Рус
Eng
Как странно видеть города

Как странно видеть города

19 августа 2015, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Выставка «Люди в городе» собрана из тех произведений, что хранятся в ГЦСИ, и открылась для проекта с таким названием в самый неурочный момент – как раз когда все горожане стараются уехать из любимого мегаполиса. Это, однако, никак не умаляет достоинства экспозиции. Она получилась захватывающей, с явным толстовским укло

Если художник не уезжает на ПМЖ в деревню и не специализируется только на сельских пейзажах, значит, он по умолчанию пишет город и горожан. Такова логика устроителей нынешней сборной солянки. Героями выставки могли быть почти все московские художники, исключая разве что Николая Полисского с его деревенскими аттракционами и патентованного арт-моряка Александра Пономарева. Но арт-директор Центра современного искусства Леонид Бажанов сосредоточился на очень определенном образе горожанина: его города – это совсем не эпицентр удовольствий, это довольно депрессивное место, перемалывающее все яркое и индивидуальное, сохраняющее советскую фабрично-заводскую беспросветность, потихоньку сводящее с ума.

В центре экспозиции возвышается деревянный «Человек» Стефана Балкенхола. Странно, конечно, видеть в этом топорно срубленном (в буквальном смысле слова) мужике исключительно горожанина. Но тут приходится верить куратору, для которого все горожане – вчерашние деревенщики. Именно такие типажи возникают на картинах Бориса Турецкого («Рабочий», 1968 год) или в фотографиях Михаила Ладейщикова. Здесь же бесконечные ряды пятиэтажек у Михаила Рогинского (поздние живописные серии 1990-х годов) и месиво из фигур и физиономий у Константина Батынкова.

Другой крайностью оказывается всякого рода агорафобии – бесконечное одиночество и потерянность. Персонажи относительно свежего видео Саши Пироговой «Библимлен» (2013 год) словно привидения слоняются по коридорам Ленинской библиотеки – пристраиваются к каталожным ящикам и укладываются на платформы для подачи книг. Им вторят люди-сомнамбулы, прячущиеся в складках штор или за музейными колонными в серии Франка Херфорта «Междувременье» (господин Херфорт снимал в московских музеях, увидев именно в них вечное сонное царство).

Александр Горохов. «Портрет сумасшедшего». 1975 г.

В плане безумия особенно выделяются «Портрет сумасшедшего» (1975 год) Александра Горохова и невесть зачем возникшая в этом контексте скандальная скульптура английских братьев Чепмэн «Четырехголовая» (1997 год). Отчего британский монстр с анусом на самом видном месте символизирует горожанина – большой вопрос кураторам. Но есть подозрение, что он понадобился как крайняя степень расчеловечивания.

Не сказать, чтобы выставка в Государственном центре современного искусства открывала какие-то новые горизонты в осмыслении темы или преподносила неожиданные произведения. Город здесь не имеет четкой географической (о Москве можно было бы рассказать поколоритней) и временной привязки (современный горожанин мог бы быть поинтересней). Но именно в этой межеумочности, общей стертости и заключен пафос выставки – для Леонида Бажанова город и поныне олицетворяет государство и власть, а значит, ничего хорошего с ним связано быть не может. Вот такой парадокс: учреждение, призванное государством насаждать в крупных городах прогресс и художественную толерантность, смотрит вокруг и думает: какая же вокруг серость, скорей бы из Москвы!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter