Рус
Eng
Актер и режиссер Родион Нахапетов

Актер и режиссер Родион Нахапетов

12 декабря 2014, 00:00
Культура
Мария МИХАЙЛОВА
В конце декабря заканчиваются съемки сериала «Гознак», в котором одну из главных ролей играет Родион НАХАПЕТОВ. В интервью «НИ» актер рассказал о том, почему великий американский писатель Рэй Брэдбери благословил его на съемки фильма «Вино из одуванчиков», о том, в каком фильме он намерен снимать Эрика Робертса и почем

– Родион Рафаилович, скажите, вы сейчас больше работаете в России или все-таки в Америке?

– Мы с женой Наташей Шляпникофф (она американка русского происхождения) живем как бы на два дома. Когда наш кино- или телепроект связан с Россией, мы находимся здесь, когда он американский – тогда мы, естественно, там. У меня три дочери: Катя живет и работает в Штатах, а Аня и Маша – в Москве. В России у меня подрастают внуки. Сейчас, вплоть до Нового года, я буду находиться в Москве, снимаюсь в сериале для Первого канала. У меня с Первым всегда были хорошие отношения.

– А вы участвуете там в качестве актера или режиссера?

– В качестве актера. Вы же знаете: моя первая профессия – актер. Режиссером я стал потом. За «режиссерской спиной» на моем счету больше двадцати фильмов, а актерских ролей и вовсе не счесть. Актерская работа сравнима для меня с отдыхом: у актера свободнее график, да и ответственности меньше. Актер отвечает лишь за качество своей роли – монтажом он не занимается и фильм не редактирует. В общем, сниматься мне легко, и это доставляет удовольствие.

– Больше, чем работа режиссера?

– Как режиссер я получаю стопроцентное творческое удовлетворение – притом что режиссерская работа гораздо тяжелее актерской. Снимая фильм, ты создаешь целый мир – по своим чертежам, ты сосредоточен на драматургии, выстраиваешь внутреннюю жизнь героев (не одного персонажа, а всех), занимаешься монтажом. Все это вместе – целый комплекс, который доставляет огромную радость, если получается, как задумал, и большое разочарование, если не получается.

– С вами как с режиссером советуются, когда вы снимаетесь?

– Нет, конечно. Скажем, снимаясь у Михалкова или у Панфилова – у разных больших режиссеров, я никогда не вмешивался, а лишь «подглядывал» за их работой, получая своеобразную практику.

– А в каком сериале сейчас вы снимаетесь?

– Сериал из восьми серий, называется «Гознак». Снимает его слаженная команда продюсера Дениса Евстигнеева. Я играю одну из главных ролей. Сразу скажу, роль очень для меня необычная и потому интересная.

– А как вы относитесь к тому, что сейчас часто берутся за съемки ремейков известных фильмов?

– Я это не приветствую. Разве можно представить себе ремейк «Летят журавли» без Татьяны Самойловой и Алексея Баталова? Лучше повторно выпустить великий фильм на экраны, чем делать его ремейк. Ремейки, как правило, делаются по шаблонам успешных (в кассовом отношении) фильмов, но наполнение, уровень творческих усилий в них не тот, что в оригинале. В свое время, помните, был популярен фильм «Влюбленные», в котором я снимался. Спустя 30 лет мы сняли фильм «Влюбленные-2». Но это был не ремейк, это было продолжение, то есть то, что случилось с героями спустя годы. В нем действуют те же герои, те же характеры, но обстоятельства совершенно иные. Интересно продолжение, развитие, но не повторение того же самого.

– Я читала недавно, что вы планируете снимать картину о войне в Севастополе. Это только идея или у вас уже есть реальные договоренности?

– У нас есть великолепный сценарий, готовый к съемкам. О перенесении места действия с востока Украины в Севастополь – пока лишь идея. Фильм расскажет о подвиге девушки, которая была подпольщицей на востоке Украины, о ее переходе через линию фронта и испытаниях, выпавших на ее долю. Будучи беременной, она шла по оккупированной фашистами территории от Кривого Рога до города Сталино (ныне Донецк), чтобы передать Красной Армии сведения, собранные подпольной организацией «Родина». На полпути Галя Прокопенко (так звали девушку) была арестована, посажена в концлагерь, приговорена к расстрелу, бежала. Помимо героического аспекта и патриотических эмоций эта история мне дорога еще и потому, что имеет прямое отношение ко мне. Дело в том, что Галина Прокопенко – моя мать. В прошлом году мы с женой Наташей ездили на Украину, осматривали места съемок, искали финансовых партнеров, но случился Евромайдан, и он, конечно, отбросил наш проект в сторону, тем более что действие нашего антифашистского фильма разворачивается вблизи Донецка. А на фестивале в Севастополе меня спросили, могу ли я переделать мамину историю и снять ее в Крыму. «Это возможно, – ответил я, – но потребуется время, чтобы привести документальную историю в соответствие».

– Скажите, сейчас, когда между Россией и Америкой снова напряженные отношения, сказывается это как-то на вашей работе там или здесь, на взаимоотношениях с людьми?

– Конечно, очень обидно, что такое напряжение возникло. Взаимное недоверие не производит ничего позитивного. Вот уже два года мы с Наташей пробиваем в Голливуде кинопроект «Вино из одуванчиков» по знаменитой повести Рэя Брэдбери. Надеюсь, что у меня с женой не возникнет дополнительных трудностей из-за русских фамилий. Кстати, в издательстве «Проза и К» готовится к изданию вторая книга моих воспоминаний, и в ней особое место отведено рассказу о нашей долгой дружбе с Рэем Брэдбери, вплоть до его смерти. Нам с Наташей доставляло огромное удовольствие беседовать с Брэдбери, слушать его рассказы о кинематографе, о жизни. Однажды Наташа показала ему мой дипломный короткометражный фильм «Вино из одуванчиков», Рэй был взволнован фильмом, сказал, что я как художник понимаю его стилистику, его метафоричность. И вскоре предложил мне сделать полнометражный фильм по его любимой повести. Когда сценарий был написан, Брэдбери с энтузиазмом его принял и благословил. Такое случается очень редко, чтобы автор оригинального произведения согласился с «версией» своего произведения, написанной чужим автором, да еще иностранцем. Фильм пока не снят, финансирование всегда представляет трудность – как в Штатах, так и у нас.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН

– Ваш проект вы планируете снимать в Голливуде?

– Голливуд – это понятие широкое. Если вы имеете в виду мэйджор-студии, как Fox, Universal, Sony или Дисней, то я не думаю, что «Вино для одуванчиков» их заинтересует. История Бредбери очень персональная, очень интимная, она скорее для независимой кинокомпании.

– У вас в некоторых работах снимался Эрик Робертс. Планируете ли вы его привлечь к этому проекту?

– К этому проекту – нет. Но у нас есть другой сценарий. Действие происходит на калифорнийской ферме. Девочка-сирота спасает бракованное страусиное яйцо, а затем выращивает из него великолепного страуса. В этом фильме, предназначенном для семейной аудитории, одну из главных ролей я планирую для Эрика. Я его очень ценю, он замечательный актер. Его часто снимают в ролях обаятельного подлеца, но мне кажется, он до конца еще не раскрыт, в нем заложено много положительных черт.

– У вас в США такие обширные возможности привлечения известных актеров?

– И здесь тоже. Мне везло, я работал в России с такими замечательными артистами, как Иннокентий Смоктуновский, Борис Андреев, Олег Ефремов, Николай Гриценко, Донатас Банионис, Марина Неелова, Елена Соловей, Вера Глаголева и многими другими.

– Вы как режиссер тяготеете к лирическим картинам?

– Я по натуре лирик, и это в какой-то степени связано с романтическими ролями, которые я играл.

– Положительные роли накладывали на вас отпечаток или вы сами по себе такой?

– Образы, которые я играл, каким-то неведомым образом сомкнулись с моим собственным характером. Когда я смотрю фильм «Влюбленные», я вижу на экране не постороннего человека Родина, а вижу себя, свою юность. Нас с Родиным трудно разделить, так же как с Сашей Белобровым в «Торпедоносцах» или с Потоцким в «Рабе любви». Возможно, поэтому у зрителей всегда было ко мне хорошее отношение. В свое время мы с Наташей создали Фонд дружбы, который помогал российским детям с врожденными пороками сердца. Мы спасли более 200 детских жизней, и в этом мне отчасти помогли положительные образы, которые я создавал на экране.

– А сейчас ваш фонд функционирует?

– Функционирует, но поездки американских врачей-светил в Россию немного притормозились в связи с возникшей шероховатостью в отношениях между странами. Хотя благородные намерения врачей остаются прежними. Сейчас мы нацеливаем наши действия на обмен опытом по интернет-связи – скажем, с Центром сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. У нас сложились добрые отношения с директором центра, академиком Лео Бокерия.

– Планируете ли вы привлечь к работе в своих будущих фильмах дочь Анну? Она ведь сейчас и в драматическом театре играет.

– Я очень рад за Анюту, она и балерина замечательная (я видел ее сольные партии в Большом театре), и драматическая актриса превосходная. Это, однако, не значит, что она годится на любую роль. Если она будет соответствовать образу – я ее, конечно, приглашу, не подойдет, что ж...

– Не приглашал ли вас в свои последние работы Михалков?

– У нас с Никитой Сергеевичем сохранились замечательные отношения, еще со времен «Рабы любви». Он прочитал мой сценарий о маме и дал дельные советы. Пригласит ли он меня как актера в свой очередной фильм – вопрос не ко мне. Если я понадоблюсь, я знаю, он меня найдет.

Справка «НИ»

Родион НАХАПЕТОВ – советский, российский и американский актер, режиссер и сценарист. Родился 21 января 1944 года в городе Пятихатки Днепропетровской области. В 1960 году Нахапетов отправился в Москву поступать на актерский факультет ВГИКа. Попал на курс кинорежиссера Юлия Райзмана. Начал сниматься, будучи студентом третьего курса. Его дебютом стала роль инженера Гены в фильме Василия Шукшина «Живет такой парень». Самым важным актерским экзаменом тех лет Нахапетов считает работу над образом молодого Ленина в дилогии Марка Донского «Сердце матери» и «Верность матери». Несмотря на успехи в актерской деятельности (большую известность Нахапетову принесла роль оператора Потоцкого в фильме Никиты Михалкова «Раба любви»), Родион решил заняться режиссурой и поступил на курс к Игорю Таланкину. Защитив диплом кинорежиссера, Нахапетов снял на «Мосфильме» свой первый художественный фильм «С тобой и без тебя» (1973 год), где главные роли сыграли Марина Неелова и Юозас Будрайтис. Среди режиссерских работ Нахапетова особое место занимает фильм «Не стреляйте в белых лебедей» по повести Бориса Васильева. Долгие годы (с 1974 по 1988 год) продолжался творческий и семейный союз Родиона Нахапетова и актрисы Веры Глаголевой. В 1988 году Нахапетова приглашают в Лос-Анджелес для участия в кампании, связанной с прокатом фильма «На исходе ночи». В США Родион Нахапетов познакомился с Наташей Шляпникофф, работавшей в Ассоциации независимого телевидения, и вскоре они поженились. Позднее в качестве режиссера-постановщика Нахапетов снял в России комедию «Моя большая армянская свадьба» с участием армянских и российских звезд, а также психологический триллер «Заражение». Несколько созданных им фильмов вышли в США: «Пограничный блюз», «Трилогия убийства», «Кровь успеха», «Московские дни».
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter