрыл разиня

Царя во всём виня

у гроба образца

разбитого корыта

и ты сидишь

корысти не ведая резца

но скульптор

инструмент готовит

сам не зная

пойдёт ли вязь резная?

придёт ли с пушкой мент?

страна непредсказу-

емого прошлогодья

купить ли все угодья?

копить ли на козу?

и дом стоит в Буди-

мирово недостроен

до крыши –

астероид

влетит того поди

покуда раздают

овёс

последний явно

и ты упала в яму

в больничный неуют

и я автомобиль

разбил

двенадцать рёбер сломав –

не слишком робок

и пьян не слишком быв

и всё бы ерунда

ну заведи охрану и пса

…дорога к Храму

пешком ведёт куда?

2007

НАРОД – БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ

Народ как народ,

гуляет за речкой у лога,

спалит не со зла

поместье и – сварит уху.

всё наоборот

у народников Белого Блока:

пустили козла

в огород городить чепуху.

Ударят челом

Царю ходоки от Зосимы –

и слава Те, Господи,

корень ты мой родовой!

А всё началось –

ни шатко, ни валко –

с Цусимы,

и дале – тяготственней,

японский городовой!

И нехристем враг,

и в белом матросиком агнец.

прощай, Сахалин,

коли грехосподоблены мы.

у Чехова врач

напопа, но поставил диагноз,

развёл сахарин

и стаканом хватил сулемы.

Приказ по чинам

раздать на парад погремушки.

кларнет умыкнув,

дать в зубы дрозда,

например,

с чего начина-

ется родина горя и муки? –

увы, с Горемыкина! –

будь он неладен, премьер.

Не наша вина,

что галиматья резолюций

Распутину наруку

тоже повесила флаг.

вторая война

и третья из революций

Христу из «Двенадцати»

левый ослабила фланг.

Народ-богоносец –

пора заговаривать зубы –

судьбу выбирает

и большевики не при чём.

Кронштадт – миноносец

непотопляемый: зуда

власть перехватить

в матросне не убить кирпичом.

Слиняла в три дня

Россия, и Розанов плакал

в жилетку – кому?

в Посад наступала зима,

а с ней – солдатня:

кто «окал» как Горький,

кто «акал»,

кто грабил куму,

а кому отдавалась сама.

«Сотрудничать с Лениным»,

Блок присоветовал, зубы

кладите на полку

и красные стройте полки,

но боле не следует

поощрять самосуды,

убийства и подкуп,

заложничество и долги.

Степан да Игнат –

два брата в одной потасовке,

как белый и красный,

бесславно погибли за Крым.

куда бы загнать

Макару телят подешёвке

и лавочку именем

светлым «Россия» закрыть.

1959

ВТОРАЯ СМЕРТЬ ПУШКИНА

Догадал меня чёрт,

с умом и талантом, родиться в России.

Александр ПУШКИН

Мы добрых граждан позабавим

И у позонного столпа

Кишкой последнего попа

Последнего Царя удавим

Александр ПУШКИН

Не понимаете, что между большевиком и Пушкиным

больше таинственной, иррациональной, органической связи,

нежели между ним и чаадаевствующими ныне от растерянности…

С. Н. БУЛГАКОВ,

«На пиру богов», 1918

вновь опять – сперва и снова

сплошь и рядом – веселей

лагерей 37-го

всероссийский юбилей

всенародного любимца

среди жита и овса

лести без и бес амбиций

Духа Сына и Отца

у ноги твоей держава

путь которой каменист

ПУШКИН – фото –

ОКУДЖАВА

беспартийный коммунист

в черноте один белеет

оттеняя то и сё –

состоит из юбилеев славных

ПУШКИН – наше всё!

наши папа – мама – дядя

самых честных правил и

слон и моська жук и дятел

на мякине провели

убиваясь и рыдая

стреляного воробья

…широка страна родная

5-летками рубя!

мёрзнут сосны на опушке

под топор уходит ель

на лесоповале – ПУШКИН –

как ты милый надоел!

всё-то ты нам заповедал

кнут и пряник труд и пруд

и толпой пушкиноведы

в штатском за тобою прут –

бесконечны безобразны

в красной месяца игре

лица – рожи – бесы – расы

закружились в Октябре

…Мойка – сваи –

ставить точку

рано в частоколе свай

насаждают как картошку

при ЕКАТЕРИНЕ ZWEI

от сознания балдея

соучастия навек

с невиновностью злодея

прёт совецкий человек

звонко выкован из стали

загремел и – был таков!

ГОРЬКИЙ – ПУШКИН

ПУШКИН – СТАЛИН

ЛЕНИН – СТАЛИН – И – ЛУЖКОВ

наши ушки на макушке

наши пушки – пистолет

дорогой товарищ ПУШКИН

нужен ты нам – двести лет!

Дальновидно группой риска

сбросили в гудок трубя

с парохода футуристы

современности тебя

и ходи себе на уток

упражняючись в стрельбе –

за спиной обэриутов

делать нечего тебе

слушай шумана и листа

заросла твоя тропа

после русских квалитистов

дело ПУШКИНА – труба!

ну а памятник в наваре

с юбилеев тех мастит

на своём Тверском бульваре

тихо пусть себе стоит

1999

А был ли мальчик?

А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

ИЗ ПОСЛЕДНИХ СИЛ НО ПРАВДА УБИВАЕТ НАПОВАЛ

— И ПАВЛИК НА ОТЦА НЕ ДОНОСИЛ

И ПАВЛИКА НИКТО НЕ УБИВАЛ

ОН В ПИОНЕРАХ НЕ БЫЛ НИКОГДА

И НЕ СНИМАЛИ ПАВЛИКА В КИНО

И СТАЛИНСКОЙ АГИТКИ ЛАБУДА

ЖИЛА БЫ НА БУМАГЕ ТОЛЬКО —

НО У ПАВЛИКА МОРОЗОВА ВНУЧАТ

ХОДЯЧЕЕ НА СВЕТЕ БОЛЬШИНСТВО И

НАШИ СОВРЕМЕННИКИ СТУЧАТ

ОДИН НА ВСЕХ И ВСЕ НА ОДНОГО

СВОБОДА СЛОВА «ДИКТАТУРА»

все сторожат!

с ружьём весь жар земной

чтоб не зажёг енот о чепчик спичку

нефть не горит к Москве любовью – спичу

нет места на Васильевском со мной

и спуску нет держателю бумаг

бесценных рифмой в акциях на фирме

и труп вождя букашек в хлороформе

вдруг расплодилось тьма универ-маг

универ-сам не ходит в детский сад

адама-евы хохот в катехизис

политтехнологи загнали в кризис

доверия который полосат

как зебра за решёткой в тишине

матросской затевает кругосветку

с черёмухой уплыть кромсая ветку

как железнодорожную шинель

охраны – тьмы

до потьмы тьмы и тьмы

и власти вертикаль блестит на солнце

никелированном и конница несётся

стальная пашней курица и мы

у нас яйцо круглее дурака

с мороза террориста жарким летом

из-за угла садящего дуплетом

по утке что газетой

дорога

река течёт минуя створ плотин

в почёте коли углеводороды

на зарубежных рынках

где уроды

готовы русским в долларах платить

ребром стоит задача ВВП

за пятилетку родины удвоить

чтоб хлеба дать и выросли удои

голодным забастовщикам в толпе...

***

КАИНОВА ПЕЧАТЬ

НА МИРЕ КАК – НЕУДАЧЕ

А С СУДАКОМ МОЛЧАТЬ

НЕ С МУДАКОМ СУДАЧИТЬ!

Демонический полет

теть твою меть — комедь!

с крылышками на скале

несдобровать лететь

в пику Чефут-Кале милая —

мы парим

внятно не шевеля

перышками

вперив

взор в поворот руля

парус поставив вплоть

до вертикали

мы

перетекали в плоть

из кутерьмы ума

мимо плывут дома

ангелов и века

имя которым тьма

Лермонтова дневника

Крым! — а нажми педаль

влево — как из мешка

пули — рукой подать дрогнувшей

до Машука

доли превыше честь

из сорока — любой

скажет! —

но что же есть

роковая любовь?

Демон — Тамара — мы! как

обиходив стих

вырваться из тюрьмы

необходимости?!

станет ли преодолеть силу

тяжести сил? —

через мильоны лет

я у тебя спросил.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter