Рус
Eng
Леня и Олежа

Леня и Олежа

15 июля 2014, 00:00
Культура
Евгения ТЮЛЬКИНА
Одним из самых громких событий завершившегося Beat Film Festival – международного фестиваля нового документального кино о музыке и современной культуре – стал показ фильма Дмитрия Лавриненко «Еще» об одной из самых «живучих» групп Ленинградского рок-клуба – «АукцЫон». Позднее фильм был отмечен «Степным волком» – прести

Представляя фильм, организаторы фестиваля отметили, что «Еще» – это лишь второй фильм об отечественной группе за всю историю документального кино о музыке. Первый – фильм Натальи Мещаниновой о группе «Ленинград» с названием, непригодным ныне ни для печати, ни для произнесения со сцены.

Дмитрий Лавриненко, режиссер из Харькова, посвятил фильму семь лет. Первая хроника датирована 11 ноября 2007 года – это запись песни «Мимо».

Оценку любому концерту логично давать по реакции публики после действа, по впечатлениям, которыми опьяневшая от музыки толпа радостно делится с миром. Появляется кадр: самый преданный фанат в уже наполовину опустевшем зале исступленно кричит: «Еще! Ну еще!» Ни с одного концерта «АукцЫона» (на которых, к слову, неоднократно бывал автор этих строк) нельзя было уйти, не прокричав «Еще!» – вот и весь секрет названия фильма.

Работа Лавриненко поражает степенью проникновения в мир музыкантов группы. Его камера сумела уловить процесс не только записи, но и сочинения песни, то есть процесс, природу которого не до конца понимают и сами творцы. Вот Леня Федоров, медитативно покручиваясь, наигрывает для Дмитрия Озерского, автора практически всех текстов песен, аккорды ныне всем известной песни «Хомба», слов которой тогда еще не существовало. «Я вижу колья, слышу крылья», – смеется Федоров, про себя будто бы добавив: «Боже мой, какая ерунда». А строчка родилась и живет.

Из огромного числа кадров Лавриненко выбрал лучшие и сумел показать ими всю жизнь даже не коллектива «АукцЫон», а простых друзей: совместное приготовление макарон в скромной квартирке Федоровых, дружескую ругань на репетициях («– Витек! – Сам Витек!»), моменты записи песни, ее путь от замысла до файла в наших плеерах. «Олежа, ведь совсем же непонятно, что ты кричишь!» – говорит Леня Олеже во время записи «Карандашей и палочек», и зал расплывается в умилении. Совершенно неясно, как после фильма Лавриненко называть Федорова Леонидом Валентиновичем.

Работая в жанре документалистики, когда автор изучает свой объект «под колпаком», Лавриненко сделал кино очень человечное, дружеское. А главное, что в фильме будто бы и нет фигуры автора, но вдруг понимаешь: важно быть рядом и при этом не мешать художнику, позволить ему раскрыться, не ставить рамок, не напрягать своим присутствием, быть незаметным хроникером. И очень скромный режиссер Дмитрий Лавриненко взял на себя эту нелегкую миссию.

«Еще» – фильм не телевизионный. В нем нет никаких признаков телевидения, нет постановочных кадров, разве что в стиле любительского видео, и то в шутку:

– Володь, скажи, музыканту проще найти девушку?

– Чем кому? Чем футболисту? Нет, футболисту проще.

И аристократичный, вечно молчаливый Владимир Волков, виртуозный виолончелист, смущенно отворачивается от камеры.

Гаркуша останавливается рядом с легендарным тринадцатым домом на улице Рубинштейна и вздыхает: «Повесить бы табличку – тут начинала группа «АукцЫон». И почему-то нет сомнений, что такая табличка обязательно появится.

Как признался Дмитрий Лавриненко журналистам, «многих моментов ребята и сами не помнят, смотрят и удивляются. Они просто жили, не думая о кино».

Камера движется следом за черными ботинками гигантского размера, ботинки проходят путь от гримерной до сцены. На сцену выходит Олег Гаркуша (на фото), любимый всеми Олежа, достает свой знаменитый чемоданчик – «немецкий, старинный, наверное, фашист какой-нибудь с ним ходил», – и публика с первыми звуками музыки превращается в волну. Три секунды – рождение искусства, которое сумел запечатлеть Дмитрий Лавриненко. Второй его фильм будет о Федорове и о влиянии на него знакового для всего советского андеграунда поэта-авангардиста Алексея Хвостенко, о котором мы знаем ничтожно мало.

Фестиваль Beat Film обременил себя важной культурной задачей: показывать героев наших дней, и безумно жаль, что современная российская культура пока не задокументирована. Может быть, Дмитрий Лавриненко подаст товарищам-документалистам отличный пример. А на днях стало известно, что Beat Film Festival начинает прокатную деятельность как компания Beat Films. Ее первым проектом станет документальный фильм «Еще» о группе «АукцЫон» – он выйдет в прокат в сентябре.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter