Рус
Eng
Грустный праздник

Грустный праздник

18 мая 2005, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
В среду, 18 мая, российские музеи будут работать бесплатно. На Западе этот день – настоящий праздник для всех, кто сохраняет культурное наследие. В нашей стране – повод для тяжких раздумий над судьбами самих музеев. По мнению специалистов, сейчас вся музейная система в России пребывает в кризисе, из которого есть два п

Историк Ганс Барон в 1955 году назвал свою книгу об итальянском искусстве «Кризис Раннего Возрождения», чем потряс весь научный мир. Специалисты удивлялись: «О каком «кризисе» может идти речь, когда буквально через тридцать лет после описываемого периода появились такие гении, как Леонардо да Винчи, Микеланджело и Рафаэль?» Но в том все и дело, что из кризиса есть два выхода: можно выйти обновленным, а можно лишиться последнего. Кризис – переходное состояние культуры и нулевая точка отсчета.

Если следовать Барону, российские музеи сейчас находятся на этом самом «нулевом уровне». Они стоят на перепутье: с одной стороны, у них перспектива продолжить тихое советское прошлое, с другой – устремиться в неясное «капиталистическое будущее». Удивительно, что при всей своей нелюбви к советским методам и низким зарплатам, музейщики держатся за прошлое из последних сил. Они не устают повторять, что главная их проблема – невнимание со стороны государства, что средняя зарплата музейного сотрудника 2 тысячи рублей, что церковь у музейного фонда захватила практически все значимые соборы и монастыри, что почти десятилетие провинциалы не могут закупать серьезных художественных произведений, чтобы пополнить коллекции. Что два года назад произошел перевод почти половины региональных музеев в ведомство местных органов культуры, у которых нет денег. В итоге для большей экономии региональные музеи вынуждены сливаться или самоустраняться (так происходит в Иванове, Торжке, Костроме).

Однако, судя по последним заявлениям директоров столичных музеев, настрой профессионального сообщества медленно меняется. Простой пример: год назад «Новые Известия» писали о музее-усадьбе «Останкино», где во дворце полным ходом шли реставрационные работы. Рассуждения почти всех музейных сотрудников сводились к тому, что категорически не хватает денег, а государство дает лишь жалкие крохи – приходилось выкручиваться за счет спонсоров и устройства коммерческих свадеб. Дворец отреставрировали. Директор «Останкино» Геннадий Вдовин теперь заявляет, что государству важно не мешать музею развиваться, а поддерживать его при помощи механизмов льготного налогообложения. Примерно о том же самом не устает говорить и Елена Гагарина, директор наиболее успешного из московских хранилищ – музея «Московский Кремль»: «Нынешнее поколение посетителей совершенно изменилось, они уже не пассивные зрители. Они хотят участвовать в музейном шоу». По ее мнению, музей сегодня должен меняться, потакая интересам зрителей, а государство – поддерживать все подобные изменения.

«Музейное шоу», «борьба за зрителя», «поиск альтернативных путей финансирования» – вот набор новых словечек, которые входят в сегодняшний лексикон сотрудников. Если раньше ответственность за скудное состояние фондов возлагалась на государство, то теперь музеи готовы взять на себя часть вины. Ведь российские музеи на каждом шагу упускают свои возможности. Здесь по сей день нет современного менеджмента. Что должен обеспечить сегодня музейный менеджмент, очень точно обозначил один из посетителей общероссийского музейного сайта: «1. Выставки и экспозиции, сделанные для зрителя, а не для коллег из соседнего отдела. 2. Диваны в залах и кафетерий. 3. Полный набор сувениров и изданий (не только русскоязычных). 4. Вежливость внутренней охраны и гардеробщиц. 5. Систему предварительной продажи и бронирования билетов. И многое другое...». За каждым из этих пунктов стоит реальная проблема, которую до сих пор не могут решить даже столичные музеи. В Европе и Америке при больших и малых музеях работают модные рестораны. На наши же музейные буфеты (если таковые вообще есть) без слез не взглянешь. Мировые музеи – это мощные образовательные центры, у нас они воспринимаются чаще лишь как хранилища: стены, украшенные картинами.

Понятно, что многое изменится, если в российские музеи наконец-то придут свежие кадры, а для этого тоже надо изыскивать средства. Но, даже используя то, что уже имеется – президентские гранты, средства культурных фондов поддержки и развития, – дело можно сдвинуть с мертвой точки. Елена Гагарина как-то в отчаянии заявила: «Пора уже чиновникам заняться не надзором над музеями, а реальной помощью».

В справедливости слов директора музеев Кремля лишний раз убеждаешься, когда сталкиваешься с чисто чиновничьей неорганизованностью. Вот простой и самый актуальный пример. Как известно, 18 мая по недавнему правительственному постановлению проводятся всевозможные акции по знакомству наших граждан со своим наследием. К примеру, в этот день формально можно посетить шикарные исторические особняки, где сейчас располагаются посольства (Дом Игумнова – посольство Франции, Спасохаус – посольство США и т.д.). На деле же количество человек на такие экскурсии строго ограничено. Как известно, для москвичей подготовлен десяток экскурсионных программ по городу – лучший способ поднять престиж музеев и отвлечь людей от телевизора. Комитет по культуре города Москвы через информационное агентство РИА «Новости» и Интернет распространил три телефона, по которым можно записаться на экскурсии. Как удалось выяснить «Новым Известиям» накануне, ни один (!) из этих телефонов не отвечает: номера ошибочные. В комитете по культуре г. Москвы на все вопросы об этом разводят руками, а в приемной ответственного за музейный сектор Юрия Егорова вообще не знают, о чем идет речь. О каком менеджменте можно сегодня говорить, если госчиновники не в состоянии организовать хотя бы одну экскурсию? Оказавшись на «нулевом уровне», наши музеи уже перестали надеяться на государство, но выстраивать работу для своих клиентов – гостей музеев – пока еще так и не научились.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter