Рус
Eng
А вы читали Джойса?

А вы читали Джойса?

19 июня 2014, 00:00
Культура
Любовь ПУХОВА
Каждый год 16 июня в Ирландии отмечают День Блума, названный в честь рекламного агента Леопольда Блума – заглавного персонажа романа Джеймса Джойса «Улисс». В Москве этот праздник не так популярен, поэтому в 8.00 утра 16 июня в театре на Сретенке собрались лишь самые преданные поклонники модернистского романа.

Весь театр был задействован в представлении: от театральных касс до большого зала «Манеж». Время отсчитывали строго, никаких задержек, если эпизод в романе начинается в 10.00, то ровно в это время звонили многочисленные будильники, установленные на первом этаже театра, и начиналась читка этого эпизода. Роман насчитывает 18 эпизодов, действие разделилось соответственно. События, происходящие одновременно, игрались в разных залах: зрители могли выбирать наиболее интересное.

Организации пространства и времени создатели хэппенинга уделили особое внимание: «Прежде всего мы должны прочитать эти главы вслух. Но все они организованы по-разному, поэтому мы с художником Владимиром Ковальчуком работали с пространством каждого зала отдельно», – рассказал «НИ» режиссер Игорь Яцко. И вот ровно в восемь утра сразу в двух местах зазвучал «Улисс»: в Атриуме на балюстраде Игорь Яцко открыл роман и начал читать первый эпизод «Телемак», а в это время в театральной кассе актеры, изображающие чету Блумов, под голос Александра Огарева включили плитку и готовили отличный жирный ирландский завтрак из эпизода «Калипсо».

Среди 18 эпизодов романа есть более и менее театральные, с каждым по схеме автора соотнесена та или иная наука и искусство, а следовательно, и части хэппенинга были музыкальные, пластические, откровенно чтецкие и драматические. Практически постоянно перед актерами стояла задача преодолеть границу между собой и зрителями: в эпизоде «Эол», действие которого происходит в редакции газеты, к зрителям подходили с диктофоном и задавали вопрос: читали ли вы роман «Улисс»? На читке библиотечного эпизода «Сцилла и Харибда» квакер-библиотекарь Олег Малахов выдавал слушателям читательские билеты и настоятельно просил их заполнить.

Игорю Яцко и Владимиру Ковальчуку не удалось обойтись и без аллюзий на современность. Так как Дублином стала Школа драматического искусства, то ее основатели Анатолий Васильев и Игорь Попов появились в эпизоде «Аид», символом которого по Джойсу является память. Их портреты венчали камин, в который то и дело на протяжении читки подкидывал дрова загадочный человек с бородой. Редакция газеты, где Блум служил рекламным агентом, славилась тем, что меняла свои взгляды в зависимости от направления ветра.

В масштабном 24-часовом действии нашли себе применение все виды искусства и популярные сегодня медийные технологии, видеопроекции, короткометражки Чарли Чаплина и Ave Maria, даже старый добрый театральный натурализм – все это было направлено на тех, кто осмелился принять участие в этой удавшейся театральной авантюре. Впрочем, случайных людей было очень мало, большинство зрителей – друзья, знакомые, молодые актеры других театров, родственники и сочувствующие.

Подобно самому роману, то, что происходило в понедельник в Школе драматического искусства, имеет определенные корни, вырастает из традиций самого театра и искусства в целом. Основатель ШДИ Анатолий Васильев уделял большое внимание читке текста, даже разработал свой метод, поэтому нет ничего удивительного в том, что актеры под руководством Игоря Яцко и Владимира Ковальчука решили именно читать, а не инсценировать главы романа. Кулуарность же всего происходящего сразу напомнила значимый эксперимент русского театрального модернизма – «Поклонение кресту» Всеволода Мейерхольда, игравшееся всего один раз перед узким кругом избранных зрителей. Если верить теоретикам театра, то художественные основы хэппенинга – это как раз опыт модернизма.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter