Рус
Eng

Длинная, длинная жизнь...

Длинная, длинная жизнь...

Длинная, длинная жизнь...

13 сентября 2012, 00:00
Культура
Светлана РУХЛЯ, Санкт-Петербург
В выставочном зале Иоанновского равелина Петропавловской крепости открыта персональная выставка Варвары Бубновой – русской художницы, оказавшейся в первые десятилетия XX века в гуще российского авангарда. Почти половину жизни Бубнова провела в Японии, где стала самым знаменитым литографом Страны восходящего солнца. Впо

Варвара Бубнова родилась в Петербурге в 1886 году и здесь же умерла в 1983-м, совсем немного не дожив до 100-летнего юбилея. Однако большая часть жизни художницы прошла не только вне города на Неве, но и вне России. «Длинная, длинная жизнь, – записала она однажды, – когда только заполненность трудом и искусством спасала от тоски по Родине».

В 1914-м Бубнова окончила Петербургскую академию художеств, годом раньше вступила в «Союз молодежи» – первое столичное творческое объединение русских авангардистов, в числе основателей которого был ее муж – латышский художник Волдемарс Матвейс. Увлеченно участвовала в экспериментальных выставках товарищества и даже перевела с французского языка на русский знаменитый «Манифест футуризма» Филиппо Маринетти. Именно к этому этапу творчества художницы относится самая ранняя из входящих в экспозицию работ – цветная линогравюра «Маска» (1922). От резких линий, тревожного оранжево-красного колорита и сегодня веет мистикой, томительной и гнетущей печалью...

Растянувшаяся на 36 лет поездка в Японию (где изначально Бубнова оказалась только для того, чтобы навестить живущую на родине мужа-японца младшую сестру) вызвала в ней бурю неведомых прежде чувств и эмоций. «В Японии культура формы и материала стоит на уровне для нас непостижимом, – утверждала Варвара Дмитриевна. – Искусство линий и цвета, то есть графика и живопись необходимы японцам, как для нас – музыка». «Госпожа ученая художница», как окрестили Бубнову японцы, полностью погрузилась в японское классическое искусство – живопись тушью, цветную ксилогравюру. Позже занялась литографией, существенно расширив ее технические возможности (вместо камня использовала цинковые доски). Древняя и самобытная культура увеличивала горизонты познания и постижения мира, но в основе творчества Бубновой, как и прежде, лежали принципы русской академической школы. «Японский» отрезок своей деятельности сама художница называла «камерным».

«Нина».

В конце Второй мировой войны печатные доски, многие работы и богатейшая библиотека Бубновой погибли под руинами ее дома в Токио, разрушенного в результате массированных бомбардировок американской авиации. В 1958 году Варвара Дмитриевна покинула Японию и переехала в Сухуми (к старшей сестре), где впервые стала работать в смешанной технике.

Многие из представленных на выставке работ – акварели, рисунки, литографии японского и абхазского периодов – долгие годы считались утраченными.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter