Рус
Eng
Глазок Парижа

Глазок Парижа

18 февраля 2015, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
В рамках фестиваля «Мода и стиль в фотографии» в одном из залов ММАМ представлены снимки одного из выдающихся фотографов ХХ века. Робер Дуано прославился как самый парижский из всех французских фотохудожников. Он пережил с родным городом все его тяготы и радости, создав ту мифологию Парижа, которую мы ностальгически ищ

В ровном ряду почти одинаковых по формату снимков, выхваченных яркими лучами из полумрака зала, довольно сложно отыскать те, что стали настоящими хитами. Например, знаменитый «Поцелуй на площади Отель-де-Виль» 1950 года. С ним связана захватывающая история о подлинности и подлоге: всем кажется, что это спонтанный кадр, сделанный в городе, где любовь витает в воздухе. Хотя на самом деле это умелая постановка. Впрочем, Дуано всегда создает не документальные фото, а то, что представляется и чувствуется. И это притом, что главная его модель на протяжении почти полувека – Париж.

Возьмем, например, музыку в Париже. Что сразу представляется? Конечно, аккордеон в кафешантане. Конечно, реинкарнация Эдит Пиаф, поющая на Новом мосту. У Дуано все это имеется (великолепный кадр «Мясники-меломаны» 1953 года). Или такая тема – «дети в Париже». Это, само собой, немыслимой красоты детвора, но достаточно свободная, бедная и в меру грязная, как и сам город. Вот вам «Дети площади Эбер» 1957 года, послевоенное поколение, которое во всем – в одежде, в манерах – подражает взрослым. Что такое ночь в Париже? Конечно, влюбленные пары, кружащиеся в танце, – «Последний вальс в День взятия Бастилии» 1949 года. И так на каждом шагу. Дуано предугадывает наши ожидания, он умело манипулирует тягой к простым радостям. Это именно, по выражению самого фотохудожника, «фантазии повседневной жизни». Никакого гламура, никаких звезд и прочих богатых развлечений. Его Париж – вечный праздник для всех. Вот цитата автора, полностью описывающая его кредо: «Мир, который я стремился показать, – это мир, в котором мне было бы хорошо, в котором люди были бы дружелюбными, где я мог бы найти нежность, которую так жажду».

Если подумать: был ли у Москвы такой же восхищенный созерцатель и певец, каким стал Дуано для Парижа? Навскидку вспоминается разве что живописец Лентулов и другие мастера стародавнего быта типа Поленова или Васнецова. Но все они говорили о прошлом, о городе, ушедшем или уходящем. Стоит зайти на сегодняшнюю выставку «Серебряной камеры» (конкурса на лучший фоторепортаж о Москве), чтобы почувствовать разницу. Вот один город – там, где хорошо, а вот другой – там, где все мечтают скорее отправиться туда, где хорошо: «В Париж! В Париж!»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter