Рус
Eng
Домкратом по лицу Умы Турман: в Канны вернулся Ларс фон Триер

Домкратом по лицу Умы Турман: в Канны вернулся Ларс фон Триер

16 мая 2018, 10:51Культура
Семь лет назад Ларса фон Триера прогнали с Каннского фестиваля за его признание, что он в чём-то симпатизирует Гитлеру. Режиссёра объявили персоной нон-грата и по сей день в Канны не приглашали. Пригласили, например, в Берлин, где он вышел на пресс-конференцию с заклеенным скотчем ртом. Но – свершилось. Ларс прощён...

Екатерина Барабаш, Канны

...и даже приглашён в Канны с новой картиной «Дом, который построил Джек» во внеконкурсный показ. Что подчас престижнее, чем участие в конкурсе.

Новостные сайты вывели новость о премьере фильма Триера в топы. При этом без специальной подготовки из этих новостей трудно понять – это триумф или провал. Манипулятор, тролль и скандалист Ларс сам такой, как новости о нем. Каждый увидит то, что хочет и к чему готовился. Разобраться – удел не простых смертных. Одни новостные сайты уверяют, что каннская публика встретила фильм овациями. Другие ехидно подсчитали количество покинувших зал до окончания фильма. «Триумф!» - кричат одни. «Провал!» - заявляют другие. По секрету скажу: ни то, ни другое. Триер – их тех редких, единичных явлений в мировом кинематографе, что не укладывается в такие земные банальные понятия, как триумф, провал, успел, кассовые сборы. Он выше, он вне.

Действительно – многие не выдержали сцен убийства женщины домкратом, расквасившим ей лицо в храм. Да какое лицо – самой Умы Турман! Многие из тех, кто выдержал это, протопали к выходу на сцене отрезания груди у женщины. А основная часть не выдержавших не выдержала сцены убийства детей. Хотя самые нежные сломались на сцене, где мальчик отрезает утенку лапки.

С детьми, конечно, перебор. Ну так то Триер. Какой Триер без перебора?

Главный герой фильма, Джек (Мэтт Диллон) – серийный убийца. На момент, когда мы с ним знакомимся, у него за плечами уже 60 оборванных жизней. На наших глазах лишаются жизни еще пять человек. Каждое убийство для Джека – акт творчества, момент самолюбования. Момент «Тварь я дрожащая или право имею?» для него давно в прошлом, если вообще был. Джек мечтает построить дом. Свой дом, ибо он – архитектор и инженер. Человеческих душ и тел – в том числе.

Триер никогда не страдал излишней филантропией. Это художник, которого раздражает мир и его обитатели. Каждый раз он расправляет с ними новым способом. В «Догвилле» маленькая деревня, модель человечества, оказывается разорвана в кровавые клочья из автомата. В «Нимфоманке» Триер выносит приговор человечеству через самое уязвимое, по его мнению, место – причинное. В «Антихристе» он прибегает к помощи природы. В «Доме, который построил Джек», Триер сводит с человеком счеты окончательно, приговаривая его к изящному убийству. Да людишки (точнее – людишки женского пола, герой убивает только женщин и детей) сами, надо сказать виноваты, нарываются. Одна беспрестанно говорит глупости, другая слишком беспечна, третья тоже чем-то раздражает.

Триеру очень хочется быть философом. Он дико, непомерно амбициозен и тщеславен, ему мало роли выдающегося режиссера. Пока он снимал «Рассекая волны» или «Догвилль» - он был режиссером, причем отличным, без страха и упрека. С философией у него не слишком ладится. Размышления о бренности человеческого бытия, о смерти как о философской категории, о ней же как о единственном способе избавиться от вселенского порока – все это ускользает у Триера из рук. Концовка «Дома, который построил Джек» - блистательный дуэт Мэтта Диллона и Бруно Ганца, сыгравшего тут персонажа по имени Вергилий и сопроводившего героя в адовы пещеры, - на поверку оказывается не философским итогом, как того хотелось бы Ларсу, но безмерно красивой сценой с генной огненной.

Новый фильм мрачного датчанина будут хвалить и ругать, будут плеваться и исходить восторгом, будут упрекать за сцены насилия и доказывать, что они – часть его философского замысла. И все это будет как правдой, так и неправдой. Потому что Ларс фон Триер действительно не способен уложить самое себя в эти рамки. И поэтому народ в Каннах бежит толпами на его фильм, занимая очередь чуть ли не с шести утра, потом убегает с середины или досматривает-таки, злобно плюясь, - и бежит обратно – жаловаться, что Триер никого не любит. Ну давайте еще будем жаловаться, что, например, проститутка попалась не-девственница. Никогда Триер не был филантропом – даже в шедевре «Рассекая волны» добро для него – лишь вынужденное производное от вселенского зла.

Словом, кто боится отрезанных утиных лапок и экранной гибели детей – просто не ходите на «Дом, который построил Джек».

Фестиваль скоро закончится. А гениального фильма пока не было. Но мы подождем.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter