Рус
Eng

Остатки империй

Остатки империй

Остатки империй

17 июня 2009, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
В самый пик туристического сезона наши музеи решили не утруждать себя созданием собственных выставок. Они положились на иностранных партнеров: в итоге столичный зритель, не выезжая за рубеж, может увидеть ценности Америки, Германии, Польши. Правда, все эти проекты наводят не неприятные мысли – Россия издавна подавляла

Первым, как и положено прозападному музею, распахнул окно в Европу ГМИИ имени Пушкина. В главных залах на Волхонке открылась выставка «Символ и форма», которая показывает искусство Польши от 1800-го до 1939 года. Польские картины удачно уравновесили драгоценности Фаберже в здании по соседству. Теперь у посетителей Пушкинского есть выбор: идти ли на хитовые царские яйца из частного собрания или смотреть малоизвестную, но от этого еще более интересную польскую живопись из множества варшавских музеев. Лучше сходить и туда, и сюда. Ведь сами того не желая, сотрудники ГМИИ показали два полюса имперского мира. Любование царской империей с ее бриллиантовыми подношениями царям, где каждая деталь императорского облачения и быта – плод ювелирных ухищрений. Карл Фаберже знал, как потрафить придворному вкусу: и чтобы богато было, и духовно (оклады, яички, крестики). Нынешние меценаты, собравшие коллекцию Фаберже, грезят теми же идеалами – быть поближе к престолу (впрочем, наряду с громкими заявлениями о возвращении знаменитых яиц россиянам и радении о народной культуре владельцы Фаберже не забыли значительно повысить плату за входной билет).

Польша выступает альтернативой российской имперскости. Как ни пытались кураторы завуалировать этот момент, он все равно выплыл наружу. В XIX веке польские художники «вписывали» в холсты думы о народном рабстве и национальном бессилии. Собственно, грезы о свободе и составили ядро польского искусства. Особую борьбу «против России» среди варшавской арт-элиты, конечно, никто не вел. Тем более что некоторые из ее представителей были обласканы в центре (например, Генрих Семирадский). Но представить свою страну в виде скованного морозом леса, а народ как раннехристианских мучеников – уже само по себе прозрачный намек.

Вслед за Пушкинским тему империи вывела Третьяковская галерея и включила ее в название выставки, только-только прибывшей из Петербурга: «Американские художники из Российской империи». Это очень яркий и богатый проект не столько художественного, сколько просветительского толка. Всем известно, что Америка – страна эмигрантов. В том числе и русских - на открытии, например, говорилось, что славу Голливуда по части музыки составила великая троица Рахманинов – Стравинский – Прокофьев. Художников из России было еще больше – многие после революции эмигрировали в Штаты из голодной Европы (некоторые – через Китай). Основная масса, не найдя почвы, так и растворилась в модернизме (Сергей Судейкин поначалу писал по памяти картины с русскими народными гуляньями, а потом переключился на благопристойные портреты). Те, кто прибыл в Америку в младенчестве и прошел артшколу там (Марк Ротко, Луиза Невельсон, Жюль Олитский), превратились в чисто американских звезд. Наконец, были и те, кто замкнулся в своем мире и культивировал подобие авангарда (Давид Бурлюк, Джон Грэхем, Арчил Горки). Например, Павел Челищев делал картины, наполненные босховским сюрреализмом, – главную из них он, тем не менее, завещал Третьяковке.

К слову, читать биографии художников на выставке едва ли не более интересно, чем смотреть картины, – вот яркий образец выживания в самых невероятных условиях и урок будущим эмигрантам.

Последним иностранных гостей принимает Кремль. В конце недели в его Одностолпной палате начнет работу выставка «Вольный имперский город Аугсбург. Столетия величия». Как видно из названия, речь опять об империи. Правда, империя здесь сыграла положительную роль: баварский город ремесленников не лебезил перед всякими князьками и феодалами – ему покровительствовал император. Поэтому с XVI века в Аугсбурге начался промысловый бум: ювелиры, художники, столяры, ткачи создавали эксклюзивные вещи, которые нынче назвали бы luxury – изделия первостатейные, для VIP-господ. Особо славились серебряные блюда и часы. Заказы сыпались со всей Европы – между прочим, в нашей Оружейной палате хранятся лучшие из аугсбургских чудес. Немецкую выставку патронирует дуэт Медведев –s Меркель, она должна показать не только искусство, но саму атмосферу города ремесел (привозят даже статуи, украшавшие фонтаны). Удачное стечение обстоятельств: когда и народ сыт, и император доволен.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter