Рус
Eng
Стигматы памяти

Стигматы памяти

14 ноября 2013, 00:00
Культура
ОЛЬГА ЕГОШИНА, Санкт-Петербург
В течение трех дней на сцене Малого Драматического театра шел самый необычный фестиваль нашего времени. «Мы и они = мы» объединил спектакли одного театра – МДТ – по произведениям авторов разных стран (России, Польши, Венгрии, Эстонии, Казахстана, Бельгии). Перелопатив 749 пьес, потратив на репетиции 339 дней, на телефо

Когда Владимир Высоцкий пел «и людей будем долго делить на своих и врагов», он вряд ли предполагал, что количество «врагов» будет от года к году расти в геометрической прогрессии. Распахнулись мировые границы, и вдруг обнаружилось, что враждебные и чужие «они» проникли всюду. Топчут наши улицы, беседуют на своих непонятных языках, живут по своим непонятным правилам и придерживаются чужой веры. «Чужие» гастарбайтеры – будь то поляки, работающие в Германии («Темный лес» по Анджею Стасюку), или казахи в Москве («Беруши» Олжаса Жанайдарова), или мусульмане в маленьком русском провинциальном городке («Русский и литература» по Максиму Осипову). Но «чужими» могут стать и твои соседи, одноклассники, с которыми вырос. Национализм – зверь, который чутко спит и просыпается при любых исторических катаклизмах. Об этом, о пробуждении зверя, – одна из лучших пьес ХХI века – «Наш класс. История в XIV уроках» Тадеуша Слободзянека.

Герои пьесы – одноклассники обычной школы маленького польского городка, евреи и поляки, которые смотрели одни и те же фильмы и ходили молиться в разные церкви. Вот только время выпускникам (1939 год) выпало страшное. Вначале пришли советские войска, пропали продукты в магазинах, в костеле открыли кинотеатр. Главного романтика класса – Рысека (Станислав Ткаченко) – взяли в НКВД и страшно били. Выпустили его занявшие город фашисты. А первым убийством еврея стал самосуд, который Рысек с двумя одноклассниками-поляками (в классе их троих звали «тремя мушкетерами») учинил над одноклассником-отличником Якубом Кацем (Александр Быковский); считал его доносчиком. А потом всех евреев города согнали в овин, и овин подожгли. И там сгорела с сыном красавица-одноклассница Дора (Екатерина Клеопина), в которую все мальчишки класса были немного влюблены, а Рысек – влюблен по-настоящему.

Из всех евреев города выжили трое. Уехавший еще до войны в Америку Абрам (Филипп Могильницкий). Муж Доры Менахем (Леонид Луценко), которого спрятала на мельнице одноклассница-полячка Зоська (Уршула Малка). И Рахелька (Дана Абызова), которую спрячет, а потом уговорит креститься и на которой женится «четвертый мушкетер» – Владек (Олег Рязанцев).

В постановке, осуществленной режиссером Натальей Колотовой, заняты актеры с последнего курса Льва Додина и стажеры театра, пришедшие сюда всего сезон назад. И эти театральные салаги (самый старший тут – Владимир Селезнев) умеют существовать на сложной грани рассказа-проживания, донести каждое слово, каждую песню, каждый монолог, не теряя нюансов авторской мысли и накала чувств. Здесь нельзя идти на технике – необходимо пережить и перечувствовать боль и страх, ярость, отчаяние, ненависть, злобу, вину...

Убитые и умершие уходят в глубину сцены и пристально наблюдают за происходящим. Эскалация ненависти не угасает со смертью, она продолжает висеть в воздухе, отравляет детей и внуков. «Белым» голосом расскажет Зигмунд (Владимир Селезнев), глава «мушкетеров», предатель, провокатор и вдохновитель всех карательных акций, – как погиб любимый сын и все потеряло смысл… Захочет покаяться и рассказать перед смертью о сожжении в овине евреев еще один мушкетер, ставший ксендзом Хенек (Евгений Серзин), но не позволит церковное начальство.

Незамоленные, нераскаянные, неискупленные грехи висят над нами всеми.

Фестиваль «Мы и они = мы» задуман как попытка восстановить связь времен и историческую память. К фестивалю сделан буклет-справка с датами и цифрами, документами, касающимися переломных моментов европейской истории. «Нам практически к каждому эскизу пришлось делать своеобразную брошюру исторических фактов, – рассказал в предфестивальном интервью Лев Додин, – когда мы поняли, что зритель наш, даже самый образованный, очень многого не знает. Честно говоря, мы почти НИЧЕГО не знаем».

Человек – странное существо, для которого память и дар, и проклятье, и источник силы, и ахиллесова пята. МДТ предложил попытаться понять судьбу новой Европы в судьбах конкретных людей, попытаться услышать разные голоса, точки зрения, наконец, попытаться осознать, что любое деление на своих и чужих – условно и ущербно. Несть ни эллина, ни иудея – «мы и они = мы».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter