Рус
Eng

«У всех синдром недолюбленности»: хореограф «Маски» рассказал о работе со звездами

«У всех синдром недолюбленности»: хореограф «Маски» рассказал о работе со звездами
«У всех синдром недолюбленности»: хореограф «Маски» рассказал о работе со звездами
19 апреля, 14:29КультураФото: инстаграм шоу "Маска"
По словам постановщика номеров Антона Давыденко, по мере приближения к финалу конкуренция между участниками становится все острее, а нервы сдают все чаще.

Антон Давыденко – один из двух хореографов, которые ставят номера участникам шоу «Маска», – рассказал изданию StarHit о кухне проекта.

По словам постановщика, ни один из звездных участников не позволяет себе капризов, поэтому на съемочной площадке нет конфликтов. «Когда они без костюма, то чувствуют себя состоявшимися артистами, которые имеют свой образ, в нем известны, постоянно развиваются, личности, – говорит Давыденко. – А маска — это сразу ноль, публику надо завоевывать с нуля. Поэтому все покладистые, ведут себя как начинающие, слушаются, хотят выделиться, удивить. Даже общаются по-другому. Правда, на первом этапе их всех так запугали, что они боялись слово сказать».

Главная проблема на съемках – громоздкие и душные костюмы, считает Давыденко: «Периодически всем звездам в масках становилось плохо — у кого-то работали встроенные вентиляторы, у кого-то нет... Понятно, что пока три шажочка сделаешь по сцене, надышишь углекислый газ, нагреют софиты — парилка ужасная. (…) Периодически артисты просили перерыв, чтобы продышаться: уйти со сцены, доползти до отдельной комнаты и там снять голову своего персонажа. Если совсем худо себя ощущали, то вместо маски надевали козырек, который полностью закрывал лицо».

Своих подопечных Антон Давыденко превозносит за трудолюбие и сговорчивость. Однако по мере приближения к финалу, говорит хореограф, нервы сдают даже у самых невозмутимых: «С восьмой программы все начали вдруг сравнивать, у кого больше реквизита, чуть ли не завидовали. Постоянно спрашивали, а это чье, а это кому? (…) На этапе репетиции у всех синдром недолюбленности. Они ведь не видят полную картину того, что мы держим в голове. Выходят, а на сцене все серое: дежурный свет, какие-то непонятные экраны, не доделанный реквизит, балет вообще иногда не в костюмах. Поэтому всех приходилось успокаивать. И всегда артисты оставались довольны нами, а мы — ими».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter