Рус
Eng
Сергей Бударин: "Ах ты, доля моя молодая!..Что ни свет – то сердечный огонь."

Сергей Бударин: "Ах ты, доля моя молодая!..Что ни свет – то сердечный огонь."

13 мая 2017, 07:38КультураИван Петров
В нашей рубрике "Поэт - о поэтах" Сергей Иванович Алиханов, которому уже 70, с удовольствием и без всяких оговорок представляет почти юного Сергея Бударина, - ему всего 27-ой год идет. Но мы-то знаем, что возраст для таланта - не помеха, а творческие озарения приходят и в 20, и в 90...

Сергей Алиханов, поэт

В последний вторник февраля в Союзе писателей России прошел поэтический семинар, посвященный творчеству поэта Сергея Бударина - который родился 1990 году в Новокуйбышевске, и уже в 23 года от роду был принят в Союз писателей России.

Стихи поэта печатались и печатаются в журналах «Наш Современник», «Юность», «Молодая Гвардия», в «Литературной Газете», «День Литературы», «Простор» (Казахстан), «День и Ночь» (Красноярск), «Сура» (Пенза), в альманахе «День Поэзии».

Вышло две книги его стихов «Свет-Синева» и «Сторона речного ветра».

Кроме того, Сергей Бударин является лауреатом фестиваля поэзии «Соколики русской земли», «Золотой Витязь», премии им. М.Ю. Лермонтова (Пенза, 2013г.), Всероссийской литературной премии Справедливой России (Москва, 2017г.) и др...

Под лежачий камень вода не течет. Первым, кто узнает о том, что миру явился новый поэт - это он сам. Новоявленный поэт и начинает «доставать» стихами сначала своих родных и близких, потом и всех, кто поневоле оказался рядом. Настойчивость, упорство характера, одержимость, а главное вера в свой талант, наконец-то позволяют неофиту добраться и до главных слушателей, которые уже утвердились во всеобщем мнении и звании поэтов.

Именно это и происходило в тот февральский вторник - Поэтический семинар в Союзе писателей России - Василий Попов, Алексей Гушан, Сергей Бударин, Алексей Тимофеев.

Многочисленные публикации, и все поэтические регалии Сергея Бударина вовсе не помешали, а скорее подвигли поэтических мэтров к жесткой критике молодого собрата.

Строгий суд, однако, Сергея Бударина ничуть не смутил.

В конце семинара в своем заключительном слове он поблагодарил за суровую критику, и заверил, что в дальнейшем будет стараться сильнее -

И действительно, недавно Сергей Бударин прислал новую подборку, и стихи мне понравились...

"Но это же какая-то есенинщина. Не пора ли молодым поэтам опять по-маяковски призывно воскликнуть:

“Саду цвесть - когда такие люди в стране советской есть”! - может заметить читатель.

Но дело в том, “город-сад” уже был торопливо построен, получился пятиэтажным, а сейчас подлежит реновации...

Возблагодарят ли Музы за упорство, поэтическое трудолюбие и самоотверженность Сергея Бударина?

Будем верить вместе с поэтом - что да.

Поэт Сергей Бударин читает свои стихи

***

В свист ненастного шумного ветра,

В шумных волнах родного овса

На все стороны вольного света

Я невольно раскину глаза.

Дым угрюмый, поднявшись высоко

По-над скатертью дальних дорог,

По велению лютого рока

Заволок нефтяной городок.

А в глазах таких – поднятых внове –

Всё-таки и в таинственный миг

Отзывается солнце, родное,

Что и прямо отеческий лик.

Ввечеру и луна молодая,

Западая в такой полусвет,

И сама ведь в глаза западает,

Что самой матери – силуэт…

Так приластившись веждами к небу,

И смотря так светил сватовство,

– К поднебесному белому свету

Осязаю полнее родство!

И, увы! – по такой круговерти

Не дано им двоим быть вдвоём.

А по их тяготенью – поверьте! –

Шибко вертится сердце моё!

Оттого ль в свист ненастного ветра,

В шумных волнах родного овса

На все стороны вольного света

Я невольно раскинул глаза.

***

Ах, не зря под гармонику мая

Небо плещет мне свет на ладонь.

Может, девушка, мне дорогая,

Не придёт ко мне в звёздную сонь.

Аль любимого, может, другого

Она любит, меня разлюбив.

Клён шумит у родимого крова,

Буйну голову с плеч уронив.

И ему своё сердце вручая,

Я готов, словно другу, пропеть,

Что мне та дорога дорогая,

У которой есть в локонах медь.

Может, нынче луна озорная

Фото:СЕРГЕЙ АЛИХАНОВ

Так же плещет ей свет на ладонь…

Ах ты, доля моя молодая!..

Что ни свет – то сердечный огонь.

***

С грустных осенних дорог

Лютых ветров помело

Прямо к избе на порог

Пламя листвы намело.

Пасмурных дней жернова

Вязнут в бору золотом.

Лунных лучей рукава

Мокнут в пруду под окном.

Запах гвоздики тягуч.

Спит у скамьи лебеда.

В бочках сверкающих туч

Плещет о донья вода.

Цаплей повисло гнездо,

Злой пустотою гудя.

Сквозь облаков решето

Сеются зёрна дождя.

Лей, дождевая вода!

Пейте, поля и луга!

Взвейся над гладью пруда

Радуги звонкой дуга!

Ты не болей о былом,

Буйна моя голова.

В жизни над всяким двором

Грома висит булава.

***

Я уйду в ночные степи

Под гуденье звёзд златых,

Ощущая дивный трепет

Босоногих дней былых.

Там, в степях, гуляет осень,

Золотит заря стога.

И в звенящих кронах сосен

Проплывают облака.

И сегодня помню ясно,

Как бежал мальчишкой в бор,

Чтоб сквозь облачные прясла

Привести рассвет в наш двор.

Я бежал в родные степи

Под гуденье звёзд златых.

Да сдувало ветром кепи

У меня с волос ржаных.

Там, в степях, гуляла осень,

Золотя зарёй стога.

А в лучистых кронах сосен

Проплывали облака.

Я уйду в ночные степи

Босоногих детских лет.

И, забросив в небо кепи,

Встречу юности рассвет.

***

Лунный кувшин на рассвете

Млечность тумана разлил.

На огневом бересклете

Пламя цветов погасил.

Руку мне ветер игривый

Влажным лизнул языком.

Я по осоке сонливой

К речке бегу босиком.

Мчится за мной неустанно

Ветер, как пёс озорной…

Я никогда не расстанусь

С милой степной стороной.

Что ж ты расплакалась, ива,

Голову низко склоня?..

Говором нежным прилива

Речка встречает меня.

Млечным туманом вскормлённый

На заливном берегу,

В край свой приволжский влюблённый,

Рухну в траву на бегу.

***

Не забыть под звон капели

Мне свой ветхий дом родной,

Где играет на свирели

На крыльце апрель шальной.

Где на днях под звёздной кущей

Залепечет милый плёс.

Наливаясь соком в пуще,

Зазвенят стволы берёз.

То ли звёзды шепчут в уши,

То ли вижу в снах чудных,

Что мальцом босым по лужам

Я бреду в краях родных.

И, вскормлённый слёзным соком,

Я иду тропой сырой,

Где стоит в лесу высоком

Неизбывный дом родной.

Колесом вселенским солнца

Золотой раскручен день.

А у милого оконца

Золотых лучей плетень.

Чтоб я был всегда везучий,

Чтоб мне жизнь была светла,

Нить из пламя грозной тучи

Для рубахи мать спряла.

Возмужал в рубахе красной,

С волосами цвета медь…

И пошёл тропой ненастной

По Руси в свирель дудеть.

***

День лучезарный певуч.

Катится с неба волною.

Тёплый пульсирует луч

Яркой игристой весною.

По небу ходит волна

Русского доброго света.

Плещет о стёкла окна

Райская музыка эта.

Утром журчащим проснусь –

Музыкой неба согретым.

В день ключевой окунусь

В горнице, залитой светом.

***

Утро в небесных лугах

Стадо барашков пасёт.

Зорька в багряных шелках

За руку солнце ведёт.

Уши развесил лопух.

Музыка в небе парит.

Утро, весёлый пастух,

В рог золочёный трубит.

Тихо ворота скрипят.

С криком летят журавли.

Утренним светом сквозят

Церкви в багряной дали.

Полночь… В небесных мирах

Стадо барашков плывёт.

С прядью седой на висках

Месяц по небу идёт.

Сник под забором лопух.

Глухо, как пьяница, спит.

Полночь, печальный пастух,

В рог золотой не трубит.

Тихо ворота скрипят.

С неба ушли журавли.

Светом вселенским горят

Церкви в небесной дали.

***

Льётся во мраке трескучем

Воска горячего медь.

Хлещет по стёклам плакучим

Веток безлиственных плеть.

В поле на гулкой дороге

Рыщет волчицей пурга.

Тонет иголкою в стоге

В дымном сугробе слега.

Светит из тучи морозной

В сердце мне волчья звезда…

Я по дороженьке звёздной

Скоро уйду навсегда.

И под пурги завыванье

Милая добрая мать

Будет меня на прощанье

Нежно к себе прижимать.

Свечка прольётся в тревоге,

В слёзном дожде золотом.

И заметёт все дороги

Волчьим искристым хвостом.

В мире земном-непогожем

Горечь испившая мать

В каждом случайном прохожем

Будет меня окликать.

***

Ива в осеннем дворе

Тихим задумчивым днём,

Словно свеча в алтаре,

Вспыхнула жёлтым огнём.

Ветер метёт по земле

Воск шелестящей листвы.

Плещут в заоблачной мгле

Лебеди свет-синевы.

Осень, молитву шепча

Перед иконой небес,

Светится, словно свеча

В предощущенье чудес.

***

Ранним искрящимся летом

В снежном метельном бреду

Млечным окутаны светом

Яблони в нашем саду.

Солнце алеет и пышет,

Цвет осыпая с ветвей.

Звонкое небо колышет

Песней своей соловей.

Яблоком жёлтым созреет

Солнце на ветке зари.

Сердце моё отогреет,

Светом любви обагрит.

***

Свечку горючей луны

Ночь запалила во мраке.

Тропкою из глубины

Стелется отсвет в овраге.

Этот кочующий свет

Жизнь и судьбу предвещает -

Чистый небесный рассвет

Свечкой во мраке встречает

***

Зорька машет в небе

Розовым платком.

А в медяной степи

Мчусь я босиком.

И луна сорокой

Вьётся надо мной.

Я степной дорогой

Доберусь домой.

…Рада мне осока,

Клонится ольха.

И висят высоко

Уши лопуха.

Поле ржи зареет

Звонким ручейком.

Пусть душа светлеет

В песнях ни о ком.

Может, встречу счастье,

Раздавлю вино…

Чьё ласкать запястье –

Сердцу всё равно.

Утону я с милой

В золотой волне.

Загорят рябиной

Звёзды при луне.

***

Сердце объято любовью…

Русь, я тебя ль полюбил?

Снежной морозной порою

Нежный твой образ хранил.

Помню: прильнул к тебе робко.

Вьюгой звала ты к себе.

Мне без тебя одиноко

Было в ненастной судьбе.

Молча сидели на лавке.

Свет от луны к нам бежал.

В снежной ликующей давке,

Глядя на нас, горевал.

Всякий – весёлый и грустный –

Принадлежу тебе весь.

Только за то, что я русский.

Только за то, что ты есть.

***

Мой друг, не виновен я в том,

Что Русь, как река, меня манит.

Она ни сейчас, ни потом –

Меня никогда не обманет.

Накроет волною судьба.

Обрушит на сердце кручину…

И даже святая мольба

Не сможет раздвинуть пучину.

Хоть плеск и журчанье реки

Для жизни твоей не отрада,

Меня поминай по-мужски,

Как в реку вошедшего брата.

***

Русь, я спою для тебя колыбель –

Ту, что мне мать напевала,

Если визгливо скулила метель

Или во мгле завывала.

Ныне коварно метёт за окном –

Тьма непроглядная волчья.

Стужа терзает родимый наш дом,

Солнце растерзано в клочья.

Русь, я спою для тебя колыбель

Светом небесным и млечным,

Как напевала мне мама в метель

Светом незримым сердечным.

И содрогнётся родимый наш дом

С волчьим метельным оконцем.

И засияет небесный проём

Русским заплаканным солнцем.

***

Берёзы сквозят во дворе,

Сливаясь со светом отвесным.

Их кровь запеклась на коре,

Взывая к воротам небесным.

Она по стволам растеклась,

Цепляясь корнями за землю.

Но с небом я чувствую связь,

И сердцем я родине внемлю.

А чёрная кровь на коре –

Святая расплата пред небом.

Берёзы сквозят во дворе

Божественным внутренним светом.

***

Никого не хочу я обидеть.

Всем на свете желаю добра.

От чего же печально мне видеть,

Как резвится с отцом детвора?

Оттого ли, что в детстве порою

Удирал я из дому к друзьям,

И чтоб старше казаться – сырою

Пировали водой, по сто грамм.

Эх, наивность души моей нежной.

Нам с тобой оглянуться пора.

Нас сметают метлой зарубежной,

Как сметают листву со двора.

И деревья с гримасой больною,

Тянут руки во мглу наяву

Изогнувшись под ветром дугою,

Чтоб обнять на прощанье листву.

Никого не хочу я обидеть.

Всем на свете желаю добра.

Отчего же так больно мне видеть,

Что сметают листву со двора

***

Дорогая, пойми меня верно:

Тебя за руку я не держу.

Да и дереву осенью скверно,

Если шепчет листва: ”Ухожу”.

Ты уйдёшь – запрокинется крона,

Онемеет небес синева.

И застонет протяжно ворона

Ненароком прощанья слова.

Даже дереву ведомы чувства:

Без листвы и ветвям холодней!

Мне знакомо хмельное искусство -

Пить отраву остуженных дней.

Дорогая, пойму тебя верно:

Кто листвою сорвался с ветвей,

Отлетает от дерева нервно,

Ощущая утрату больней.

***

На губах моих сладкое чувство!

Моё сердце - волна за волной -

Накрывает любви безрассудство,

Застилая глаза пеленой.

Не ступив, не узнаешь концовки –

В отношениях чувств не сберечь…

Я готов ради милой плутовки

Уронить свою голову с плеч.

И в любви ко всему я готовый.

И плетусь я за той, кто родней.

Так, виляя хвостом, пёс дворовый

За хозяйкой идёт до дверей.

…И плетусь за тобою я шатко,

Чтобы рук твоих нежных тепло,

Как ожог, безрассудно и сладко

На губах у меня расцвело.

***

Оказался чертовски я болен

И нежданно остался один.

Я в безлюдном болотистом поле

В непролазную топь угодил.

Здесь затишье лукаво осело…

Но надежду поют соловьи.

И губами своими несмело

Я ловлю только губы твои.

Хриплым басом - трясётся округа! -

Разрезаю затишье в куски.

А болото меня, как подруга,

Приобняв, зажимает в тиски

Я в безлюдном болотистом поле…

Я пропал…что случилось со мной?

“Ты больной, ты с рождения болен!” –

Хрипло эхо ревёт за спиной..

Здесь затишье лукаво осело…

Но надежду поют соловьи.

И губами своими несмело

Я ловлю только губы твои.

Хриплый басом трясётся округа –

Разрезаю затишье в куски.

А болото меня, как подруга,

Приобняв, зажимает в тиски.

Я в безлюдно болотистом поле…

Я пропал… Что случилось со мной.

«Ты больной, ты в любовной неволе!» -

Хрипло эхо ревёт за спиной.

***

На лугах васильковых небесных

Стадо топчет подсолнух златой.

Погоняет коров бестелесных

Заискрившийся хлыст грозовой.

А в грозу васильки луговые

Не поют о земле дорогой.

Только свищут ветра вековые

Над свинцовою шумной рекой.

Моё сердце слезой прожигает

Грустный взор васильковых очей.

И небесное стадо рыдает

От ожогов пастушьих бичей.

Знаю: тучи разлуки сердечной

Слижут слёзы небесных коров.

И под солнечным светом предвечный

Засияет небесный покров.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter