Рус
Eng

Лев Симкин в новой книге разгадал тайны "Площади революции"

Лев Симкин в новой книге разгадал тайны "Площади революции"
Лев Симкин в новой книге разгадал тайны "Площади революции"
18 июля, 17:49Культура
Книга Льва Симкина «Как живые. Образы «Площади революции»: знакомые и забытые». М.: Эксмо. 2021) посвящена не просто одной из самых выразительных станций московского метро, но тому что сам автор  называет "живой историей советской утопии".

АННА БЕРСЕНЕВА, писатель

Ключевое слово здесь у автора - доктора юридических наук , к слову - конечно, «живой». Потому что современный российский гражданин настолько перегружен сейчас напоминаниями о советских временах, что вправе испытывать отторжение от этой темы. Во всяком случае, есть очевидная необходимость выбора, что именно по этой теме читать.

Лев Симкин - тот самый автор, с которым нет опасности ошибиться. Отрадно, что судя по обещанию, которое дается названием серии «История с Львом Симкиным», это поняли и издатели. Его новая книга - не сухое научное исследование и не сборник баек, а насыщенный и достоверный рассказ ни более ни менее как о рождении и становлении мифа. Сейчас явления советских времен еще слишком молоды, чтобы можно было что-то утверждать с уверенностью, но кто знает, не станут ли они через несколько веков пространством полноценной мифологии, а их действующие лица не будут ли восприниматься так же, как Ахилл, Гектор или Ясон? Понимание этого является движущей силой книги, о чем Лев Симкин и пишет: «На потолке Сикстинской капеллы, среди других персонажей, можно лицезреть пять сивилл Древнего мира, языческих пророчиц. В идолов из языческого храма со временем превратились и революционные матросы, рабочие, спортсмены и прочие граждане ушедшей эпохи. Взять хотя бы такую примету — загадав желание, покормить петуха рядом с «Птичницей» изюмом, чтобы вернее сбылось. Попробуйте заглянуть за каждого из четырех петухов на «Площади», можете обнаружить изюм. Есть в этом что-то языческое, кормить сушеным виноградом бессмертного идола — все равно что принести жертву в пантеоне».

Внимательный читатель, автор предисловия, писатель Денис Драгунский тоже полагает, что это книга «о советской реальности и о советском мифе, который вырос на реальности, а потом породил реальность уже совершенно другую, но от этого не менее реальную. Поэтому, читая книгу, иногда кажется, что движешься внутри таинственного кольца, похожего на ленту Мебиуса — незаметно переходя из реальности в миф и обратно».

Книга Льва Симкина - это и есть рассказ о реальности, которую породили бронзовые фигуры, стоящие на станции метро «Площадь революции». Иногда она соответствует этим скульптурам, иногда альтернативна им, но в основном - самостоятельна настолько, что ее с этими скульптурами связь почти неуловима.

Автор был удивлен, когда понял, что разговоры о людях, ставших моделями для скульптур, в большинстве случаев всего лишь разговоры, так как никаких подтверждений кроме «я себя узнала в этой девушке» не имеют. Но поразительно: подтверждений нет, а связь между бронзовыми фигурами и их якобы моделями есть! Какая-то ускользающая, неопределимая, но прочная связь.

В этом убеждает глава о «Студенте с книгой». Говорили, что его прототипом был Аркадий Гидрат, погибший потом во время Отечественной войны на Синявинских высотах. Симкин очень подробно рассказывает его историю, оговариваясь, что вряд ли она имеет отношение к скульптуре, изваянной Матвеем Манизером, анализирует, откуда вообще взялось представление о Гидрате как модели для нее… И напоминает, что вдова Аркадия Гидрата приходила на эту станцию с цветами и плакала, подолгу сидя рядом со «Студентом с книгой», потому что это было единственное место, куда она могла прийти. И подробный рассказ о судьбе этого человека уже не выглядит посторонним по отношению к Площади Революции.

Как не выглядит таковым и еще более подробный рассказ о жизни «Девушки с книгой» Нины Каданер, которая в семнадцать лет действительно была в 1937 году моделью Манизера. До сих пор считается, что не желающим остаться в старых девах надо коснуться носка скульптурной туфельки. В действительности же Нина замуж не вышла, детей не имела и «всю жизнь провела с книгой в руке, как девушкой села в редакторское кресло, так в нем и состарилась». Рассказ о ней стал в книге рассказом о советских литературных журналах - в одном из них, «Знамени», Нина Каданер и была редактором. Имеют ли эти журналы отношение к Площади Революции? Как к мифу - безусловно!

А уж миф об «Инженере» - еще одной станционной скульптуре - буквально вбирает в себя множество людей, причем вовсе не как моделей. Здесь и американский инженер, приехавший в Москву во время индустриализации и влюбившийся в советскую кинозвезду Эмму Цесарскую, и Антонина Пирожкова, которая проектировала метро и была женой Бабеля, а потом всю свою долгую жизнь безуспешно добивалась, чтобы ей вернули его канувший в недра Лубянки архив. В 87 лет она уехала в США, умерла в 101 год, после чего ее внук написал: «Моя бабушка, Антонина Николаевна Пирожкова, прожила не одну, а несколько жизней. Она родилась в сибирском селе Красный Яр за год до ухода Толстого из Ясной Поляны и умерла в городе Сарасота, штата Флорида, успев проголосовать за первого в истории Америки чернокожего президента». И кто станет утверждать, что это не часть мифа о Площади Революции, к которой имела отношение Антонина Николаевна и ее убитый муж?

Матрос Железняк («караул устал»), пограничник Карацупа - они ли запечатлены в скульптурах станции «Площадь революции»? Неизвестно. Но в мифе о Площади Революции они запечатлены прочно. И Лев Симкин нашел абсолютно точный, драматургически сильный алгоритм для рассказа об этом мифе.

По такой истории, как российская, легче идти с таким проводником.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter