Рус
Eng
Поэт Евгений Евтушенко

Поэт Евгений Евтушенко

19 июля 2010, 00:00
Культура
ВИКТОР БОРЗЕНКО
Вчера в Политехническом музее прошел творческий вечер Евгения Евтушенко, который поэт устроил по традиции в свой день рождения. Но главный подарок к этому празднику Евгений Александрович «получил» накануне, в субботу, у себя на даче в Переделкино: после долгой подготовки здесь наконец открылась художественная галерея,

– Евгений Александрович, в числе экспонатов – работы Пабло Пикассо, Нико Пиросмани, Олега Целкова, книга с автографом Бориса Пастернака, трость Марка Твена. Не жалко ли расставаться с этой коллекцией?

– Совершенно не жалко. Я просто очень давно хотел подарить все эти вещи народу. Они имеют духовный вес, а потому их нельзя от людей прятать. Пусть приезжают в Переделкино и смотрят…

– Чтобы открыть частный музей, сегодня, увы, нужно пройти множество бюрократических процедур, но ваша галерея – государственная. Вы-то с бюрократией не сталкивались?

– Ну зачем об этом думать. Все равно нам пришлось потратить на оформление документов много времени. И на открытии министр культуры сам признал, что это было долго. Это тянулось год. Но главное ведь, что галерея появилась…

– А когда у вас появилась идея создать такую экспозицию?

– Трудно сказать. Я начал собирать то, что мне дарят, но ведь стыдно держать это дома, поэтому решил государству отдать. Впервые такая идея у меня появилась еще в советское время. Потом я не раз к ней возвращался и наконец довел до конца. Музей будет открыт для всех. Настоял, чтобы символическая плата была.

– Галерея находится впритык к вашему дачному участку. Экскурсии по выставке будете водить для особо желающих?

– Нет, я очень занят. Для близких, конечно, да. Но широкую публику, увы, охватить не смогу. Хотя как сказать? Мы договорились, что выпустим специальный фильм и я буду оставаться здесь вечным гидом для гостей.

– Помимо картин известных художников в галерее есть документы, семейные фотографии…

– И здесь очень много дорогих моему сердцу вещей. Например, есть рисунок тети Иры, которая сказала мне в сталинское время про Сталина, что он убийца. Она замечательно рисовала, поскольку училась в архитектурном институте. Или довоенная фотография моего папы. Посмотрите на него. Если бы я был такой же красивый, так я бы стихов не писал. На втором этаже я выставил трость Марка Твена, которую мне подарила одна еврейская семья в городе Ганнибал. Это была самая дорогая вещь в их семье, но они подарили мне в благодарность за «Бабий Яр».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter