Рус
Eng
Высокая мода в фарфоре

Высокая мода в фарфоре

17 октября 2012, 00:00
Культура
ИРИНА АНИСИМОВА
Музей-заповедник «Царицыно» представил первую персональную выставку главной художницы Императорского фарфорового завода Татьяны Чапургиной «Застывшая динамика». Автор расширяет возможности хрупкого материала и находит новое применение «белому золоту» – традиционные вазы, блюда, сервизы и декоративные пласты в ее творче

Выставку «Застывшая динамика» открыл показ коллекции фарфоровых платьев «Сад скульптур». Свои хрупкие одежды Татьяна Чапургина создает из тысяч фарфоровых паеток-пластин, толщиной не превышающих полтора миллиметра. Ими художница расшивает ткань, выходя, таким образом, за границы традиционного восприятия материала. В этой ипостаси своего творчества Чапургина предстает перед зрителем как яркий модельер, на протяжении двенадцати лет пополняющий свою линию одежды новыми экспериментами.

Если на показе первой коллекции (в 2000 году) доминировали преимущественно белые монохромные платья, то в дальнейшем палитра художницы расширяется. Татьяна Чапургина обращается к своим постоянным мотивам и темам – византийской мозаике, египетским фрескам, к модерну и символизму. С одной стороны, из-за непластичности фарфора платья, напоминающие кольчугу или чешую рыбы, создают образ воинственной и сильной женщины, амазонки. А с другой – вследствие хрупкости материала платья напоминают одежды нимфы, музы, прекрасного видения, готового в любую минуту улетучиться, разлететься на множество осколков. Как заметила на открытии выставки художница, «если фарфоровое платье упадет, оно неминуемо разобьется».

Однако, по словам Татьяны Чапургиной, в фарфоровую одежду можно облачиться по любому торжественному поводу. Причем при движении платья «поют», звенят тысячей колокольчиков. «Можно сказать, что эти платья – некие арт-объекты, своего рода скульптуры. Татьяна из множества пластинок создает движущийся фарфор, что отражено и в названии выставки, – рассказала корреспонденту «НИ» куратор выставки Ольга Соснина. – Но если говорить о мейнстриме в ее творчестве, то это, конечно, подглазурная техника росписи. Подглазурная гамма всегда ограничена, всем известен лишь кобальт с его разными эффектами. У Татьяны же очень богатая палитра, она полноценно использует возможности современных подглазурных красок, не ограничиваясь традиционным арсеналом».

Начинала Татьяна Чапургина как художник по тканям. Вероятно, отсюда принципиально иное отношение к материалу и технике. Например, расписывая вазу, художница прикладывает к ее поверхности кружевное полотно и наносит поверх него краску, добиваясь эффекта тающего цвета – сфумато. Фарфоровый батик Татьяны Чапургиной – это во многом новый взгляд на материал и на декоративное искусство в целом. Одним из монументальных объектов выставки можно назвать фарфоровый ковер «О, сколько их на полях, и каждый цветет по-своему – в этом высший смысл цветка», водопадом струящийся со стены.

Любовно прорабатываемая тема цветов в творчестве Чапургиной перекликается с врубелевскими цветочными этюдами. Влияние Врубеля и художников «Мира искусства», как и стиля модерн в целом, прослеживается во многих работах мастера. В частности, это присуще художественной росписи, выполненной в традиционных формах. Так, вазы в кобальтовых тонах превращаются у Чапургиной в аквариумы с таинственным подводным царством, обыкновенные столешницы зацветают дивным садом и покрываются растительным орнаментом, люди на чашках обращаются в животных, а цветы – в блоковских незнакомок. Особое место в фарфоровом мире Чапургиной занимает «морская» серия, пришедшая из батика. Водная стихия привлекает художницу своей недосказанностью и тишиной. Здесь возникает образ рыбы, который переходит с чашек и ваз на платья и скульптуру.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter