Рус
Eng
«Всегда хочется пошутить…»

«Всегда хочется пошутить…»

19 июня 2015, 00:00
Культура
Виктор БОРЗЕНКО, Нью-Йорк – Бостон
Второй год подряд Театр им.Вахтангова завершает сезон большим гастрольным туром по Северной Америке. Сначала были Нью-Йорк и Бостон в США, а под занавес два спектакля сыграли в канадском Торонто. В прошлом году здесь же проходили гастроли «Евгения Онегина», в нынешнем – привезли философскую притчу «Улыбнись нам, Господ

Артисты в шутку называют эти гастроли «старой доброй традицией» и обещают впредь привезти еще что-нибудь интересное. Да и как нарушить традицию, когда в каждом городе зрители спрашивают у входа лишний билетик (не только по-русски, но и по-английски!), а по окончании спектакля долго аплодируют стоя.

Здесь уже есть свои любимчики: многим памятно, как в прошлом году на сцене "Сити Центра" Алексей Гуськов дебютировал в роли Евгения Онегина (был срочный ввод) или как вскоре после другого срочного ввода (на роль Гусара в отставке) в Нью-Йорке играл Владимир Симонов - актер удивительной органики, чей талант в спектакле художественного руководителя театра Римаса Туминаса засверкал новыми гранями.

Впрочем, актерская шутка про традиции оказалась недалека от истины. Похоже, что на будущий год вахтанговцы вновь посетят США, поскольку в первые же дни гастролей Римас Туминас получил такое приглашение от «Линкольн-фестиваля», проходящего в Нью-Йорке. Программа пока обсуждается, но коллектив уже гадает, на чей день рождения выпадет эта поездка. Дело в том, что второй год подряд свои дни рождения на гастролях отмечают актеры Владимир Симонов и Сергей Маковецкий (в прошлом году он играл Евгения Онегина).

В спектакле «Улыбнись нам, Господи» им досталась одна роль (в разных составах) – роль нищего каменщика Эфраима Дудака, который отправляется в город, чтобы успеть на суд к своему блудному сыну, стрелявшему в губернатора. Образ мрачный, молчаливый. Эфраим и сам как грузный, неотесанный камень, оказавшийся на склоне лет в одиночестве. «Дети – это не близкие. Дети с годами становятся далекими», – с пронзительным драматизмом произносит он нехитрую фразу, но всякий раз зал взрывается аплодисментами: нащупана болевая точка.

Кстати, похоже, что настроением Эфраима, его умудренным взглядом на прожитые годы в какой-то мере заразились и сами артисты. Сергей Маковецкий, например, в свой день рождения написал трогательные стихи про жизнь и судьбу, которые вечером после спектакля прочитал друзьям за кулисами.

...Гастрольный график насыщен. В три часа дня репетиция, в восемь вечера – спектакль. Но все же в промежутках между ними артисты успевали пробежаться по центру города. И каждый знал, что в каком бы городе ни гастролировал театр, Алексей Глебович Кузнецов будет искать книжные магазины, Юлия Рутберг и Евгений Князев побегут в музеи, Виктор Сухоруков успеет съездить на экскурсию, Римас Туминас внезапно для всех скроется в поисках старинных городских улочек, а молодые артисты будут изучать меню экзотических кафе и ресторанов.

У входа в «Сити Центр» зрители спрашивали лишние билеты.
Фото: ВИКТОР БОРЗЕНКО

После одной из таких прогулок Сергей Маковецкий подошел к Виктору Сухорукову и, поймав взгляды коллег, гордо сообщил: «Смотри, Витька, какой я плащ себе купил. Давно искал. Мечта! В Москве таких нет. Это очень дорогая фирма», – здесь он повернулся к Сухорукову боком, чтобы тот разглядел фирменный лейбл, а заодно и все окружающие полюбовались. Виктор Иванович, не меняясь в лице, как бы между делом говорит: «Да-да, хороший плащ, Сережа. Как тебе повезло. Я тоже давно такой ищу – для электрички, для огорода…» Стоящие рядом артисты катятся со смеху. Маковецкий отмахивается – уходит в другую сторону. На этих гастролях у них с Сухоруковым еще не раз возникали словесные (разумеется, дружеские) перепалки.

Так, например, в Нью-Йорке на встрече со зрителями, которая прошла в зале Национальной публичной библиотеки, Виктор Сухоруков рассказал, что у него от разглядывания небоскребов болит шея, но всякий раз, видя клочок неба, он вспоминает, что под этим небом находится и его родной город Орехово-Зуево. Затем микрофон оказался в руках у Маковецкого.

«Когда приходишь на встречу, всегда хочется пошутить, – сказал актер, настроившись на серьезный лад. – Но я смотрю на вас и думаю: мне не хочется ни шутить, ни хохмить. Вчера, когда на дневном спектакле зал встал в едином порыве…»

Вдруг как бы в продолжение раздалась фраза Сухорукова: «И аплодировал Маковецкому!..» Маковецкий не удержался и прокомментировал: «Все-таки Виктор Иванович замечательный артист, но сволочь страшная. Чтобы он позволил своему коллеге вести сцену – да боже упаси! Поэтому он и сейчас мешает мне общаться со зрителями. Да еще и свое Орехово-Зуево сюда приплел».

На гастроли Театр Вахтангова приехал в составе 54 человек. К сожалению, посольство США отказало в визе главному осветителю театра, и за пульт управления пришлось срочно садиться его заместительнице (которая, кстати, со своей задачей блестяще справилась, несмотря на то, что в спектакле сложнейшая световая партитура, а сцена нью-йоркского «Сити Центра» на два метра уже, чем в Москве).

Почему осветителю отказали в визе (несмотря на то, что в прошлом году он принимал участие в поездке) – вопрос из разряда риторических: американское консульство принимает решения без объяснения причин. Хотя порой до курьезов доходит.

«Когда я пришла в американское посольство получать визу, сидела очаровательная американка, – рассказала Юлия Рутберг. – Она у меня спрашивает:

– Вы в Театре Вахтангова работаете?

– Да.

– Ах да, ваши же приходили. А с каким спектаклем вы едете?

– «Улыбнись нам, Господи».

– А кого вы там играете?

– Козу.

– Простите?

– Я играю Козу.

Здесь она растерялась и деликатно спросила:

– Простите, а у вас большая партия?

Она думала, что это вообще опера.

– Ну, партия солидная, – говорю я.

– А почему вы пришли не со всеми?

– Вы знаете, я была в Берлине, поэтому задержалась.

– А в Берлине тоже была Коза?

– Нет, у меня есть еще пара животных, с которыми я выступаю».

И в Нью-Йорке, и в Торонто, и в Бостоне спектакли игрались на русском языке, а перевод транслировался на специальных экранах, установленных над сценой. Но когда на сцене такие актеры, как Евгений Князев, Сергей Маковецкий, Виктор Сухоруков, Алексей Гуськов и Владимир Симонов, перевод особо и не требовался (это чувствовалось по вниманию зала).

«В который раз убеждаешься, что перевод нужен только в бытовых случаях. Если в спектакле все идет правильно, то он понятен и без слов, – говорит Юлия Рутберг. – Когда я паспортный контроль проходила, очень суровый дядечка у меня спросил:

– Как называется спектакль, который вы играете?

– Я решила произнести его по-английски. У нас же Give us a smile, oh Lord. А я вместо smile (улыбка) сказала smеll (что в переводе означает запах). Он очень странно на меня смотрел и пытался понять, зачем я приехала. А приехала я, чтобы провести один из лучших периодов своей жизни».

На гастроли в Нью-Йорк с Театром Вахтангова Юлия Рутберг приехала в первый раз. Хотя театр бывал здесь не только в прошлом году. В начале 2000-х вахтанговцы привозили сюда спектакль Петра Фоменко "Без вины виноватые", где роль Гриши Незнамова играл Евгений Князев. Как вспоминает актер, тогда гастроли пришлось продлить - по многочисленным просьбам зрителей. И артисты, задержавшись в Нью-Йорке на пару дней, сыграли два внеплановых спектакля. Подобный ажиотаж наблюдался и в этот раз: театр и организаторы фестиваля "Вишневый сад" (в его рамках проводились гастроли) заранее запланировали, что в некоторые дни "Улыбнись нам, Господи" будет сыгран дважды - в два часа и в восемь. Спектакль трудоемкий, многоуровневый, со сложнейшими задачами, стоящими перед актерами... Поэтому чтобы выиграть не только количественно, но и не утратить качество (долгий перелет, акклиматизация, насыщенный гастрольный ритм), решено было привезти два состава главных исполнителей. В одном - Сергей Маковецкий и Евгений Князев, в другом - Владимир Симонов и Алексей Гуськов. Как водится, по классическому закону театра, спектакли получились разными. Возможно поэтому некоторые зрители приходили на постановку повторно - не хотелось расставаться с Театром Вахтангова, тем более что гастроли русского драматического (не антрепризного!) театра в США - редкость.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter