Рус
Eng

Сова, открывай! Медведь пришел

Сова, открывай! Медведь пришел

Сова, открывай! Медведь пришел

18 октября 2011, 00:00
Культура
Ольга ЕГОШИНА
Пьеса «Медведь» написана Дмитрием Быковым четыре года назад по предложению Марка Захарова. Но постановка в «Ленкоме» не заладилась, в результате сценической адаптацией пьесы занялся Иосиф Райхельгауз и труппа театра «Школа современной пьесы». Главную роль интеллигента Миши Григорьева, в ванне которого самозародился нац

В нашем культурном пространстве Дмитрий Быков последние годы занимает довольно большое место – и как историк-исследователь, автор прекрасной книги о Борисе Пастернаке, и как журналист-колумнист целого ряда разнообразных изданий, автор художественной прозы и верифицированных текстов «на злобу дня». Сделанный им с Михаилом Ефремовым проект «ГРАЖДАНИНПОЭТ» стал после «Кукол» самой успешной и востребованной аудиторией художественно-политической акцией мрачного десятилетия эпохи нового застоя. Да и сама фигура Дмитрия Быкова в нашем пейзаже радует глаз даже недоброжелателям, поскольку умные люди, которые излучали бы радость жизни, в России всегда были редки, а последние годы и вовсе повывелись. Ну не располагает наша жизнь к радости интеллектуалов: к мрачным раздумьям – сколько угодно, к истерикам и нервным срывам – пожалуй. Но вот радостными в России обычно бывают только пошляки и дураки (сгрудившиеся преимущественно в эстрадном бизнесе). А чтобы умный человек появлялся на публике с довольной улыбкой на лице – вспомните, когда ж вы это видели? Правильно, когда на страницах печати или на экране, или на радио появлялся Дмитрий Быков, и в воздухе ощутимо начинает звучать маршевое: «Гром победы раздавайся, веселися храбрый Росс». Эпитет «храбрый» здесь вполне уместен, поскольку сейчас в нашем культурном пространстве очень немного людей, столь же беспечно-храбрых как этот жовиальный толстяк, не оставляющий без своего нелицеприятного комментария ни одно событие нашей общественной жизни и способный найти для себя дело куда более важное, чем встреча с премьер-министром. Храбрость, ум, жизнерадостность и толика легкомыслия – все эти ценные свойства входят в талант Дмитрия Быкова, который, в свою очередь, добавляет природным свойствам оттенок художественности.

В наличие таланта убеждают не только его многочисленные успехи, но и редкие неудачи. В конце концов, только очень талантливый человек может провалиться так фундаментально, как Быков с постановкой «Медведя» в театре «Школа современной пьесы». В предпремьерных интервью автор очень убедительно говорил о необходимости политического театра в нашей стране: «Театр обязан все-таки отзываться на современность, и не только в формате неодрамы, где пятеро бомжей сначала трахают, а потом едят шестого». Говорил также о своем самочувствии недраматурга, который пишет для театра, благородно подчеркнув свое глубокое уважение к актерам, занятым в «Медведе», и ко всем попыткам режиссера приблизить несценичный текст к сценическому формату (придумать театральные эквиваленты ремаркам типа: садится самолет, из него выгружается полк десантников и т.д.).

Задолго до премьеры в прессе появились сообщения о дорогостоящих декорациях изо льда, которые будут таять на глазах у публики (ледовые фантазии сильно поужались, сократившись до скромно и незаметно подтаявших нескольких предметов мебели в квартире Григорьевых). Но и безо льда на сцене много чего понапридумано и понаверчено. Сценограф Алексей Трегубов придумал вполне убедительное воплощение заглавного героя – двухголовый мишка растет на наших глазах на манер воздушного шара, и в какую-то минуту начинает казаться, что сейчас он может заполнить собой весь зрительный зал. В спектакле задействована самая разнообразная театральная бутафория: от кукольного домика (он изображает ванну, в которой зародился бурый медведь – наш национальный символ) до циркового колеса, на котором выезжает налоговый инспектор; от тающей мебели, растекающейся грязными лужами, до многообразных толщинок: во втором действии все облагодетельствованные государством персонажи габаритами начинают напоминать автора пьесы.

Для исполнения задействована большая часть труппы, а в эпизодах участвуют студенты, гримеры, реквизиторы, монтировщики, осветители, радисты и др. работники театра. Иосиф Райхельгауз и его актеры отнеслись к постановке со всей любовью и ответственностью, но, увы…

И многолюдье, и пестрота сценического действия, и обилие самых разнообразных примочек только подчеркивают отсутствие главного: драматургического развития действия и развития характеров персонажей (что, собственно, и является главным компонентом любого сценического произведения). Сюжет пьесы, как признался автор, ему подсказала пьеса Славомира Мрожека, в которой в ванне героя невесть откуда заводился тигр (понятно, что российские реалии заставили заменить полосатого жителя экзотических стран на родного косолапого мишку). Жанр пьесы обозначен как памфлет. В списке действующих лиц – Полковник, Идеолог, Представитель Администрации президента, Дьякон православной церкви, Американская журналистка, наконец, Бином (одетые в один костюм актеры, отдаленно похожие на первых лиц страны, приветствуют самозародившийся национальный символ). Но авторской сатире не очень хватает конкретики жизненных реалий (в чем особенно силен Быков-журналист). Нет в ней и обобщающего заряда, который был и у Мрожека, и у Ионеско, открывшего страшный процесс превращения обывателей в носорогов. «Медведь» же остался в межеумочном пространстве между сатирой «на лица» и сатирой-обобщением.

Взявшись за трудное ремесло драматурга, Максим Горький вздыхал: хочется прокомментировать поступок героя, то или иное сюжетное положение, а нельзя – законы жанра. Талант Дмитрия Быкова – талант комментатора по преимуществу. Он умеет найти новый взгляд на всем известные сюжеты, новый поворот в оценке того или иного события, тот или иной персонаж нашей жизни. Собственную пьесу и себя-автора Дмитрий Быков оценил куда критичнее любого журналиста, вложив этот пассаж в уста одного из своих самых антипатичных героев «Медведя»: «Автор не справился с этой пьесой и не дотянул не то чтобы до уровня Чехова, но даже и Гришковца…» На премьере негодующую тираду прервал смех довольного Быкова, скромно расположившегося на ступеньках между зрительскими рядами…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter