Рус
Eng
Пропала жизнь

Пропала жизнь

15 февраля 2016, 00:00
Культура
Евгения ТЮЛЬКИНА
Пьесу «Две дамочки в сторону севера» молодой драматург Пьер Нотт из Амьена написал в 2008 году и сразу стал обладателем титула «Лучший драматург Франции». Театральные критики назвали пьесу спасением для возрастных актрис, которые устали играть тетушек и бабушек. Актриса театра ОКОЛО Ольга Бешуля, режиссер спектакля в М

Аннетта (60 лет) и Бернадетта (55 лет) – сестры. Спектакль по пьесе Гарольда Пинтера о больничной жизни, смотря который старшая сестра (Ольга Бешуля в платье и боа) наслаждается искусством, а младшая (Мария Шалаева в модном брючном костюме) скучает, в следующей сцене перекликнется с их жизнью – они, вечно восторженная и вечно скучающая, поедут в больницу к 82-летней матери и узнают, что она умерла. Так начнется их путешествие в сторону севера, которым в пьесе обозначено неизвестное одинокое будущее, а сам спектакль превратится в захватывающее роуд-муви с угоном автобуса и остроумными шутками про жизнь, которая лишь смеется над нами тогда, когда ее так хотелось бы наполнить поэзией: – Задремала, Шекспир взволновал… – Ты храпела!

«Две дамочки в сторону севера» – это пьеса о двух характерах-антиподах, о двух родственницах, которые никогда не были близки, но подкинутые судьбой приключения их сближают. Действие происходит в Амьене, Пуленвиле и Куази, но эти французские реалии ничего не значат, потому что пьеса выглядит как родная на фоне всей русской драматургии с вечным вопросом, куда же пропала та жизнь.

Комедийные ситуации, придуманные Ноттом, жутко смешные и нелепые, которые актрисы разыгрывают как две «маргаритки» из фильма Веры Хитиловой, провоцируют сестер на откровения друг перед другом, на признания в былых страхах и мечтах, которые уже не сбудутся. На сцене только три указателя – «бар», «кладбище» и таинственный «север», точка невозврата, к которой движется все живое. Дамочки Аннетта и Бернадетта – родом из «старого мира», мира легких французских песенок (которые так трогательно поет Ольга Бешуля), маленьких кафе (а не торговых центров) и дансингов в караоке, где «народу мало, музыки немного, запах устаревшего». Спектакль полон сожалений о том, что новый мир не так душевен – в нем даже нет такого места, где сигаретный дым не вызывал бы раздражения. Этот мир, в котором им суждено отправиться на север, дамочки принимают со светлой грустью, и за этим простодушием, за лицами с выражением «а что это тут у вас происходит?», скрывается понимание того, что веселье уж позади, а ты в своей жизни так и «не перешла улицу с высоко поднятой головой, в узком платье, с незнакомым мужчиной», и все, что у тебя есть, – это сестра, которой ты всегда завидовала.

«Дамочек» уже однажды ставили на московской сцене, в Театре имени Пушкина, сестер в спектакле играли Вера Алентова и Наталья Николаева в клоунских одеяниях. Позвав в свой спектакль Марию Шалаеву, которая как никто прекрасно себя чувствует в амплуа «ужасного ребенка» и «занозы», Ольга Бешуля рассказала нам, что у меланхолии нет возраста и национальности, а все-таки главное в театре – это слова.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter