Рус
Eng
Скандал в литературном сообществе: Прилепин оказался махровым антисемитом
12 декабря 2020, 14:04Культура

Скандал в литературном сообществе: Прилепин оказался махровым антисемитом

Писатель и политический деятель обвинил жюри крупнейшей литературной премии «Большая книга» в том, что там слишком много евреев.

Как известно, 10 декабря в Москве были объявлены лауреаты Национальная литературная премия «Большая книга» за 2020 год. Первую премию получил Александр Иличевский за роман «Чертеж Ньютона». На втором месте — Тимур Кибиров с романом «Генерал и его семья». Третью премию присудили Шамилю Идиатуллину за роман «Бывшая Ленина». В нынешнем 15-м сезоне «Большой книги» на соискание премии были выдвинуто 294 книг и рукописей. Из них в короткий список вошли 13 текстов, среди которых одна биография. В читательском голосовании премии «Большая книга» 2020 года победил Михаил Елизаров с романом «Земля».

«Большая книга» — премия за лучшее прозаическое произведение на русском языке, крупнейшая российская национальная премия, вторая (после Нобелевской) по величине призового фонда литературная награда в мире. Денежное содержание первой премии составляет три миллиона рублей, второй — полтора миллиона, третьей — один миллион. Учреждена в 2005 году Центром поддержки отечественной словесности. В разное время ее получили Дмитрий Быков, Людмила Улицкая, Владимир Маканин, Леонид Юзефович, Павел Басинский, Михаил Шишкин, Даниил Гранин, Евгений Водолазкин, Захар Прилепин, Гузель Яхина, Лев Данилкин, Олег Лекманов, Михаил Свердлов, Илья Симановский и другие авторы.

Критик Константин Мильчин в своем блоге прокомментировал это событие, посетовав на то, что премию дали «не тому». На самом деле главный роман года, по мнению Мильчина, это «Земля» Михаила Елизарова: «...неполучение романом Михаила Елизарова «Земля» первого места на «Большой книге» — настоящая катастрофа. Можно найти и другое слово — преступление. Осквернение. Убийство. Насмешка над самой идеей премиального процесса. Здесь мы видим издержки механизма функционирования «Большой книги».

Литературная премия по определению не может быть объективной. Она всегда субъективна, потому что у двух разных людей всегда будут разные вкусы. Но, к сожалению, люди отягощены не только различными вкусами и различными видами вкусовой слепоты и глухоты. Люди еще живут не на облаке, они обвешаны нитями знакомств, симпатий, любовей и ненавистей, совместных работ и старых ссор. И когда люди попадают в жюри премий, то эти нити, конечно же на них влияют...»

Роман же Ильичевского критик назвал «симулякром»:

«Это уже давно превратилось в игру в кошки-мышки. Читатели: Несравненный богоизбранный Александр, мы вас так любим, но дайте же нам хоть немного сюжета в ваших книгах. Иличевский: Ладно, ребята, будет вам чайная ложечка сюжета. (зловещий смех, дым, занавес) Финал однако, немного очевиден, снова безупречность в описаниях, деталях, эпизодах и снова вместо сюжета лишь его симулякр...»

Однако писатель Захар Прилепин уверен, что дело в том, что в жюри премии слишком много евреев. Об этом он написал в своем комментарии к посту Мильчина, в том числе отвечая и на остроумное замечание автора, что "те же самые «евреи» несколько лет назад дали ту же самую премию тому же самому Прилепину...":

«В жюри премии БК примерно 50 евреев. Это все, что надо было написать, Костя. Я-то знаю, как они дали мне премию. Аж два ряда вышли из зала в знак протеста. А уж что за кулисами творилось. Да я и не о себе, как понимаешь. Просто показал, как можно сэкономить на словах...»

***

Как отметил литературовед Глеб Морев, комментируя скандал:

«Пахнуло вечным рестораном «Вена», где пьяные Куприн с Чириковым ругали евреев и лежали мордой в салате оливье. Разница лишь в том, что за сто лет т. н. «русская беллетристика», еще читабельная у Куприна, окончательно протухла. Свежими остаются только «евреи» и водка...»

***

Остроумно отозвался на событие поэт Алексей Цветков:

«известный писатель прилепин захар

был с русскими ласков не трогал татар

но в штопор срывался зверея

едва заприметит еврея...»

***

Писатель Виктор Шендерович тоже не прошел мимо этой перепалки: «Захару Прилепину не дали «Большую книгу».

Этот удар он еще мог бы как-то пережить, - человек-то мужественный, в ОМОНе служил... Но премию дали Александру Иличевскому из Израиля, и этого честное сердце выдержать уже не смогло.

И Прилепин тут же вспомнил, что в жюри «Большой книги» - 50 евреев. Которые давали ему «Большую книгу» несколько лет назад.

В тот год они не были евреями, а были литературными экспертами с большим художественным вкусом.

А потом резко ожидовели, и стали давать премии только своим.

Включая Гузель Яхину.

Вы следите за мыслью?

Я очень на это надеюсь, потому что сам я ее уже немного потерял.

Ах, да.

Я же про Захара Прилепина. Который еще недавно давал интервью Галине Юзефович.

Преодолевая брезгливость.

В ожидании «Большой книги»...

Эх. Тяжела жизнь русского писателя.

Иличевскому не понять...»

***

Ну и сам Мильчин напомнил:

«Восемь лет назад я написал этот скетч и он все еще актуален.

Десятка теорий заговора о литературных премиях

1. Премии вручаются исключительно авторам крупных богатых издательств, а маленькие честные издательства вечно в пролете. Это заговор богатых против простых людей.

Популярна у авторов, сотрудников и владельцев маленьких издательств.

2. Премии вручаются исключительно авторам маленьких издательств, сирым и убогим, а крупные и многотиражные всегда в пролете.

Популярна у авторов с большими тиражами.

3. Премии вручаются москвичами исключительно москвичам. Популярна в Питере гораздо больше, чем в провинции.

4. Премии вручаются исключительно авторам издательства АСТ и конкретно авторам редакции Елены Шубиной.

Популярна у авторов издательства «Эксмо». В канонической версии АСТ из года в год покупал премию для своих авторов – инфа 100%.

5. Премии вручаются евреями евреям.

Популярна сами понимаете у кого.

6. Премии вручает коварное жюри, а потом получает от победителя откат.

Популярна у тех, кто премию не получил или у друзей не получивших премию. Ночь, вокзал, из темноты появляется сутулая фигура лауреата. В руках у него сумка, в ней пачки купюр. Он со вздохом кладет сумку в камеру хранения, а ключ как бы случайно роняет на асфальт рядом с припаркованным у вокзала минивэном. Из машины выходят члены жюри, поднимают ключ, достают из камеры хранения деньги и начинают постыдную драку. Купюры разлетаются по вокзалу.

7. Судьбу премии решает не жюри, а создатель или руководитель премии – таким был Шайтанов в Букере, Топоров в Нацбесте времен его расцвета, Урушадзе в Большой книге, Прохорова в НОСе.

Популярна у доброжелателей премии. Самое интересное, что этот слух не теряет сторонников, даже когда создатели премии не скрывают своего разочарования решением жюри.

8. Премию вручают тому, кого назначит государство.

Популярна у всех доброжелателей «Большой книги».

9. Все премии всегда вручаются Быкову Дмитрию Львовичу.

Популярна среди внимательных читателей творчества Быкова. Самое интересное, что в начале 2000-х Быков считался главным неудачником премиального процесса, его романы стабильно входили в шорт-листы, но никогда ничего не получали.

10. Премию всегда вручают не тому.

Популярна среди тех...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter