Рус
Eng
Одним глянцем мазаны

Одним глянцем мазаны

15 февраля, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Из 30 тысяч снимков, присланных на всероссийский открытый конкурс The Best of Russia, организаторы выбрали около трех сотен по пяти номинациям. Идея была в том, чтобы показать не только художественный уровень фотографий, но и панораму всей страны (в том числе и возрастную – участникам от 7 до 89 лет). Панорама получила

Наивно, конечно, ожидать каких-то художественных прорывов от выставки, где от каждого автора берут одну-две фотографии. Вся затея превращается в подобие стены на Facebook, где кто-то выкладывают особо удавшиеся снимки, а остальные шлют комменты: «Круто, чувак! Красота!» Хотя бы раз, но у каждого, кто держал в руках камеру, выходило круто. Однако мастерство обычно проверяется не разово, а серийно. Именно на это рассчитан конкурс «Серебряная камера», но он посвящен исключительно Москве.

В отличие от того, что недавно экспонировалось в Доме фотографии, выставка на «Винзаводе» ставит другие цели: не столько прославить авторов, сколько представить широту охвата – «нашу Рашу». И при этом делает ставку не на марафонцев, а на спринтеров. Увидел – быстро снял. Здесь помимо репортажных номинаций имеются такие популистские разделы, как «Природа» или «Стиль».

Почему-то таежных медведей, снега Ладожского озера и просторы Хакасии запечатлевают главным образом москвичи – местным это все не слишком интересно. В конце концов, именно столичные ребята лучше знают, как сделать все модно и красиво. Два вышеназванных раздела – природа и мода – изобилуют самым большим количеством штампов: гусеницы и пауки, словно снятые для природоведческих журналов, девушки в танцевальной невесомости, осенние листья и зимние снега. Не страна, а фабрика грез. Иногда, правда, авторы вторгаются на территорию другого фотографического конкурса – знаменитого World Press Photo – и начинают разъяснять свои снимки с помощью журналистских историй. Но все это выглядит опять же как подростковый интернет-чат: вот мой друг залез на опасную балку, и я его запечатлел.

Самое интересное происходит в тех разделах, где авторы более-менее следуют за реальностью. В «Событиях и повседневной жизни» помимо драматических схваток ОМОНа с различными категориями граждан (от ряженого в зомби подростка до митингующего на Триумфальной, которому вот-вот свернут челюсть), есть знаковые кадры со свечами в память о погибших пассажирах «Булгарии» и пронзительные снимки с панихиды по хоккеистам из Ярославля. Очевидно, возрождается советский жанр «в буднях великих строек» – будь то укладка дорог в Питере, возведение офисов в Москве или красота сталелитейного дела Челябинска. Некоторый сумбур в раздел о событиях и жизни вносят спортивные картинки: бесконечно летящие и падающие атлеты, конечно, очень эффектны на стендах, но мало работают на общую идею выставки.

В номинации «Архитектура», не сговариваясь, фотографы уловили главный тренд сезона – поэзию бетона и панелей. Новое поколение всеми силами пытается полюбить и коробки 1970-х, и небоскребы 2000-х. Среди них встречаются занятные переклички. Так, фасад свежего Инновационного центра в Сколково по набору «модернистских» плит сильно похож на Дом профсоюзов в Ростове-на-Дону – нынешние инноваторы не далеко ушли от партийного пафоса застойных 1970-х.

При том что организаторы The Best of Russia декларируют всеядность и объективность, здесь лишний раз убеждаешься, что фотография – страшно тенденциозная вещь. Она может свалить навзничь, а может пощекотать и приласкать – при этом объект съемок остается одним и тем же. А потому самый лучший результат конкурса – это те самые 300 человек победителей, которые мало того что попали во внушительный фотоальбом, но еще и ощутили, что именно они ответственны за фотосвет и цвет нации.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter