Рус
Eng

Лера Манович продолжила "Прозу наших дней" сборником рассказов

Лера Манович продолжила "Прозу наших дней" сборником рассказов
Лера Манович продолжила "Прозу наших дней" сборником рассказов
15 июня, 07:17Культура
Чтение сборника рассказов Леры Манович «Прощай, Анна К.» (Нур-Султан: Фолиант. 2021) создает то ощущение, которого вообще-то лишен каждый, чья жизнь уже приняла устойчивые формы, то есть каждый взрослый человек: что повседневность невероятно значительна, потому что насыщена незаурядными людьми.

АННА БЕРСЕНЕВА, писатель

Мир этого автора тесен - в нем постоянно что-то происходит. Вернее, в жизни каждого из ее персонажей происходит, может быть, только одно по-настоящему значительное событие, но Лера Манович умеет застать именно этот момент, о котором сам герой, кстати, почти никогда не подозревает, и сделать его значительность зримой для читателя. И в результате в ее рассказах - жизнь, сплошь подсвеченная существенностью.

Так происходит с Валеркой, героем рассказа «Тварь», которого «раздражало не пение, его раздражала вся глупая и грустная жизнь матери, проходившая как будто в этом самом сиреневом тумане. Жизнь, которую мать, выполняя свой примитивный бабский долг, даже не умела осмыслить, машинально продолжая варить и печь пироги и накрывать стол, опуская лицо». Это длится годами, длится всю Валеркину жизнь, которая только из этого, собственно, и состоит. А потом мать умирает - и тут-то наступает тот единственный момент, которого Валерка не осознает, но который и делает его героем рассказа: «Он осторожно, чтоб не потревожить жену, лег в постель, закрыл глаза, и жизнь легко и головокружительно вдруг потекла сквозь него, пронося потоком картинки: деревья, лица, юная улыбающаяся мать, отец в шляпе, желтые лучи солнца в верхушках сосен, запеленатая дочь в его руках на пороге родильного дома, он в гостях у матери за столом, уставленным салатами и закусками, спокойное, будто освободившееся лицо матери при свете уличного фонаря...».

Это главное событие не обязательно бывает положительным. Например, для инфантильного кинорежиссера Вязова («Кино») такой вот художественно значимый момент наступает не когда он снимает любой из своих многочисленных фильмов, а когда его бросает жена, с которой он прожил двадцать лет: «Был ли он остроумным? Не выдавал ли за смешное ту пульсирующую злость, которая всегда жила в нем, то поднимаясь на поверхность, то уходя глубоко внутрь. Эта злость была хороша в постели, выдавая себя за страсть. Теперь эта злость съела Вязова».

В сборнике «Прощай, Анна К.» около четырех десятков рассказов и, соответственно, еще больше - ведь в каждом рассказе не один герой - значительных явлений человеческой жизни. Многие ли из нас живут в стихии такой значительности? Просто встречают в своей жизни так много людей, которые не забывались бы сразу же, как только пропадают из виду? Нам стоит быть благодарными Лере Манович за возможность в такую действительность переместиться.

В ее рассказах есть точность психологических наблюдений.

«У него были жена, любовница и тот неприятный период в жизни, когда всем про всех известно» («Первый»).

«Человек, который в течение тридцати лет встает в шесть утра и честно работает до вечера, становится носителем такой несгибаемой и безусловной правоты, которую не перешибить ничем. Какая-то простая и тяжелая правда лежит в нем, как камень на дороге. Даже если этот человек глуп, невозможно говорить с ним, не ощущая своей приспособленческой породы, паразитарной гибкости своего якобы интеллекта, который есть хоботок для сосания крови из себе подобных» («Правда»).

Есть детали, коротко и точно характеризующие человеческое состояние - вроде желтого матраса, на который героиня смотрит с балкона отеля в тот момент, когда все в ее жизни идет наперекосяк, и который «перегнувшись пополам, вздрагивал на ветру, как оса в предсмертной агонии» («Медуза»).

Серия, в которой вышли рассказы Леры Манович, называется «Проза наших дней. Новая традиция». Но, думается, традиция, которой она следует, старая в самом лучшем смысле этого слова. Это традиция ускользающе-пронзительной чеховской точности и незыблемой правды в изменчивом мире. Меняются времена, становятся актуальными новые темы. Но автор, способный в той традиции работать, остается актуальным всегда.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter