Рус
Eng

Александр Сокуров рассказал о том, что формирует «запас прочности»

Александр Сокуров рассказал о том, что формирует «запас прочности»

14 июня 2016, 20:59
Культура
Мила Денёва, Воронеж
Накануне 65-летия режиссер Александр Сокуров стал лауреатом Платоновской премии, которую ежегодно вручают в Воронеже в рамках Платоновского фестиваля за выдающиеся достижения в области искусства. В списке награжденных в прошлые годы - театральный режиссер Лев Додин, пианист и дирижер Михаил Плетнев, режиссер анимационн

– Александр Николаевич, что значит для вас личность Андрея Платонова?
 Платонов самый национальный, решительный и смелый наш писатель, развивавший язык за счет ресурсов народного, бытового сознания. Он был самым великим стилистом в мировой литературе. Не поддается анализу его фраза  с ней работает только синтез. Платоновский образ существует в целостности, его нельзя разъять, не убив. Сущность его героя  независимая, оригинальная личность. Проза Платонова собирает русский народ, заявляет о том, что мы уникальны. Для меня Платонов  это одна из форм защиты исконно русской художественной традиции настоящего большого масштаба. 
 
Каждый человек, который вступает в сферу визуального искусства, должен понимать, что без литературы он ничто. Только литературная природа и порода формирует запас идей и запас прочности, иначе ресурс художника заканчивается очень быстро. Доказательством тому служат многие явления современной живописи и кинематографа, в том числе в нашей стране. По произведениям видно, что их молодые авторы мало что читают. И потому современное кино ассоциируется с собранием людей не очень образованных, грамотных, но довольно энергичных и высокомерных по отношению к прочей культуре. Это кино не заслуживает тех оценок и того места в искусстве, которое боем занимает в общественном сознании сегодня. Возвращаясь к Платонову, хочу еще добавить, что сущность его  это уникальная личность человека. Независимая и оригинальная, и у которой есть корни с жизнью. 
 
– 2016 год проходит под знаком российского кино. Что, на ваш взгляд, сейчас происходит с молодым поколением кинематографистов?
  Мне кажется, мы в России предрасположены к кинематографу, к музыке и литературе. У нас великолепные традиции в театре. Меньше, гораздо меньше, мы предрасположены к государственной деятельности, успехов в этой области мы так и не добились, как показывает история. Мы до сих пор так и не смогли создать равновесное государство с сильными работающими институтами. Сколько лет существует Русское государство  столько нас и штормит. Поэтому в кинематографе все зависит от появления ярких неординарных личностей. И наша задача  сделать доступными молодым людям среду кинематографа и те профессиональные инструменты, которые требуются для их роста. И создать условия, чтобы они смогли проходить профессиональную проверку. Потому что легких денег сегодня уже нет. И найти деньги труднее, чем сделать фильм. Я верю, что у нас будут серьезные молодые люди, которые будут аккумулировать нашу энергию, лучшие наши качества и еще покажут, на что мы все способны. Это произойдет только в том случае, если они будут просвещенными людьми. Дикий агрессивный мускулистый подросток-режиссер по функциональности опасен. Кино, как и телевидение, вообще опасно для общества по своему воздействию. Оно приучает людей к смерти, к крови, равнодушию. На экране красивы и смерть, и война, и солдат погибает красиво, и слова перед смертью говорит красивые. В жизни этого не бывает, я сам бывал в условиях войны... Но мы должны помочь этим молодым людям, и тогда они уже сделают свое дело. Появление талантливого человека неизбежно. 
 
– Как вы лично помогаете молодым?
 В Петербурге мы создали фонд премьер «Интонации». За полтора года помогли сделать семь короткометражных картин, два полнометражных и еще три документальных фильма выпускаются буквально в эти месяцы. В этом, конечно, есть и большой риск. Потому что много молодых людей, предъявляющих свои претензии на профессию, не имеют права на то, чтобы тратить деньги государства. Вообще отсев, если начинает работать механизм качества, в кинематографе велик. Приблизительно из 20 студентов режиссерского факультета театральных вузов сегодня в лучшем случае один остается в кино, настолько сложен и противоречив путь в этой профессии. Нам нужно создавать государство для молодых людей. Чтобы молодой человек сегодня чувствовал себя посвященным в будущее своей родной страны. И хорошо понимать свое место в нем. Не надо молодым людям внедрять в головы пустые слова о патриотизме и навязывать догматы. Вы постройте государство, где существует разумная система отношений, где сумасшедшие люди не получают в руки власть в парламенте, где есть разумное образование и отсутствуют политические санкции по отношению к молодежи. Мы сейчас пришли к самому неприятному, на мой взгляд, моменту, когда студенты попадают в тюрьму по политическим статьям. Политизация жизни очень опасна! Там, где навязывается политизация жизни, общество глохнет, формируется монофонический слух. 
 
– В прошлом году в Нальчике вы выпустили режиссерский курс. Это первый опыт в вашей практике, прежде на предложения преподавать в России вы отвечали отказом. Насколько удался этот опыт? Что сейчас происходит с дипломированными режиссерами?
  Я очень доволен тем, как прошло обучениие. Мои молодые коллеги создали 12 дипломных работ, один документальный и 11 игровых короткометражных фильмов. Это был первый случай, чтобы специалистов такой изысканной профессии для Кабардино-Балкарии готовили на месте. Обычно вывозили студентов в Петербург или Москву, откуда они чаще всего не возвращались.

Поскольку Россия  моя родина, я несу ответственность за все, что здесь происходит. Я очень не люблю темные, глухие провинциальные переулки. Они опасны для жизни. И открыть там режиссерскую мастерскую было попыткой стереть еще одно провинциальное пятно на карте моей страны. Молодым людям на Кавказе крайне тяжело. Помощь, которую им оказывали педагоги из театральных вузов Москвы и Петербурга, была очень дорогой. Я и мои коллеги летали туда на самолетах. Других путей не было. В тяжелые времена были моменты, когда меня на лекции сопровождали двое вооруженных людей  так там было непросто. Когда эти ребята поступали на мой курс, они даже не знали, что есть такой режиссер и никогда не смотрели моих фильмов. И все пять лет я не показывал им своих работ, чтобы у них даже возможности не было в дипломных работах копировать педагога. Я настоятельно требовал, чтобы их выпускные картины снимались на родном языке (на Северном Кавказе не все молодые люди знают свой родной язык, кто-то не говорит по-русски, почти никто не говорит на английском). И это было важным условием дипломной работы.

В итоге они стали очень хорошо подготовленными специалистами. Молодые люди, которые до этого ничего не читали и жили в совершенном подполье - но эти люди усилиями просвещения и образования, любви к ним и при убедительном труде смогли получить великолепный результат. И вот 14 июня начнется показ их дипломных фильмов на телеканале «Культура». Это первый раз в истории российского телевидения, когда показывают именно дипломные работы. Тогда как это должно быть нормой. Ведь они получают образование в рамках государственного бюджета, и налогоплательщики должны видеть, на что идут их деньги. Поэтому доступность работ молодых художников широкому кругу зрителей должна быть не согласованной, а обязательной! Это касается и театра, и литературы. И вот пусть в отношениях со зрителями молодые художники и ищут свой профессиональный путь. Именно просвещение, я считаю, должно стать нашей национальной идеей. 
 

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter